«Тони Эрдманн»

Toni Erdmann

РЕЖИССЕР

Марен Аде

В РОЛЯХ

Сандра Хюллер, Петер Симонишек, Михаэль Виттенборн, Томас Лойбл

Нежное и смешное кино для всех об отцах и детях.

Внезапная немецкая сенсация Марен Аде, любимый фильм критиков на прошлых Каннах и то, что называется crowd pleaser — чистая радость для всех возрастов и взглядов. Серьезная и безрадостная Инес (очень смешная Сандра Хюллер) работает в Румынии и учится переупаковывать дикий бизнес Восточной Европы для международного капитализма. Ее ежедневные радости — комбинирование светлых блузок с костюмами, короткие встречи для автоматического секса в гостинице и бесшумные вечера в корпоративной квартире с бокалом белого. После смерти собаки к ней в Бухарест приезжает разведенный с ее матерью отец Уинфрид (австриец Петер Симонишек) — с теркой для сыра в подарок и скомканным сожалением о том, что они давно не общались как близкие. После двух дней напряженного общения папа (любитель розыгрышей) бросает сантименты к чертям и перевоплощается в эксцентричного коуча Тони Эрдманна, говорящего на понятном для дочки языке. Парик, вставная челюсть и костюм: он самоуверен, игрив, громок и не слезет с тебя живого. Его жовиальность ошарашивает, ставит в тупик, но освобождает дочку от многих иллюзий по поводу важности собственных достижений. В отличие от дочки, папа не волнуется, как о нем думают другие, и понимает, что жизнь слишком коротка, чтобы посвящать ее шахматным бизнес-партиям у черта на куличках. В какой-то момент здесь даже появится монстр — в этом фильме никогда не известно, что ждет за поворотом.

«Тони Эрдманн» вызвал волну счастья и одобрения в Каннах в прошлом году, а затем — волну усталости от этого одобрения, как и любой фильм, который нравится почти каждому. Так или иначе, это массовое немецкое развлекательное кино, которого в стране не снимали чуть ли не со времен, прости господи, Тома Тыквера. Достаточно посмотреть другие фильмы Марен (их два), чтобы понять, что такая очаровательная и добрая история не могла даться ей просто. Она, как и многие ее немецкие современники, скорее за витиеватое кино без панчлайнов, а здесь хватает и анекдотов, и сатиры, и всем понятных шуток о непреодолимой разнице Востока и Запада и капитализме с нечеловеческим лицом. Как сам Тони Эрдманн, фильм гипнотизирует и тепло обнимает: в нем спокойно, как в шубе в феврале. Главная прелесть «Тони» в том, что его можно смотреть с теми, кто не любит или почти не смотрит кино, — с друзьями, давно пересевшими на сериалы, с теми, кто презирает фестивальное хайброу, с родителями, бабушками и дедушками, приятелями, которых вы не видели сто лет, и коллегами, с которыми не о чем поговорить. И еще это кино — лучший способ провести 23 февраля с любимым папой, сказав ему спасибо за все, что он для вас сделал.


Смотреть: Да

«Джеки»

Jackie

Режиссер

Пабло Ларраин

В ролях

Натали Портман, Питер Сарсгаард, Грета Гервиг, Билли Крудап, Джон Хёрт

Моноспектакль Портман в роли самой известной вдовы XX века.

Актерская номинация на «Оскар» (достанется ли Натали Портман вторая статуэтка, узнаем в понедельник) в атмосферной драме о проживающей утрату Жаклин Кеннеди — первой в истории Америки первой леди, на которую хотели быть похожи все женщины ее времени. Фильм чилийца Пабло Ларраина («Нет», «Клуб», «Неруда») начинается с официозной съемки в Белом доме, где Джеки как примерная жена описывает перестановки и изменения, которые она сделала, будучи хозяйкой особняка. Джеки робка и много улыбается, отвечает почтительно и скромно. Ее личность и жизнь — все, кроме разговоров о выборе мебели для кабинета и восхищения поступками президента Линкольна, — остаются за кадром. За время брака Джеки потеряет двоих новорожденных детей, будет в одиночестве воспитывать сына и дочь, читать светские сплетни об изменах мужа и присутствовать при важных событиях с прямой спиной и непосредственным взглядом демократичной первой леди. Мы видим, как Джеки сбивчиво и куря сигарету дает интервью обозревателю после убийства мужа, забирает половину слов обратно, следит за дрожащим голосом и все еще ощущает себя вдовой, не имеющей права на ошибку. Джеки вытирает кровь любимого мужа с лица и с испугом смотрит на зверскую рану на его голове, спорит о том, как нужно хоронить и прощаться с президентом, на которого возлагалось так много надежд. В Белом доме идеальная пара прожила чуть больше двух лет — и мы смотрим на эти два года не из-за спины случайных свидетелей и интриганов, а прогуливаясь плечом к плечу с Джеки в бесконечных клоузапах женщины неуловимо обаятельной, грациозной и нервной, воодушевленной и имеющей безграничный талант нравиться.

Фильм Ларраина очень уязвим для критики: «Джеки» распадается на отдельное представление в исполнении Портман (она играет Самую Важную Роль в Карьере, местами слишком стараясь), саундтрек Мики Ливая («Побудь в моей шкуре») из тревожных виолончелей и контрабасов и операторскую работу Стефана Фонтена («Пророк», «Капитан Фантастик»), который, кажется, слишком долго смотрел фильмы Терренса Малика. «Джеки» — пристальный фильм-портрет, где убитая горем жена определяет себя через то, как она справляется с ролью вдовы и матери перед камерами. Как она позже признается в исповеди священнику (но не признается журналисту), ее скорбная поза — дань не столько мужу, сколько себе и попытка отвоевать власть и внимание тогда, когда с ней перестают считаться. «Джеки» эстетизирует, но не глубоко объясняет посттравматическое расстройство: в финале фильма после года сомнамбулического брожения героине хватает минуты, чтобы поверить, что жизнь продолжается. То обстоятельство, что Джеки, ее характера и натуры в отрыве от великого мужа будто бы не существует, играет с фильмом плохую шутку: из всей ее биографии он охватывает только пару лет сомнений и боли — так что мы смотрим на тактильную, но все еще символическую фигуру, а не на человека, обладающего собственной ценностью. При этом виртуозное обращение с историей, пожалуй, именно так и выглядит: вместо последовательности событий из мемуаров мы проживаем кладбище, нежную кожу, мягкие костюмы идеальной посадки, объятия, шепот и тающие дни под руку с символом Америки. А это иногда куда важнее, чем динамичное изложение многогранной истории.


Смотреть: Да

обложка: Cinema Prestige