«Валериан и город тысячи планет»

Режиссер: Люк Бессон

В ролях: Дэйн ДеХаан, Кара Делевинь, Клайв Оуэн

Новый и очень дорогой Люк Бессон о фантастических тварях и космосе, где они обитают

Планета невероятной гармонии и красоты Мюл населена гибридами из «Аватара» с перламутровой кожей и миролюбивым отношением к жизни: из вечного океана племена перлов добывают жемчуг — главный источник энергии и ресурсов на планете, перерабатываемый сказочными существами, похожими на чешуйчатых шпицев. После появления в небе черных военных кораблей Мюл разрушен — и сообщение об этом получает майор Валериан (Дейн ДеХаан), работающий на галактические спецслужбы с резвой и непоседливой коллегой Лорелин (Кара Делевинь), которой он не только признается в любви, но и зовет замуж. Валери — отличный боец и слишком резкий пилот — относится к предложению Валериана с насмешкой: он известный сердцеед с нескончаемым списком прошлых побед. Их отношения будут проверены огнем, водой, межпланетными боевиками и автоматами, стреляющими слизью, когда они выдвинутся на новое задание — во-первых, предотвратить одну сделку на черном рынке, а во-вторых, защитить от радиации самое сердце любимого города тысячи планет, где миллионы космических существ живут вместе, меняются знаниями и хорошо проводят время. На нескольких живых человек — сотни тысяч нарисованных и ряженых: никогда еще космический мегаполис не был таким разнообразным, увлекательным и манящим. Трейлер с весны обещал нам космический рейс, пробирающий до мурашек.

«Валериан» напоминает все лучшее, за что мы любим несерьезные фильмы о космосе, остроумные в деталях и сумасбродно красивые. «Вспомнить все», «Автостопом по Галактике» и «Пятый элемент» вшиты в сюжетную дилемму «Аватара»: порочные люди в который раз портят реально существующий рай. 180 миллионов долларов потрачены Люком Бессоном на мир будущего, в котором хочется жить и раствориться: после двух часов среди фантазийных рас, с танцующей Рианной и космическим рынком, который видно только в специальных очках, не жалко ни одного потраченного цента. Это подростковое кино в лучшем смысле этого слова, сделанное с выдумкой и душой в единичном экземпляре. Оно не напоминает ни одну из утомительных космических боен и при этом живет отдельной жизнью среди похожих сенсаций — вспоминаем ли мы душевного «Джона Картера», кэмповую «Танкистку» или обаятельных «Стражей Галактики». Если выключить на фильме взрослого — а именно этого и добивается Бессон, — тебя окутывает ощущение дня рождения, на котором все любимые и близкие люди пришли в гости засыпать тебя конфетти.

В «Валериане» есть слабые места (кому-то не нравится прическа ДеХаана, кто-то не в восторге, когда в фильме начинаются «Звездные войны»), но его лучшие сцены поражают каким-то окончательно вытравленным из 3D-кино сумасбродством: будет ли это медуза, через (предположительно) вагину которой можно связаться с близким человеком, аморфный синий Пузырик со статусом нелегального иммигранта или Кара Делевинь с хулиганской ухмылкой. На этот фильм не нужно приходить за смыслом, а только за вдохновением и несдержанностью — все, казалось бы, безвозвратно утерянное в «Бэтмене и Робине», резиновые маски «Вавилона-5», танцы в «Мулен Руж» База Лурмана и пара цитат из проклятых поэтов работают здесь по очереди, не превращаясь в кашу. «Валериан» невероятно совпадает по атмосфере и посланию с музыкой из собственного трейлера — Стиви Уандер придумал мелодию, но знаем мы рэпера Кулио, а гигантоман Бессон продает нам это упрощение в симфонической версии так, что на спине отрастают крылья. Здесь размах, остроумие и добрая фантазия компенсируют простую историю о безответственности и напрасно погубленной планете, а Дэвид Боуи в который раз поработает музыкальным фоном на дефиле эволюции видов. Пестрый трип с хорошим концом и шутками о том, как жить вместе, не травмируя друг друга, — что это, если не лучший легкомысленный фильм лета?


Смотреть? Да

«Проклятие Аннабель: Зарождение зла»

Режиссер: Дэвид Ф. Сандберг

В ролях: Миранда Отто, Стефани Сигман, Лулу Уилсон, Талита Бейтман, Энтони ЛаПалья

Христианский ужастик про демона, живущего в кукле неприятной внешности

В семье кукольника все было хорошо, пока их любимая дочка Аннабель не погибла под машиной. Через 12 лет в мрачную, но просторную усадьбу, где одиноко доживает хозяин дома с женой, въезжает отряд сироток во главе с монашкой. Ночью одна из девочек, та, у которой не работает нога вследствие полиомиелита, а еще имеется неоправданное желание исследовать мрачные дома, обнаруживает в комнате мертвой дочки крипи-куклу, запертую в потайной нише в стене. Как выяснится позже, ниша эта была обклеена страницами из Библии, чтобы не выпустить наружу потустороннее зло.

Неоправданно прибыльная хоррор-франшиза, выросшая из «Заклятия», расходится вширь: «Проклятие Аннабель» — это, если описать формально, приквел спин-оффа первого фильма. Жанр, который можно всерьез обсуждать только в терминах инвестиционной привлекательности, конечно, давно исчерпал себя, но иногда авторы пытаются найти для старого формата новый драматический разворот. В новом «Проклятии Аннабель» молодой хоррор-специалист Дэвид Ф. Сандберг (ранее снял «И гаснет свет…» с Терезой Палмер) сначала, кажется, пытался описать в кино горе семьи, в которой погиб ребенок, и из этого провести причинно-следственную связь к появлению на свет демонической девочки, которая позже терроризировала другую семью в предыдущем «Проклятии Аннабель». Юные воспитанницы, будто бы проездом из «Рокового искушения» Копполы, бродят без дела по очередному пугающему дому, в то время как кукольник с женой больше 10 лет пытаются справиться с потерей. В этом даже виднеется какая-то издевательская концепция: чета будто заперла свою боль в этой чертовой кукле и вместо старой дочки усыновила десяток новых.

Впрочем, в какой-то момент режиссер будто сдается, хотя, казалось бы, для любых инноваций в условиях этой франшизы были все предпосылки. Когда-то Джеймс Ван, автор первых двух «Заклятий», пытался стилизовать происходящий сверхъестественный кавардак под журналистское расследование. Но Сандберг к концу вовсе перестает думать над таким проходным фильмом и снимает просто ужастик с экзорцистским уклоном. Дети и взрослые с истошными криками бегают по дому от невидимого (потому что денег на его прорисовку особо не было) демона; из темноты дверного проема вылезает нечто, двигает предметы, требует отдать душу. Наконец, когда отец семьи с комично искаженным якобы в ужасе лицом и со страшными воплями пытается остановить монстра крестом и его пальцы, сжимающие распятие, начинают отгибаться назад, будто они сделаны из пластилина, «Проклятие Аннабель: Зарождение зла» окончательно превращается в непреднамеренный фарс, глупый, как кукла, которая говорит «мама», если ее перевернуть.


Смотреть? Нет

«Жених на двоих»

Режиссер: Рем Кериси

В ролях: Рем Кериси, Николя Дювошель, Джулия Пьятон, Сильви Тестю, Франсуа-Ксавье Демезон

Примитивная французская комедия положений про свадьбу

Парень по имени Матиас в костюме Супермена пошел на вечеринку, напился и переспал с Жюльетт (Рем Кериси, режиссер), одетой как Чудо-женщина. С утра подруга Матиаса, инфантильная блогерша Алекса, находит у него в кармане визитку Жюльетт: оказывается, что она работает в агентстве, которое подготавливает свадьбы. В результате Матиас, чтобы отмазаться, должен жениться на Алексе, а организует все это Жюльетт.

В эпоху небывалого подъема американского стендапа французская кинематография продолжает использовать сюжеты из прошлого века. В стандартный любовный треугольник актриса Кериси, на третьем десятке перешедшая в режиссуру (до этого она сняла «Париж любой ценой»), не добавляет совершенно ничего актуального. Это престандартная комедия якобы про отношения на деле не говорит о современных отношениях в большом городе, кроме пары стандартных гэгов. Сомнения Матиаса по поводу скоропалительной женитьбы объясняются слабо: да, его будущая жена — бьюти-блогер, но это его вроде бы не смущает (хотя должно бы смущать). Пару раз в фильме пытаются показать будто бы настоящую непредсказуемую жизнь молодых и беспечных: в той же сцене с сексом Супермена и Чудо-женщины или же в эпизоде ЛСД-мальчишника, где у Матиаса случается приход в мужском туалете. Но все остальное время герои нудно готовятся к нежеланной свадьбе: выбирают место (то есть долго ходят по французским побережьям, вяло перебрасываясь шутками), потом продумывают детали (невеста по итогам должна прилететь под венец на параплане). Жюльетт, героиня подчеркнуто положительная (режиссер явно выбирала себе роль с каким-то умыслом), вроде бы борется с комплексами, которые ей заложили в школе, и потому, видимо, не способна никак изменить ни собственную жизнь, ни жизнь матери-алкоголички, которая ведет себя подчеркнуто асоциально: водит в квартиру дочери бомжей и, кажется, занимается с ними сексом. Словом, ни на что, кроме неожиданного пейринга Кларка Кента и Дианы Принс, «Жених на двоих» не способен. Хочется, правда, верить, что киновселенная DC по такому пути уж точно не пойдет.


Смотреть? Нет

«Люмьеры»

Режиссер: Тьерри Фремо

Документальный фильм о Луи Люмьере, доказывающий, что он не просто изобретатель кино, но еще и гений режиссуры

Неожиданный дебют 57-летнего Тьерри Фремо, великого и ужасного отборщика Каннского фестиваля, по факту не является самостоятельным произведением. «Люмьеры» — это нарезка из 108 фильмов братьев Люмьер (они все имели одинаковую продолжительность, 50 секунд), дополненная музыкой Камиля Сен-Санса и комментариями самого Фремо (в русском варианте выступает почему-то Дмитрий Назаров, усатый шеф-повар из сериала «Кухня»). То есть Тьерри (по совместительству директор Люмьеровского института) выступил в привычной для себя роли куратора, выбирающего главное кино эпохи, в данном случае — эпохи зарождения кинематографа.

Люмьеров принято оценивать в контексте их чисто технического достижения, создания одного из первых киноаппаратов, синематографа, и то факт их первопроходства пытаются оспорить историки. Но Фремо идет намного дальше: из гигантской фильмографии в полторы тысячи работ он выбирает именно те, которые доказывают, что Люмьеры не просто снимали первые, якобы пробные ролики, а в самом деле изобрели кинематограф в том виде, в котором мы его знаем: и как индустрию, и как искусство. Их творчество, казалось бы, появилось в самых аскетичных условиях: камера только статичная, звука и цвета нет, не появилось еще никакой школы кинорежиссуры, актерской игры и сценаристики. Но даже их первые опыты, якобы просто документальные, являют гениальный авторский замысел: в каждом видна работа мастера. Автор скромно, с большой любовью и в то же время с исчерпывающим пониманием препарирует гигантское наследие Люмьеров в новейшем стиле киноведческого визуального эссе наподобие того, что делают на YouTube-каналах вроде Every Frame a Painting.

Обнаруживается, что уже второй фильм в истории кино был ремейком («Выход рабочих с завода»), что свои комедийные хиты вроде «Политого поливальщика» Люмьеры переснимали несколько раз (негатив, с которого делали копии, физически изнашивался), что вместо самих Люмьеров на съемки часто ездили операторы, которых можно в данном контексте назвать second-unit-режиссерами, ведь они искали самые кинематографичные вещи для съемки по всему миру. Кроме того, Фремо находит влияние коротеньких, меньше, чем сейчас снимают ролики в инстаграме, люмьеровских фильмов на всю историю кино: их следы есть и у Куросавы, и у Эйзенштейна, и даже у Скорсезе, который лично появляется в сцене после титров. Наконец, ничего более трогательного, чем фильмы о детях Люмьеров, первые в истории семейные кинохроники, человечество, кажется, так и не создало: первые шаги ребенка, запечатленные на потрескавшуюся от времени пленку, волнуют и умиляют намного больше, чем смерть любого нарисованного на компьютере монстра и любая вымученная любовная линия.


Смотреть? Да


текст: Алиса Таёжная, Егор Беликов

Обложка: STX Entertainment