«Ледниковый период: Столкновение неизбежно»

Ice Age: Collision Course

Режиссёры

Майк Тёрмайер, Гален Т. Чу

Анимационный

С момента первого «Ледникового периода» прошло почти 15 лет, и пора признать: эта франшиза давно должна была кончиться, но отчего-то продолжается — летнее затишье, нулевые ожидания, необходимость отвести детей хоть на что-то в июльские выходные приводят к тому, что мультфильм-катастрофа возвращается. С таким же спотыкающимся сценарием и вялыми смешками.

В этот раз апокалипсис грядёт из-за падения астероида, над предотвращением которого работает привычная банда главных героев. Мэнни, Сид, Диего, Скрат — все на месте, из новых героев — что-то среднее между птицами и динозаврами, двое опоссумов не в себе и одна бабушка фиолетового цвета. Есть аллюзии на «Космическую одиссею», но они необоснованные: красиво нарисованная галактика и мультгерои, говорящие глупости, — ещё один мёртвый симулякр с обширным прокатом. Теория большого взрыва в исполнении персонажей разной степени неубедительности и шутки про странные походки и неуместную отрыжку — то, что «Ледниковый период» так и не перерос. Спасибо за саблезубую белку много лет назад, но сколько можно, если честно? Стоит ли это терпеть ради двух улыбок ребёнка — большой вопрос. Может, лучше просто отправиться в зоопарк или посмотреть вместе документальный фильм про настоящий ледниковый период.


Смотреть?

Нет

«Равные»

Equals

Режиссёр

Дрейк Доримус

В ролях

Николас Холт, Кристен Стюарт, Гай Пирс, Джеки Уивер

Красивая, умеренная и сверкающая белизной антиутопия о внезапном чувстве и его дорогой цене. Сайлас и Ниа — молодые парень и девушка, одетые в белое и серое и работающие в корпорации будущего. Их мир достиг той стадии развития, когда благополучие предписано тебе по рождению и из него не так-то просто выпутаться. Бесчувственность, корректность, одинокие вечера в квартирах с прозрачными стенами — то, что есть в распоряжении молодой души. Дружить, шутить, влюбляться, трогать, скучать нельзя — от этого принимают препараты. Любовь становится опасным недугом, от которого не спишь по ночам и рискуешь собственной жизнью: машины и подглядывающие не дремлют, и об эмпатии могут узнать создатели общества Равных.

Обстановка из Apple Store, одежда — как в мечтах минималистов, общение — как в кошмарах о всевидящей корпорации. Тачскрины, ланчбрейки, стимуляторы. Дрейк Доримус наивно снимает будто бы первую антиутопию в истории, которых на самом деле есть несколько десятков отличного качества. Он их не смотрел? Или смотрел, но решил повторить за всеми? Остроумные, новаторские, борзые, с великолепной актёрской игрой и сценариями большей смелости, чем «кто не любил — жизни не знает», — хороших антиутопий много и они очень убедительны. В этом же случае Николас Холт и Кристен Стюарт такие красивые, что режиссёр держит их за манекенов. Как странно, что в век таких антиутопий, как «Она» и «Из машины», после «Пятого элемента» и «Вспомнить всё» режиссёры снимают фантастику, не думая ни о чём, кроме белых интерьеров.


Смотреть?

Нет

«Сила воли»

Race

Режиссёр

Стивен Хопкинс

В ролях

Стефан Джеймс, Джейсон Судейкис, Эли Гори, Джереми Айронс, Шанис Бэнтон

Есть отдельный вид фильмов, который смотрят те, кому лень читать книги и статьи по истории. Геноцид, сегрегация или пытки в лагерях трудно переносятся в серьёзной литературе, но превращаются в историческую видеолекцию в формате кино. К истории такое кино не имеет никакого отношения, но собрано оно по всем правилам сценарного мастерства, чтобы к чернокожему бегуну из далёких 30-х могла родиться зрительская эмпатия.

«Сила воли» (в оригинале Race — и «забег», и, очевидно, «раса», в случае цвета кожи главного героя) — фильм об историческом прецеденте, который меньше чем за столетие становится нормой. Афроамериканский бегун стал триумфатором в забегах во времена Олимпийских игр в Берлине 1936 года, немецкие современники которой декларировали арийское превосходство. Большая часть фильма посвящена международной политике, прениях в рядах немецкой пропаганды и американскому решению не бойкотировать игры, несмотря на варварские ценности принимающей стороны.

Джесси Оуэнс — один из самых известных американских спортсменов XX века, в том числе ввиду парадокса его победы — как персонаж, к сожалению, выглядит в фильме ещё одним терпеливым, молчаливым и необъяснимо мотивированным спортсменом, чьи причины начала профессиональной карьеры мы по-настоящему так и не узнаём. Оставаясь символом и фигурой, а не живым человеком, с которым ты сближаешься, главный герой в исполнении Стефана Джеймса изредка раскрывается в общении со своей девушкой и тренером (отличный Джейсон Судейкис). Но, несмотря на статус легенды и очевидный посыл фильма, ему не крикнешь «Беги, Джесси, беги!» и за него не сжимается сердце. Американский критик пошутил, что рупор нацистской пропаганды Лени Рифеншталь сумела снять Оуэнса лучше, чем современник из XXI века — политически корректный фильм может быть очень вялым и незаряженным, несмотря на благие намерения и справедливые идеи.


Смотреть?

Нет

«Море в огне»

Fuocoammare

Режиссёр

Джанфранко Рози

Документальный

Главный приз на кинофестивале редко получает документальное кино — случай с фильмом «Море в огне» на последнем Берлинале стал, с одной стороны, исключением, с другой — подтвердил мнение о том, что смотреть на документальные истории о социальных катаклизмах куда интереснее, чем на их часто спекулятивные художественные реконструкции.

«Море в огне» — документальный фильм о жизни на острове Лампедуза, формально европейском, географически лежащем близко к побережью Туниса. Именно через него за последние два десятка лет проплыли почти полмиллиона человек из Африки и с Ближнего Востока с надеждой на лучшую жизнь и в бегстве от нужды, геноцида и преследования на родине. Знаменитый документалист Джанфранко Рози был на острове проездом, но остался здесь ради фильма, чтобы он получился, каким получился — глубоким, не осуждающим, оторванным от сиюминутности, с собственным ритмом и осанкой.

Выжившие мигранты с беспощадными историями о том, сколько стоит проезд в лодке «первого класса» и чего стоит бегство по пустыне. Местные, зарабатывающие на беженцах или пытающиеся им помогать. В объективе Рози, который старается держаться подальше от газетных заголовков, места хватает всем: он не сталкивает «местных» и «неместных», а разбрасывает их по пейзажу, который старше людей. Родившийся в Эритрее и проживший там до 16 лет, он понимает, о ком снимает, и знает, как сделать фильм так, чтобы мы почувствовали себя на Лампедузе или по пути туда, на тесной лодке, среди десятков отчаявшихся.


Смотреть?

Да


Обложка: «Централ Партнершип»