«Молчание»

Silence

Режиссер
Мартин Скорсезе

В ролях
Эндрю Гарфилд, Адам Драйвер, Лиам Нисон, Таданобу Асано

Масштабный, затянутый, хмурый и негромкий фильм Мартина Скорсезе — полная противоположность игривому, залихватскому и очень смешному «Волку с Уолл-стрит» его же авторства. История о португальских иезуитах в поисках наставника в Японии XVII века — неторопливый эпос о жестокости, власти и самолюбии, который Скорсезе мечтал снять с конца 80-х.

Двое католических священников в исполнении Эндрю Гарфилда и Адама Драйвера отправляются в далекую Японию, чтобы очистить репутацию воспитавшего их учителя (Лиам Нисон). Говорят, он отказался от Христа, женился на японке и довольствуется местной придворной жизнью. В Японии подозреваемых в христианских практиках преследуют и истязают — мучения плоти Скорсезе показывает очень пристально: от пыток кипятком и обезвоживанием до многодневного распятия в море. Для местных чиновников христианство — это религия колонистов с неизбежными политическими последствиями для страны. Как говорит местный политик, лучше взять в жены одну преданную местную, чем крутить романы с четырьмя иностранными куртизанками. Остров обступили флоты голландцев, португальцев и британцев, и для местного правительства пытки иноверцев — единственный способ сохранить идентичность. Духовное путешествие священников в страну, на языке которой они едва говорят, не обещает радостных открытий, но куда страшнее усомниться в корнях собственной веры. А что если мессианство — плод собственной гордыни?

Трудно советовать нового Скорсезе тем, кто пойдет на фильм за захватывающим историческим кино: «Молчание» медлительно, нерешительно и неубедительно в принципиальных моментах. Его можно даже назвать скучным, и не столько из-за хронометража, сколько из-за обильных повторений — существуют десятки трехчасовых фильмов, в течение которых замирает дыхание. Еще труднее рекомендовать его фанатам самых известных фильмов режиссера: «Молчание» смотрится блекло на фоне десятка триумфов одного из главных людей в современном кино. Догматизм обеих сторон выглядит натужно и вяло, а реплики об искуплении и страданиях идут Гарфилду, Драйверу и Нисону, как, простите, корове седло. В первую очередь они похудевшие, хорошо знакомые кинозвезды, и путешествие во времени им явно не удалось. И здесь действительно монотонно, долго и беспощадно мучают людей: в маскулинной картине столько отчужденного насилия и принуждения, что вечер в кино может стать травмирующим опытом. С Дрейером и Куросавой в голове (режиссер признается им в любви с юного возраста) Скорсезе пытался снять кино погружения, и главная удача фильма — это, вероятно, операторское совершенство Родриго Прието, принесшее «Молчанию» единственную номинацию на грядущий «Оскар». 

Однако «Молчание» — ровно тот случай, когда не самый удачный фильм режиссера захочет посмотреть каждый второй. Скорсезе уже в том возрасте, что каждый его опыт на вес золота, а вопросов после титров предостаточно. Как получилось, что именно эту ленту Скорсезе вынашивал почти 30 лет? Что заставило решить, что Гарфилд и Драйвер сойдут за миссионеров из Португалии? Почему в фильме так много ломаного английского, когда речь о Японии и Португалии? И почему европейцы выглядят живыми, страдающими и рефлексирующими, тогда как японцы смотрят и корчатся, как малопонятные Другие? В «Молчании» есть над чем подумать и чему удивиться: хронометраж в 2 часа 40 минут позволяет успеть все.


Смотреть? Да

«Притяжение»

Режиссер
Федор Бондарчук

В ролях
Александр Петров, Ирина Старшенбаум, Олег Меньшиков, Риналь Мухаметов, Никита Кукушкин

Социальный блокбастер Федора Бондарчука о космическом корабле, рухнувшем на Чертаново, с любовным треугольником и Олегом Меньшиковым в роли предводителя российских вооруженных сил. Старшеклассница Юля Лебедева, потерявшая маму в подростковом возрасте, проводит время на лужайке со старой собакой, подружкой Светой в розовой шубе и безупречным парнем Тёмой на десять лет старше. Парень, выросший в том же Чертанове, тусуется в гараже, собирает машины, общается с сочувствующими ультрас и друзьями не семи пядей во лбу.  

Над Москвой объявлен метеоритный дождь, и пока весь город высыпает на улицы с биноклями и камерами, Юля и Тёма запираются в квартире подружки, чтобы заняться сексом. Именно в этот момент десятки домов протаранивает неопознанный летающий объект. Сфера с гигантским голубым глазом и кольцами падает в самое сердце района. Юлин папа отправляется в министерство обороны, в городе объявляют чрезвычайное положение, а Тёма с друзьями решают найти свидетельства прибытия инопланетян. Невозможно представить это в начале, но фильм несколько раз сменит жанр: от мелодрамы с затягивающим любовным треугольником до блокбастера об уличной войне с лозунгом «Это наша Земля!».

Главная гордость «Притяжения» — это освежающе естественная, живая и милая Ирина Старшенбаум, играющая главную роль. Она и не трофейная девушка, и не воительница Джин Эрсо из «Изгоя-один»: больше всего мимикой Ирина напоминает Евгению Симонову в ее лучшей роли в «Обыкновенном чуде» — принцесса, в которой куда больше чудесного, чем она догадывается. Когда Ирина плачет, сомневается и в сотый раз кричит отцу, что он ее не слушает, каждая вторая зрительница вспоминает себя в 16.

Другая большая удача — это отлично собранные спецэффекты, не только визуально, но и концептуально: сверхзвуковые и шуршащие корабли моментально продавливают и как будто прожевывают брежневские домики, бетон, асфальт и весь район полувековой давности. Туалетные столики из IKEA, классные телефоны с 4G и евроремонт ничего особенно не меняют. Главное здесь построено еще при прошлом режиме, а девчонкам по-прежнему лучше прятаться, молчать и слушать, пока парни все сделают по-своему. «Притяжение» — неприятный приговор патриархату, где идеальный бойфренд мутирует в самовлюбленного абьюзера, предводитель войск не в состоянии говорить в другой форме, кроме повелительного наклонения, а гнев праздно шатающихся ультрас быстро перекидывается на первого подвернувшегося чужого.  

Концерт Макса Коржа здесь соседствует со шлепками на носках, солдатской шинелью, ушанкой, портретами Абдулова, Гагарина и Цоя — и Чертаново, и российский контекст плавают вокруг этих локальных символов. У Бондарчука нет никаких иллюзий по отношению к тому, какой для пришельца выглядит Россия и планета Земля, и размеренное разжевывание выводов перед титрами вместе с ужасающей финальной песней бесконечно портит в целом удавшийся фильм.

С другой стороны, внутренние галочки у зрителя после каждой удачной сцены связаны не столько с новаторством режиссера, сколько с отсутствием откровенной лажи, от которой тошнит в 90 % отечественных фильмов. Стоит двоим героям заговорить, как живым людям (или, не дай боже, пошутить; кстати, тут есть несколько отличных шуток), в животе уже начинают порхать бабочки. «Притяжение», несмотря на критический посыл Бондарчука, не получилось «Районом № 9», но уже не так обидно отстает от «Пассажиров» или любого честного и большого фильма, где романтика и фантастика держатся за руки. 


Смотреть? Да


обложка: Централ Партнершип