The Village продолжает рубрику «Любимое место». В ней интересные горожане рассказывают о своих любимых местах — барах, ресторанах и о любых близких им точках в Москве, Санкт-Петербурге и Екатеринбурге. В новом выпуске — Эва Вострокнутова, диджей самых оголтелых в Москве вечеринок и солистка группы Wet Red, концерт которой состоится 2 июня. Она рассказала The Village о любимом баре Denis Simachev, который в этом году отметил 10-летие.

Фотографии

Марина Меркулова

О том, каково работать на тусовках

Я родилась в Екатеринбурге, там прожила до 18 лет, а потом переехала в Москву. Это случилось в марте, а «Симачёв» открылся в апреле. И жизнь сразу наладилась. Я с этим баром с самого начала, и уже 10 лет не возникает вопрос, куда пойти вечером.

Я начала ярко одеваться еще в школе — развлекала одноклассников. Здесь, в Москве, конечно, все стало серьезнее. Мои костюмы — это моя визитная карточка. Шить сама не умею, шляпы мне делает Сергей Поляков, а вещи — разные дизайнеры: если русские, то Теплов и Логинов. Яркость для меня это не только одежда, просто красиво одетые вряд ли кому-то интересны. Важна еще харизма.

Всегда ходила на тусовки как на работу, а теперь по-настоящему туда на работу хожу.

Захотела попробовать себя в диджеинге в том числе потому, что насмотрелась на диджеев в «Симачёве» — на Оранжа, Фомина, Щедрина, Козака. Правда, когда научилась, сюда меня позвали не сразу. Первый раз я отыграла в «Солянке», а тут впервые выступила спустя пять лет. Волновалась тогда ужасно: понимала, что иду ставить музыку не просто в клуб, а практически в свой дом родной. Одевалась три часа. Так же и с концертом: это было далеко не первое выступление Wet Red, мы уже и стадион перед Morcheeba разогревали, и все равно меня уже на саундчеке в «Симачёве» трясло. Мы от волнения напились так, что, кажется, это самый пьяный концерт в жизни был.

Сейчас я постоянно играю на вечеринках Love Boat Виталика Козака. Он играет на первом этаже, а я — на втором. У меня такой бешеный микс рокешника из 80–90-х — Nirvana с Prodigy, все кричат пьяные, танцуют, всегда на ура. Начинаем в 10 вечера, заканчиваем обычно в восемь утра — люди приходят завтракать, а мы на полу с разбитыми об танцпол коленями поем Мадонну.

О Столешке и друзьях

Вообще, сам Столешников переулок: бермудский треугольник, «Симачёв», «Энтузиаст», винный бар «КВ» — люди тут просто пропадают на уик-эндах. Все эти места очень люблю. Классика — когда «Симачёв» переполнен, ты бежишь с бокалом в туалет в «КВ». Благо, все туда не бегут, потому что дверь заведения открывается, только если у тебя есть та самая заветная белая карточка с красной точкой.

«Симачёв» — это не просто клуб, не просто тусовка, а настоящая история с людьми, здесь настоящая жизнь. Модели, музыканты, художники, просто студенты, люди из бизнеса — и каждый чувствует себя комфортно. Со многими людьми из моего близкого круга общения я познакомилась именно здесь. Сергей Поляков, например, головные уборы которого я так люблю, стал моим другом после вечеринки в «Симачёве», хотя он тоже из Екатеринбурга. С режиссером нашего клипа «Eldorado» я познакомилась здесь, тут же на веранде обсуждали, как реализовать идеи в видео.

У меня всегда была мечта петь. С моим молодым человеком Вадимом уже некоторое время встречались — он басист, и я его достала своим нытьем «хочу группу, хочу группу». Он помог: они начали джемить с его друзьями, и как-то раз взяли меня. Потом мы нашли профессионального барабанщика, клавишника и создали Wet Red. И вот нам два с половиной года, в этом году у нас альбом, мы летаем по миру с концертами, у нас уже пять клипов. Последний мы снимали в Тайване, нас туда позвали с группой на фестиваль. Вместо менеджера взяли Дашу Ястребову, которая стала оператором и режиссером клипа.

О том, почему «Симачёв» вечен

Я живу здесь недалеко — в пяти минутах. Очень удобно. Как-то раз я очень хорошо потусила, в перьях и платье добиралась до дома пешком. Я только потом догадалась, что пешком: когда шла обратно в «Симачёв», чтобы позавтракать, охранники у мэрии откуда-то уже знали мое имя и что я диджей и попросили сфотографироваться. Шумно я ночью себя вела — тогда и познакомились с ними.

Новый год здесь был мой самый лучший: я за две минуты до боя курантов влетела в бар, едва не опоздала, потому что все было как всегда перекрыто. Мне сразу всучили бокал шампанского, и все уже кричат «С Новым годом!». Дни рождения, где бы я ни пыталась отмечать, все равно здесь заканчиваются. Намоленное место, никуда больше не хочется.

Когда бар закрылся, мы очень скучали. Но долго ждать возвращения не пришлось: он открылся спустя два месяца, и его накрыла какая-то новая волна — прямо как тогда, когда он только начал работать. Все отдохнули, видимо, и снова начали тусоваться как оголтелые. Когда-то, наверное, и «Симачёв» закроется. Но, с другой стороны, «Пропаганда» же существует 20 лет, и ничего.