Роберт М. Эдсел
«Охотники за сокровищами». Изображение № 1.

Перевод с английского Елизаветы Биргер

Издательство «Синдбад», 2014

 

 Во время Второй мировой войны в союзнической армии был создан особый отряд искусствоведов, чтобы охранять культурные памятники и произведения искусства от неизбежных разрушений. Изначально главной задачей Отдела памятников, изящных искусств и архивов было сохранение архитектурного наследия — его немногочисленные солдаты высаживались в Нормандии с готовым списком из 200 с небольшим объектов. На месте оказалось, что охраны и спасения требуют первым делом художественные шедевры. Нацисты вдоволь награбили в Европе, растащив первым делом частные коллекции знаменитых собирателей. С приближением союзников все эти шедевры были припрятаны в замках и подземных шахтах. Целью Отдела памятников стало найти украденные произведения искусства и вернуть законным владельцам. Звучит романтичнее «Индианы Джонса», но на деле всё было довольно буднично: основная работа хранителей памятников, как их прозвали в армии, сводилась к допросам бывших нацистских чиновников, а затем упаковке и каталогизации найденного. И всё же, не будь их, гораздо больше предметов мирового искусства могло бы навсегда погибнуть в той войне.

 

В фильме «Охотники
за сокровищами» абсолютно оскорбительно изображены
русскиемрачные недоумки, действующие исключительно по принципу «Грабь награбленное!»

 

Долгие годы о хранителях памятников никто не вспоминал. Роберт М. Эдсел впервые задумался о них в 90-х, любуясь красотами Флоренции — кому сказать спасибо за то, что она вообще сохранилась? Архивы принесли ему фантастическую историю о забытых героях Второй мировой войны. Забавно, что итальянский отряд хранителей в его книгу не влез — пришлось писать продолжение. Повествование ведётся на редкость неторопливо: такое медленное пережёвывание дней, с подробностями, с какими-то мелкими деталями и даже повторением нескольких сцен — так, разъярённая толпа здесь аж трижды штурмует Лувр в поисках коллаборационистов. Активные действия хранителей в Европе заняли чуть меньше года — от высадки в Нормандии в июне 1944-го и до конца войны. Там, где не хватает экшена, Эдсел (к слову, его соавтором был писатель Брет Уиттер, профессиональный помощник начинающих авторов, под их прикрытием сварганивший шесть бестселлеров, в их числе «Дьюи, кот из библиотеки, который потряс весь мир») добирает героями — каждый из без малого дюжины основных персонажей заслуживает отдельной книги, со своими потерями, неожиданными находками, нелепостями и смертями.

Казалось бы, именно поэтому за экранизацию книги взялся Джордж Клуни — тем более, что один из главных персонажей, гуру американской реставрации, щеголеватый и безупречный Джордж Стаут, как будто был написан специально под него. Однако Клуни облажался или же перестарался, сняв какую-то несъедобную клюкву вместо экшена, и в качестве работы над ошибками приходится возвращаться к источнику.

 

О Восточном фронте Эдсел
вообще пишет с редкой для американца осторожностью,
не забывая, кто на самом деле выиграл войну

 

Своим фильмом Клуни вообще переобижал кучу народа. Оскорбились британцы — в фильм попал только один англичанин (на деле их была ровно половина изначальной дюжины), и тот карикатурно позаимствованный из «Аббатства Даунтон». Обиделись французы — прежде всего на требование Клуни вернуть «Мону Лизу» Италии. Что до русских, то они представлены в фильме в таком неприглядном свете, что задело даже не самого лихого на запреты бывшего министра культуры Швыдкого: «В фильме „Охотники за сокровищами“ абсолютно оскорбительно изображены русские — мрачные недоумки, действующие исключительно по принципу „Грабь награбленное!“»

Последнее, кстати, не совсем в духе книги — о Восточном фронте Эдсел вообще пишет с редкой для американца осторожностью, не забывая, кто на самом деле выиграл войну, и даже оправдывая стремление Сталина компенсировать потери советского народа добычей трофейных бригад. Главная ошибка Клуни в другом: он так стремился напихать в своё кино как можно больше Мэттов Деймонов, что поступился ради них исторической правдой и вместо реальных героев в фильм пролезли их безликие голливудские копии. В то время как подлинность — это лучшее, что есть в самой книге.

Трагическая шутка оказывается в том, что весь свой документальный роман Эдсел пишет в духе «Имя твоё забыто, подвиг твой бессмертен», воспевая героев, о существовании которых мы даже не подозревали, — а Клуни разом отменяет все его достижения, превращая совершенно правдивого Джорджа Стаута в какого-то непонятного Френка Стоукса. И так происходит с каждым. Невысокий коренастый Джеймс Роример, который на самом деле спас сокровища французских частных коллекций, а затем сделался директором музея Метрополитен в Нью-Йорке, чуть не стал Дэниелом Крейгом, и только из-за несовпадений в расписании что-то отдалённо на него похожее играет обаяшка Мэтт Деймон. Многие и вовсе убыли из рассказа — больше всего жаль нью-йоркского еврея и гомосексуала Линкольна Керстайна, одну из ярчайших фигур богемы того времени, основавшего вместе с Джорджем Баланчиным его знаменитый балет. А ведь именно он был одним из первых Хранителей, обнаруживших микеланджеловскую «Мадонну Брюгге». Самый же очевидный пример жестокой подмены — это героиня французского Сопротивления Роза Валлан, которой только собственная неприметность помогла остаться в живых, шпионя за нацистами всё время оккупации Франции. У заменившей её Кейт Бланшетт такой фокус бы точно не прошёл.

 И напоследок — для тех, кто слишком переживает из-за роли русских во всей этой истории, почти одновременно с книгой вышел роман Елены Костюкович «Цвингер». Не каждый сможет продраться через его высокий слог, но вознаграждением читателю станет история спасения Дрезденской галереи. Пусть она и упоминается здесь вскользь, но и этого достаточно, чтобы напомнить, что русские не всегда были такими уж мародёрами. Уравновесить, так сказать, весы исторической справедливости.

Текст Елизавета Биргер