В прокат выходит новый фильм Мартина Скорсезе — драма о двух католических священниках, отправившихся в Японию, чтобы найти своего учителя и распространить христианство. В Стране восходящего солнца христиан беспощадно пытают, а миссионеры под давлением отказываются от веры. The Village разобрался, из чего состоит одна из главных премьер зимы и самый трудно давшийся Скорсезе фильм.

«Молчание»

Silence


Режиссер: Мартин Скорсезе

В ролях: Эндрю Гарфилд, Адам Драйвер, Лиам Нисон, Киран Хайндс, Таданобу Асано, Синья Цукамото

Сценарий: Джей Кокс, Мартин Скорсезе

Оператор: Родриго Прието

Роман Сюсаку Эндо

«Молчание» поставлено по одноименному роману 60-х японского автора Сюсаку Эндо — сразу после публикации книгу назвали современным шедевром и впечатляющим тиражом выпустили во всему миру и мгновенно перевели. Скорсезе прочитал «Молчание» на пути в Японию, он ехал на съемки в фильме Акиры Куросавы, японского патриарха и давнего кумира: сложно в это поверить, но Куросава заготовил для Скорсезе роль Винсента Ван Гога в позднем фильме «Сны».

Книга Эндо — описание событий ХVII века, частично роман в письмах, частично дневник вымышленного главного героя, португальского иезуита Себастьяна Родригеша, приехавшего с католической миссией в Японию в пору агрессивного неприятия иноверцев.

Писатель Сюсаку Эндо, крещеный в 11 лет и изучавший литературу в Лионском университете, — неочевидный голос японской литературы, размышляющий о том, как христианство сталкивается с буддизмом, а религия становится испытанием для миссионеров и неминуемо переплетается с политикой. Книга уже была экранизирована дважды: японским режиссером Синодой в 1971 году и португальцем Жуаном Мариу Грилу в середине 90-х под названием «Глаза Азии».

Опус магнум в фильмографии Скорсезе

Приступить к съемкам «Молчания» Скорсезе собирался сразу по возвращении из Японии, купив права на экранизацию, но «Последнее искушение Христа» и так поставило карьеру режиссера под удар. На вторую религиозную картину ему денег не давали, и спустя почти 30 лет необходимая сумма собралась с трудом, по поводу чего печалится большинство критиков. Ведь если Скорсезе надо искать финансирование десятилетиями, что же делать остальным режиссерам? 

Отучившийся в духовной семинарии с воодушевленным отношением к религии, Скорсезе, бывший в детстве алтарным мальчиком, собирался заниматься богословием, но его для нас похитило кино. Мы уже рассказывали, какое место в фильмографии Скорсезе занимает религия. Соединение веры, жестокости и отчаянных мытарств свойственно нескольким вечным героям, придуманным им, и уже давно стало частью фирменного стиля.

«Молчание» подтверждает, что режиссер в отличной форме и принципиален до предела: фильм длится почти три часа, построен на скупых диалогах и повторениях, а события и люди тонут в зелени азиатских джунглей под лучами огромного и всегда побеждающего солнца. 

Эндрю Гарфилд

Это совершенно неочевидно из трейлера, но «Молчание» почти на две трети — это соло-выступление актера Эндрю Гарфилда, почти в полной тишине или под шорох листвы. Его главный герой — Себастьян, иезуитский миссионер из Португалии — отправляется на поиски своего духовного учителя: по сообщению из Японии, тот предал веру и стал жить мирской жизнью с новой женой. Миссионеру необходимо найти учителя, спасти паству от экзекуций и вернуться на родину, но уже в начале путешествия его настигает вопрос о собственных мотивах религиозной карьеры.

Гарфилд в интервью рассказывает, что ему бы и десяти лет не хватило для подготовки к этой роли: весь год перед съемками он читал о христианстве, миссионерах и Японии, прорабатывая своего персонажа.

Несколькими месяцами ранее вышел другой эпик с Эндрю Гарфилдом о вере и силе убеждений, где актер неожиданно и очень сильно выступил в роли военного героя — пацифиста. «По соображениям совести» Мела Гибсона — мощная экранизация биографии одного из ветеранов Второй мировой. Гарфилд играет набожного солдата, отказывающегося взяться за оружие, несмотря на унижение в армии, и выбравшего карьеру военного врача. Это та редкая работа, которую действительно надо видеть.

Другая замечательная роль Гарфилда, давняя — в «Социальной сети» Дэвида Финчера: там Гарфилд играет обманутого и разочарованного друга Марка Цукерберга, который принимает решение выйти из управления Facebook.

Япония ХVII века

Выбор времени действия в романе «Молчание» неслучаен: после столетия очарованности христианством японцы начинают оберегать свою идентичность и осознают, как миссии используются западными странами и католической церковью для распространения влияния на территорию. Первая христианская проповедь прозвучала в Японии в середине ХVI века, и миссионером был также иезуит, но из Франции, а не из Португалии.

Многие богатые и знатные местные, занятые в торговле японцы крестили своих подданных, чтобы завоевать расположение у Запада: уже спустя сто лет сотни тысяч людей были крещены на обоих японских островах. В «Молчании» есть несколько бесед главного героя с японскими властителями, в которых те не скрывают своих опасений и мотивов: зная об опыте разорения и эксплуатации других колоний, меньше всего Япония хочет быть покоренной и завоеванной. ХVII век стал веком жестокого искоренения христианства в масштабах всей страны, где практикующих христианские ритуалы истребляли и запугивали, навязывая буддистскую веру.

За сто лет в Японии были убиты около 4 тысяч христиан, а все герои «Молчания» живут в оцепенении от показательной казни 26 мучеников в Нагасаки: их распяли на холме, как и Иисуса Христа. Что идет пунктиром в фильме, но бросается в глаза в романе: миссионеры действительно не уделяли пристального внимания местной культуре, плохо владели языком и очень мало понимали потребности людей, которым проповедовали. Кстати, сами съемки «Молчания» проходили не в Японии, а на Тайване и в Новой Зеландии.

 Оператор Родриго Прието

Единственная номинация «Молчания» на «Оскар» в этом году — взвешенная и выдающаяся операторская работа известного латиноамериканского мастера, работавшего с Иньярриту, Альмодоваром, Энгом Ли и Скорсезе на «Волке с Уолл-стрит» и первой серии «Винила». Театральная роскошь «Фриды», выверенные и цветистые сцены «Разомкнутых объятий», парный портрет на фоне американской природы в «Горбатой горе» и визуальный саспенс «Арго» — заслуга Прието. В его фильмографии есть и не только фильмы: если ваше сердце замирает от Ланы Дель Рей, плавающей с крокодилом в черно-белом бассейне, это тоже из-за Прието. 

Миссионеры

Самому известному фильму о миссионерах на далекой земле в этом году исполнится 30 лет. «Миссия» об иезуитском вторжении в Южную Америку в ХIХ веке с Робертом Де Ниро (постоянным актером Скорсезе) и Джереми Айронсом тоже рассказывает о двух участниках одного рискованного путешествия. Испанский иезуит отец Габриэль отправляется в Парагвай — место, где только что распяли католического священника. Его случайный спутник — рабовладелец и человек оружия, убивший из-за ревности.

Миссия попадает в эпицентр конфликта между католическими орденами, метрополиями и местными, чья жизнь почти никем не воспринимается как нечто ценное — покаяние под музыку Эннио Морриконе получил приз в Каннах и «Оскар» за операторскую работу. Другой фильм об иезуитской миссии, который приходит в голову в сравнении с «Молчанием», — «Черная сутана» о священнике, собирающемся крестить северных индейцев в Канаде, но не готовом к испытаниям настоящей северной зимы.

Судьба священника

Внутренние монологи отца Себастьяна в «Молчании» — наследие дневниковой природы первоисточника, но его вопросы к себе о вере, самопожертвовании и самолюбии перекликаются с несколькими классическими фильмами о служении людям. Вечной классикой в жанре будет один из базовых французских фильмов «Дневник сельского священника» Робера Брессона, в котором главный герой, приехавший в аграрную глушь, сталкивается с грубостью, пороками и одиночеством и сомневается в своем предназначении.

«Леон Морен, священник» Жан-Пьера Мельвиля с Жан-Полем Бельмондо — о молодом священнике во времена нацистской оккупации, обсуждающем с прихожанкой вопросы сопротивления, воли и покорности, самые болезненные для Франции начала 60-х. История провинциального священника скромных амбиций разыгрывается в феноменальной драме «Под солнцем Сатаны» Мориса Пиалы, где святой отец в исполнении Жерара Депардье одновременно подвергается искушению и становится чудотворцем.

И само собой, нельзя не вспомнить об одном из главных священников в современном кино — герое «Голгофы» Джона Майкла Макдоны. Ему угрожает один из прихожан, пострадавший в детстве от домогательств плохого священника, и за неделю до назначенного дня смерти пастору нужно закончить все мирские дела и выяснить отношения с богом перед скорой встречей.

Акира Куросава

Один из главных людей в кино ХХ века, который повлиял на Скорсезе и большинство больших режиссеров его поколения. Вместе с Бергманом, неореалистами и французской «новой волной» послевоенное японское кино заполонило кинотеатры крупных американских городов в 50-е и 60-е. В том, как Скорсезе обходится с кровью, потом и болью в «Молчании», чувствуются все впитанные им фильмы Куросавы: помимо коллаборации, о которой была речь выше, Скорсезе неоднократно пытался перенести на американскую почву известную драму Куросавы «Рай и ад».

Сейчас смотреть Куросаву многим трудно, и это объяснимо, поэтому не помешают надежные проводники. Первый — французский документалист Крис Маркер, рассказывающий в фильме «A. K.» о режиссерском методе одного из любимых авторов. Второй — «Куросава. Последний император» о влиянии режиссера на его последователей второй половины ХХ века: там будут интервью Бертолуччи, Копполы, Верховена и Ву. 


фотографии: «Централ Партнершип»