Книга недели: Дик Свааб «Мы — это наш мозг. От матки до Альцгеймера». Изображение № 1.

Дик Свааб

«Мы — это наш мозг.
От матки до Альцгеймера»

СПб.: Издательство Ивана Лимбаха, 2013

Книга голландского профессора, главы Нидерландского института мозга, выходит на русском языке более чем вовремя. Эти исследования почти тридцатилетней давности пригодятся нам сегодня, чтобы разрешить жаркий и совсем не научный спор. В главе, посвящённой мозгу и сексуальности, Свааб безапелляционно утверждает: нет ни одного доказательства, что среда способна оказать влияние на человеческую сексуальность. Иными словами, гомосексуальность или трансгендерность зависят только от генов и — сюрприз — пребывания в утробе матери. Гомосексуалами не становятся, ими рождаются. И, родившись, умирают, потому что точно так же никто не становится гетеросексуальным.

Применительно к аттракциону новых российских законов, исследования Свааба означают полную бессмысленность любого разговора о «пропаганде». Наука не знает примеров гомосексуалов «излечившихся», хотя из проделанного с ними можно составить экспозицию немаленькой пыточной камеры, вплоть до операций на мозге и пересадки яичек. Мужчина останется гетеросексуальным, если всё детство наряжать его в женские платья и заставлять играть с куклами (вспомним случай Хемингуэя), но может вырасти геем в идеально мужском окружении, если мать во время беременности курила или позволяла себе пропустить стаканчик, даёт понять Свааб. Ни концерт условной Леди Гаги, ни чтение условного Жана Жене не способны изменить нашу сексуальную ориентацию. Зато вероятность гомосексуальности возрастает с числом уже родившихся братьев: это защитная реакция организма матери на выделяемые плодом маскулинные вещества. В гомосексуальных парах зачастую вырастают абсолютно гетеросексуальные дети. Среда — нет, гены — да, и вариантов не дано.


 

Группа гомосексуальных мужчин чуть не с религиозным пафосом объявила, что вообще все мужчины гомосексуальны 

 

В Голландии, где об исследованиях профессора Свааба стало известно в конце 80-х, разыгралась настоящая буря. Только немножко не с той стороны, с которой мы могли бы себе представить: доктора Свааба обзывали доктором Менгеле, ему поступали звонки и приходили открытки с почти анекдотическими угрозами, был даже отправлен запрос в парламент по поводу этичности его исследований, потому что гомосексуальные мужчины Голландии очень обиделись, что их лишили права выбора:

«Группа гомосексуальных мужчин чуть не с религиозным пафосом объявила, что вообще все мужчины гомосексуальны, но только часть из них решается сделать свой выбор. Они назвали этот выбор политическим. Я ответил, что не могу усмотреть здесь никакого политического выбора и что выбор относительно нашей сексуальной ориентации делается во время пребывания в матке. Как бы то ни было, немалая часть их разозлилась до крайности, и в течение трёх недель в прессе появились сотни статей. Нидерландскую ассоциацию за интеграцию гомосексуальности (COC) „потрясло это исследование“».

Свааб, к слову, написал книгу вовсе не для того, чтобы защитить права геев или тем более оскорбить их. Описывая человеческий мозг и его развитие от зародыша до смерти, он по всей науке отвечает на очень старый вопрос, которым задавались ещё французские просветители: насколько человека определяет среда, а насколько он рождается уже готовеньким. Если верить Сваабу, ничто уже не способно так глубоко повлиять на нас, как пребывание в материнской утробе. Так, стрессовый гормон кортизол оказывает влияние на сексуальное развитие, а курение матери и недостаточное питание во время беременности вызывают повышенную агрессивность и синдром дефицита внимания. Последние наблюдаются у половины подростков-преступников.


 

По поводу смысла нашего бытия Свааб призывает не обольщаться: жизнь случайно возникла и эволюционировала и не имеет цели

 

Глава за главой Свааб объясняет, почему не имеет никакого смысла верить в Бога, заниматься спортом (это только зря изнашивает тело), принимать наркотики. Надо лишь беречь и тренировать мозг. Продолжительность (как, кажется, и качество) жизни определяется для него двумя факторами: обменом веществ и развитием головного мозга. По поводу смысла нашего бытия Свааб призывает не обольщаться: «Жизнь случайно возникла и эволюционировала и не имеет никакой цели». Как и для всякого учёного, утешением для него в этой окружающей бессмыслице становится наука, и он защищает её с заразительной страстью, хотя бы ради которой и стоит читать его книгу.

 

Текст Лиза Биргер