В издательстве «Манн, Иванов и Фербер» вышла книга «Зависимый мозг» нейробиолога и психиатра Жадсона Брюера, который многие годы работал с людьми, страдающими от разного рода зависимостей. Он рассказывает о механизмах возникновения таких зависимостей, а также о том, к чему люди могут испытывать болезненную тягу. The Village публикует главу о привязанности к социальным сетям.

Фото в музее

В декабре 2014 года мы с женой прилетели в Париж, где у меня было запланировано выступление о методе внимательности. Это был наш первый визит в «город огней», поэтому мы поступили, как большинство туристов, — отправились в Лувр. Мы быстро прошлись по узким улочкам, а затем перешли под арками во внутренний двор, где и располагается известный по многим изображениям вход в музей. Там мы увидели множество людей, которые не спеша прогуливались, ели и делали фотографии. По-настоящему примечательной и трагичной мне показалась фигура стоящего чуть поодаль немного ссутулившегося молодого человека в куртке с капюшоном. Он был парнем одной из девушек, однако стоял рядом отчужденный и безучастный, потому что ему нашли замену в виде складной алюминиевой палки в два фута длиной. Потерянное выражение, которое я заметил на его лице, отражало ощущение, что он «морально устарел».

В 2012 году термин «селфи» вошел в первую десятку самых модных слов по версии журнала Time. В 2014 году этот же журнал назвал селфи-палку одним из 25 лучших изобретений года. А первые фотографические автопортреты появились еще в середине 1800-х годов. Почему же мы так помешаны на фотографировании самих себя?

Поиск себя в селфи

Рассмотрим двух женщин в Лувре в качестве примера и попробуем представить себе диалог, происходящий в голове одной из них.

Женщина (думает про себя): О боже! Я в Лувре!
Разум женщины (шепчет): Ну же, не стой как вкопанная! Сделай фото. Нет, подожди! Сфотографируйся со своей лучшей подругой. Стоп. Я придумала! Сделай фото и выложи в фейсбук!
Женщина: Отличная идея!

Даниэла (давайте назовем ее так) делает фото, затем убирает телефон и заходит в музей, чтобы осмотреть экспонаты. Не проходит и десяти минут, как она чувствует острое желание проверить свою страничку. Пока друзья не видят, она тайком заходит в соцсеть, чтобы узнать, лайкнул ли кто-нибудь ее фотографию. Возможно, она ощущает некоторое чувство вины, поэтому сразу же убирает телефон, пока ее друзья этого не заметили. Спустя несколько минут у нее снова появляется сильное желание заглянуть в телефон. А потом опять и опять. Она проводит остаток дня, блуждая по Лувру, и куда же она при этом смотрит? Не на всемирно известные арт-объекты, а в свою ленту в фейсбуке, отслеживая, сколько лайков и комментов получило ее фото.

Этот сценарий может показаться безумным, но такие истории случаются ежедневно. И теперь мы, возможно, понимаем почему. Триггер. — Поведение. — Вознаграждение. Поскольку данная схема лежит в основе этой книги, я часто возвращаюсь к ее элементам, имеющим критическое значение для выработки определенного типа поведения в результате обучения. Вместе взятые, они формируют поведение всех представителей царства животных, начиная от существ с наиболее примитивной нервной системой и заканчивая людьми, страдающими от зависимостей (не важно, от кокаина или от фейсбука), и даже общественными движениями.

Можно представить обучение на основе вознаграждения в виде шкалы, на которой отражены его различные варианты — от мягких, безобидных форм до самых тяжелых случаев. Обучение простым привычкам, таким, например, как завязывание шнурков в детстве, приносит нам вознаграждение в виде похвалы от родителей или отсутствия разочарования из-за того, что мы не можем сделать это самостоятельно. На противоположном конце шкалы находится одержимость людей своими телефонами до такой степени, что они пишут сообщения, находясь за рулем автомобиля (что на сегодняшний день представляет собой не менее серьезную угрозу, чем вождение в пьяном виде). Это также результат постоянного закрепления данной зависимости. Посередине располагается множество других вещей, начиная от привычки витать в облаках и жевать жвачку, заканчивая погружением в состояние стресса.

У каждого из нас есть «кнопки», нажатие на которые вызывает стресс. В значительной степени их действие зависит от того, как мы в результате обучения на основе вознаграждения научились (или не научились) справляться с жизненными трудностями. Похоже, что степень влияния этих стрессогенных факторов на нашу жизнь и жизнь окружающих определяет место привычек на шкале, один конец которой занимают наши зависимости — продолжение использования чего-либо, несмотря на неблагоприятные последствия. Завязывать шнурки — это хорошая привычка. Писать сообщения за рулем — плохая.

Мы, как и другие живые организмы, учимся совершать те действия, которые приводят к положительным последствиям, и избегать тех, что приводят к отрицательным. Чем более определенно действие привязано к вознаграждению, тем чаще оно подкрепляется. Даниэла, наша посетительница Лувра, не осознает, что попалась в старейшую ловушку в эволюции. Каждый раз, когда она испытывает острое желание выложить еще одну фотографию на своей страничке в фейсбуке (триггер), загружает ее (поведение) и получает целую кучу лайков (вознаграждение), она надежно закрепляет этот процесс. Осознанно или неосознанно, она усугубляет свое поведение. Вместо того чтобы впитывать богатую историю Лувра, Даниэла бродит туда-сюда, спотыкаясь, словно пьяная, и думая, где бы сделать очередное классное фото.

Как мы привыкаем к соцсетям

В чем заключается проблема? Происходит тот же процесс обучения, только с другим триггером: девушка имеет дело с отрицательным подкреплением. Скоро она поймет, что размещение фотографий в соцсетях не только поднимает ей настроение, но и помогает забыть о неприятных ощущениях (например, о грусти) — по крайней мере временно. Чем чаще она это делает, тем сильнее закрепляется поведение, пока оно не станет автоматическим, привычным — и в конце концов не перейдет в зависимость.

Хотя такой сценарий может показаться упрощенным, однако все это происходит в наши дни. В результате постоянных социальных и технологических прорывов появляются предпосылки для чрезмерного использования интернета и в итоге развития зависимости от него. Во-первых, социальные сайты, такие как YouTube, Facebook и Instagram, снижают барьеры почти до нуля, позволяя нам в любое время делиться информацией о том, что с нами происходит. Сделайте фотографию, нажмите «загрузить» — и готово. Во-вторых, социальные сети — идеальные площадки для сплетен, что само по себе приносит удовлетворение. В-третьих, социальное взаимодействие в интернете часто асинхронно (коммуникация происходит не одновременно), что позволяет осуществлять выборочную и стратегическую коммуникации. Чтобы увеличить вероятность получения как можно большего числа лайков, мы переделываем и переснимаем множество фотографий, прежде чем разместить в Сети комментарий или изображение.

Добавьте ко всему этому неопределенность из-за незнания того, когда кто-нибудь прокомментирует твое фото и прокомментирует ли вообще. В бихевиористской психологии такая неопределенность, порождаемая вопросом «сделают они это или не сделают», считается характерной чертой периодического подкрепления — получения вознаграждения лишь тогда, когда имеет место ожидаемое поведение.

Неудивительно, что такой тип подкрепления используют казино Лас-Вегаса в своих игровых автоматах. Игрок получает деньги при выпадении определенной комбинации, что, как кажется, происходит случайно, но достаточно часто, чтобы мотивировать продолжать игру. Смешав все эти ингредиенты, Facebook получил беспроигрышный рецепт или, по крайней мере, позволяющий «подсадить нас на крючок». Иначе говоря, «клей» периодического подкрепления заставляет нас «прилипнуть», то есть вызывает зависимость.

В чем опасность фейсбук-зависимости

Насколько же крепко мы все влипли? Все большее число исследователей приводят любопытные данные. Розелин Ли-Уон и ее коллеги, проводившие эксперимент под названием «Подсевшие на фейсбук», утверждают, что потребность в самопрезентации — формировании и поддержании позитивного образа себя в глазах окружающих — «центральная в понимании проблематики использования социальных сетей». Ученые показали, что необходимость социального одобрения коррелирует с чрезмерным и бесконтрольным использованием фейсбука, особенно у людей, которые считают, что им недостает коммуникабельности.

Когда мы ощущаем беспокойство, скуку или одиночество, то делаем новый пост в соцсети, своеобразный призыв к друзьям, которые отвечают, лайкая наш пост или оставляя короткий комментарий. Эта обратная связь успокаивает нас, показывая, что мы не оторваны от окружающего мира и нам уделяют внимание. Иными словами, мы выходим в интернет или размещаем что-нибудь на своей странице в соцсети, чтобы получить вознаграждение в виде ощущения собственной значимости. Уверившись в этом, мы закрепляем привычку, чувство одиночества уходит, и мы ощущаем единение с окружающими. Мы приучаемся прибегать к этому источнику снова и снова.

Что же происходит, когда люди «подсаживаются» на фейсбук, чтобы улучшить свое самоощущение? Зак Ли и его коллеги задались этим вопросом в 2012 году. Они решили проверить, может ли использование соцсети с целью поднятия настроения объяснить ее бесконтрольное использование (то есть синдром зависимости от нее). Иными словами, действительно ли люди попадают в капкан, постоянно проверяя свою ленту на фейсбуке, чтобы улучшить эмоциональное состояние, подобно тому как кокаиновый наркоман стремится к состоянию эйфории?

Мои пациенты, употребляющие кокаин, не слишком хорошо себя чувствуют во время кокаиновых «марафонов», а уж после этого их самочувствие определенно становится еще хуже. Аналогичным образом, как обнаружила научно-исследовательская группа Ли, существует корреляция между социальным взаимодействием в интернете с недостаточной способностью к регулированию своего настроения и отрицательными последствиями. Такими последствиями, как правило, становятся ослабление ощущения собственной значимости и отдаление от общества.

Позвольте мне акцентировать на этом внимание: социальное взаимодействие в Сети усиливало изоляцию от общества. Люди одержимо стремились в фейсбук, чтобы им стало лучше, но после этого чувствовали себя еще хуже. Почему? Точно так же, как в случае с привычкой есть шоколад, когда нам грустно, «зависание» в соцсетях не решает основную проблему, которая и вызывает у нас чувство грусти. Мы просто научились ассоциировать шоколад или фейсбук с улучшением самочувствия. И вот что еще хуже: то, что может приносить удовлетворение кому-то, кто выкладывает в Сеть свои лучшие и самые свежие фотографии и размещает лаконичные комментарии, может вызывать грусть у других людей.

В ходе исследования под названием «Лицезрение успехов окружающих выводит из равновесия: как использование фейсбука связано с симптомами депрессии» Мэй-Ли Стирс и ее коллеги обнаружили свидетельства того, что пользователи фейсбука ощущают депрессию, сравнивая себя с другими. Это и понятно. Несмотря на асинхронность коммуникации в фейсбуке, которая позволяет нам выборочно выкладывать самые удачные изображения, мы видим, как другие приукрашивают свою жизнь. Их идеально отретушированные «естественные» снимки, фото шикарного отдыха пробуждают в нас недовольство собственной жизнью. Оно становится особенно мучительным, когда мы отводим взгляд от экрана монитора, «натыкаемся» на глухие офисные перегородки и вспоминаем сегодняшнюю выволочку, полученную от начальника. Мы думаем: «Я хочу такую жизнь, как у них!» Подобно тому как мы до упора жмем на педаль газа, когда машина застряла в снегу (и от этого она только увязает еще больше), мы «буксуем» в петле привычки, повторяя то же поведение, что в прошлом принесло нам вознаграждение, и не понимая, что это только усугубляет проблему. В этом нет нашей вины — так устроен мозг.

Обманчивое счастье

Механизм формирования привычек, описанный в этой главе, в той или иной форме общий для всех нас. И не важно, увлекаемся ли мы кокаином, сигаретами, шоколадом, слишком частой проверкой электронной почты или своей страницы в фейсбуке либо имеем еще какие-нибудь приобретенные с годами причуды. Теперь, когда мы лучше понимаем, что такое привычка, как она формируется и почему этот процесс может доходить до автоматизма и повторяться бесконечно (посредством положительного и отрицательного подкрепления), мы способны по-иному взглянуть на свою жизнь и увидеть тот порочный круг, в который заводят нас привычки.

Какие «рычаги» мы нажимаем, чтобы получить вознаграждение? Как говорится в одной старой шутке (или афоризме) о зависимости, первый шаг к работе над проблемой — это признание ее существования. Это не значит, что каждая наша привычка — зависимость. Нам лишь необходимо разобраться в том, какие из них вызывают описанное ранее чувство душевного дискомфорта, а какие нет. Завязывание шнурков, как правило, не вызывает стресса. А вот порыв выложить в Сеть селфи в разгар собственной свадебной церемонии — уже более серьезная причина для беспокойства.

Оставив эти две крайности в стороне, рассмотрим, как в действительности мы ощущаем счастье. В книге «В этой самой жизни» (In This Very Life) Саядо У Пандита написал: «В своей погоне за счастьем люди путают приятное возбуждение разума с настоящим счастьем». Мы чувствуем радостное волнение, когда слышим хорошие новости, начинаем новые романтические отношения или катаемся на американских горках. На каком-то этапе человеческой истории мы приучились считать, что чувство, которое мы испытываем в момент выброса в мозг дофамина, и есть счастье. Не забывайте, что такая установка выработалась у людей, чтобы они могли вспомнить, где можно найти еду, а не для того чтобы у них возникало чувство удовлетворения. Конечно, определить, что такое счастье, — сложная задача, и само это понятие является очень субъективным. Научные определения счастья противоречивы и являются предметом жарких споров. Эта эмоция, похоже, не очень-то вписывается в алгоритм обучения по принципу «выживает сильнейший». Но и ожидание вознаграждения нельзя назвать счастьем.

А что если мы заблуждаемся относительно причин нашего стресса? Нас со всех сторон бомбардируют рекламой, внушающей, что мы несчастливы, но можем стать счастливыми, стоит только купить этот автомобиль, или эти часы, или сделать пластическую операцию, чтобы наши селфи всегда получались превосходными. Если мы находимся в состоянии стресса и видим рекламу одежды (триггер), идем в торговый центр и покупаем ее (поведение), а затем приходим домой, смотримся в зеркало и чувствуем себя немного лучше (вознаграждение), то мы, скорее всего, приучим себя повторять этот цикл до бесконечности.

Что же на самом деле мы ощущаем, когда получаем вознаграждение? Как долго длится это чувство? Помогает ли оно решить проблему, изначально вызвавшую у нас чувство дискомфорта, и делает ли нас счастливее? Мои кокаинозависимые пациенты так описывают свои ощущения под кайфом: «нервозность», «беспокойство», «волнение» и даже «паранойя». По моему мнению, это состояние не слишком-то похоже на счастье (и эти люди уж точно не выглядят счастливыми). В действительности мы бездумно нажимаем на «рычаг», повышающий уровень дофамина в организме, полагая, что это замечательно. Возможно, наш «компас» стресса неправильно настроен или мы не умеем по нему ориентироваться. Возможно, мы по ошибке стремимся к вознаграждению, обусловленному выбросом дофамина, вместо того чтобы его избегать. Возможно, мы ищем любовь совершенно не в тех местах. Не важно, кто мы: подростки, представители послевоенного поколения или каких-либо других возрастных групп в промежутке между этими двумя — большинство из нас использует Facebook и другие социальные сайты и приложения.

Технологии изменили экономику XXI века, и, хотя бóльшая часть инноваций принесла нам пользу, неопределенность и непредсказуемость завтрашнего дня заставляют нас вырабатывать привычки, которые вызывают зависимость, или придерживаться другого поведения, наносящего нам вред. Например, Facebook «знает», как именно «нажимать» на наши «кнопки», и искусно использует эту информацию, чтобы побудить нас снова и снова возвращаться на сайт.

Но возникает вопрос: вызывает ли использование соцсетей улучшение или ухудшение самочувствия человека, когда ему грустно? Не настало ли время обратить внимание на то, как наши разум и тело реагируют на дискомфорт и на вознаграждение, получаемое в результате подкрепления своей привычки? Нужно остановиться и прекратить нажимать на «рычаг» в течение длительного времени, чтобы взглянуть на себя со стороны и поразмыслить над реальным вознаграждением. Тогда мы сможем увидеть, что именно в нашем поведении служит источником стресса, и открыть для себя (впервые или заново), что на самом деле приносит нам счастье. Мы сможем научиться ориентироваться по своему внутреннему «компасу».


Обложка: Издательство «МИФ»