«Заложники»

Режиссер: Резо Гигинеишвили

В ролях: Иракли Квирикадзе, Тинатин Далакишвили, Гига Датиашвили

Честная драма о неудачной попытке бегства из Советского Союза

Компания тбилисских ребят преимущественно из хороших семей решается на побег из Союза через турецкую границу. Осталось меньше десяти лет до распада империи, но их родителей по очереди таскают в местный КГБ, а все совместные путешествия оборачиваются надсмотром и слежкой. Главные обвинения того времени — в шпионаже и преступлениях против советской власти, и пришить статью пытаются то актеру Нике, то служащему в церкви Сандро. Каждый находится под подозрением, и вести себя нужно тихо и аккуратно — так, по крайней мере, поступают люди старшего поколения. Семеро друзей собираются пролететь над Батуми в Турцию — им нужно захватить небольшой местный грузинский рейс и наставить пушку на пилотов и стюардесс: план рассчитан меньше чем на час. Накануне двое — Ника и Анна — женятся и посреди огромного праздника продумывают детали побега. Никому из их привилегированных родителей не придет в голову подозревать детей в соучастии в теракте. Никто из молодых беглецов не знает, что они останутся в истории как террористы.

Официальную версию неудачного угона Ту-134 с несколькими жертвами можно легко найти в «Википедии».

С первых кадров режиссер не скрывает, что будет с главными героями — их поймают, будут допрашивать и совершенно точно не пощадят. В СССР 80-х в громком процессе чаще всего звучали мотивы о тщеславии и играх золотой молодежи: теракт стал медийным, всех виновников публично осудили, кого-то показательно казнили, от них старались отречься друзья и знакомые, чтобы не испортить себе будущее. Террористическую угрозу СМИ быстро и привычно свяжут с пластинками The Beatles и религиозными взглядами — в распоряжение комсомола поступит еще одно красноречивое подтверждение того, на что способны эгоистичные и безответственные несогласные.

Режиссер «Заложников» не интересуется тем, каким теракт остался в документах правоохранительных органов, он смотрит на статус обвиняемых как на трагичное стечение обстоятельств: не тот самолет, инфантильные ребята с первым оружием в руках, дурацкие киношные идеи о захвате самолета для быстрого побега (который бывает на экране, но невозможен в реальности). Мы видим не экранизацию событий, а неозвученную версию другой стороны — преимущественно на грузинском языке с минимальным присутствием официоза. Грузинский — язык семьи, родины режиссера, которая на многие годы сама стала заложником гигантской империи. Весь официоз — жалкий, бессильный, повелительный и насильственный.

В авторе Резо Гигинеишвили (к слову, зяте Никиты Михалкова) невозможно угадать человека, который снимал «Любовь с акцентом» или не дай бог «Жару». Это его личный и первый серьезный фильм об идентичности и сложных отношениях человека и государства: и первый в такой иерархии всегда будет заложником второго. В широком смысле слова заложники — это не только экипаж и пассажиры злосчастного самолета или сами молодые герои, родившиеся в СССР и не имевшие возможности выбирать, где и как им жить. Заложники в этом фильме вообще все, и всех бесконечно жалко: партийцев, защищающих распадающуюся страну под страхом звонка сверху, родителей, привыкших к доносам, их детей, которые не могут поплавать в море без солдатского надзора. Прямой и простой фильм снят не как гражданская, а как семейная катастрофа — почти все герои фильма любят близких и любимы ими, выросли среди шумных застолий и добрых домашних праздников, опекающих родителей и неравнодушных людей своего круга. Эти террористы — не звери без роду и племени, а всеми любимые дети, братья, сестры и друзья: их нельзя просто выдернуть из круга доверия и осудить, не задав неприятных вопросов самим себе. Через год после трагедии с Ту-134 в Грузии выйдет важнейшее «Покаяние» Тенгиза Абуладзе, символический Рубикон прошлого и настоящего — и совершенно неслучайно его актер Автандил Махарадзе появляется в «Заложниках» в одной из главных ролей.


Смотреть? Да

«Kingsman: Золотое кольцо»

Режиссер: Мэттью Вон

В ролях: Тэрон Эджертон, Эдвард Холкрофт, Гордон Александр

Стильные британские супершпионы против мировой наркомафии

Эггси (Тэрон Эджертон) все еще работает на Kingsman, носит костюмы, встречается со шведской принцессой и обожает своего мопса. В ближайшее время он должен произвести впечатление на шведского короля — хорошими манерами и широким кругозором. На Эггси в первых кадрах нападает Чарли — когда-то не принятый в секретную службу супербоец, который переметнулся на сторону зла: его шпионский гаджет (стальная суперрука) похищает базу Kingsman. Заказчица Чарли — психопатичная выпускница Гарварда Поппи (Джулианна Мур), основавшая наркоимперию в Камбодже: ее плантации, напичканные минами и боевиками, коронует уютный провинциальный псевдоамериканский городок с маникюрным салоном, дайнером и кинотеатром, где почему-то показывают «Капитана Фантастика». Поппи давно хочет выйти из тени и добиться легализации наркотиков, а заодно признания ее самым влиятельным предпринимателем в мире — именно она татуирует союзников золотым кольцом. И пока Эггси с помощником Мерлином (Марк Стронг) пытаются добиться помощи из Кентукки (смешной в любой роли Ченнинг Татум и банда любимых американцев), Поппи придумывает план по глобальному захвату заложников.

Новая часть «Кингсмана» — шоу упущенных возможностей, учитывая всех прекрасных людей, принявших участие в продолжении франшизы. Фантастическая Джулианна Мур сведена здесь до несмешной злодейки с приклеенной улыбкой и привычкой из «Фарго» перемалывать людей заживо. Джефф Бриджес с выражением лица из другого вечного фильма Коэнов дежурно разливает виски и вообще похож на голограмму. Ченнинг Татум, умеющий смешить, не ведя мускулом, слишком быстро ложится в криогенную камеру, не успев станцевать свой лучший танец. Колин Фёрт ожидаемо воскресает из мертвых и как бы оправдывает своим возвращением происходящее — без его ухмылки это кино вообще бы не поехало. Хэлли Берри ютится в маленькой роли компьютерного клерка с амбициями на повышение. Педро Паскаль из «Нарко» играет загадочного типа по старому завету Джоуи из «Друзей»: его образ хорошо описывается панчлайном «у меня в глазу крючок, и мне это нравится». Что уже говорить про сэра Элтона Джона, которого натурально наряжают в перья и шутят про вход через заднюю дверь, — его здесь жалко больше, чем маленького мопса.

«Кингсман» был придуман как свежая пародия на шпионские боевики, но уже со второго фильма становится самопародией. Очень много денег — это еще и очень много проблем: кажется, ни от одной идеи Мэттью Вон решил не отказываться, включая шутку про «просравшихся» стариков (нет, вам не показалось). Сценарий развалился где-то между Кентукки, Швейцарией, Камбоджей и Лондоном, оставив после себя пару классных драк и подзабытый хит «Saturday Night’s Alright (For Fighting)», который хорош и без всякого фильма. Видимо, для того, чтобы вынести «Кингсманов», нужно быть человеком, который смеется над пальцем в трусах, ориентацией Элтона Джона, старческим недержанием и сказанным в сотый раз «трахни себя в задницу». Попкорн нужен здесь, чтобы зажевывать стыд и неудачные шутки, но, что бы мы, критики, ни написали, всех в любом случае уже ждет обещанная третья часть — и возможно, Ченнинг Татум устроит в Лондоне что-то такое, ради чего стоило снимать и терпеть вторую.


Смотреть? Нет

«Роден»

Режиссер: Жак Дуайон

В ролях: Венсан Линдон, Изиа Ижлен, Северин Канеел

Предсказуемая биография скульптора для тех, кому лень идти в музей

Огюст Роден (Венсан Линдон) работает над «Вратами рая» и находится на пике славы и успеха. Жесткую и совсем не артистичную жену Розу сменила молодая любовница, ученица и помощница Камилла Клодель (Изиа Ижлен). Мастерская художника — место встречи лучших умов эпохи, а сам Роден бьется над тем, как создать правдоподобный образ Оноре де Бальзака. Роден бросает афоризмы о страсти, свободе и творческом выборе, признает влияние великих современников и большую часть экранного времени проводит за работой — все прогулявшие уроки МХК в школе, добро пожаловать на встречу с покойным художником.

Эта биография Родена как главка из устаревшего учебника по истории искусств — зрелище очень консервативное. Она не в состоянии разочаровать тех, кто настроился на лекцию о художнике, но невероятно плоско и неинтересно рассказывает о противоречиях скульптора всем, кто знаком с его биографией и хочет узнать что-то большее о Родене-человеке. Кажется, будто режиссер Жак Дуайон аккуратно снимает образовательный ролик для фойе музея — все острые углы здесь сглажены, а главные вопросы — как ему это удалось, почему именно он? — остаются без ответа. Великие люди в эпизодах и вовсе превращают байопик в музей восковых фигур. По сути, мы видим еще одно воплощение мифа о творце-Родене и музе-Клодель, с которой сами французы разобрались много лет назад. Уже Изабель Аджани в 1988 году переосмыслила фигуру Клодель, а Брюно Дюмон снял целый фильм о ее помешательстве с Жюльет Бинош в главной роли — в обоих случаях Роден был назван или подразумевался источником бед и обесценивания главной героини. Современный «Роден» как будто игнорирует эту часть истории, канонизируя устаревший взгляд на Родена и Клодель как наставника и ученицу, а еще набивает французских знаменитостей в мастерскую скульптора, пытаясь оправдать бессильный сценарий. Так страстные и одаренные мужчина и женщина, давшие дыхание гипсу, камню и металлу, выглядят в новой интерпретации застывшими и совершенно безжизненными.


Смотреть? Нет

«Русские евреи. Фильм третий»

Режиссер: Сергей Нурмамед

В ролях: Леонид Парфенов

Леонид Парфенов представляет: захватывающая история советских и российских евреев после Второй мировой

Проект «Русские евреи» завершается третьим фильмом — о том, что значило быть евреем в СССР и новой России. Маловероятно, что многие выберутся на него в кино, и зря — это не просто историческая лекция и двухчасовой ликбез по теме, но еще и очень выпуклый пример, как нужно снимать увлекательное образовательное кино, чтобы с ним не хотелось расставаться. От создания государства Израиль к делу врачей, от травли Пастернака и Шостаковича к событиям 1968 года и бульдозерной выставке, от канонизации Бродского и Довлатова к главным правозащитникам: история евреев во второй половине XX века в России переполнена невероятными совпадениями и безграничной энтропией.

Государство, где пятая графа в документах была болезненной и опасной для всех меньшинств, распространяло музыкальные хиты, романы, переводы и фильмы, придуманные евреями. Розенталь написал вечный учебник по работе с текстом, Бродский стал одним из главных символов русской литературы XX века, Бернес спел «Журавлей», Гайдай и Рязанов сняли главные фильмы брежневской эпохи. Леонид Парфенов рассказывает в кадре, почему за опалой следовали триумфы, как официальная идеология пыталась справиться с «еврейским вопросом», а многолетние репрессии не истребили колоссальное влияние евреев на советскую культуру. Как всегда в фильмах Парфенова, очевидное здесь переплетается с малоизвестным, а катастрофы обретают очертания, лица и имена — разве что оживление еврейских культуртрегеров анимацией кажется искусственным и совсем необязательным. Простой, доступный и полезный для критического мышления фильм напоминает, чем славен Парфенов: в первую очередь он выдающийся рассказчик, умудряющийся вместить необъятное в двухчасовой фильм. Фильм, после которого хочется перечитать Довлатова и Мандельштама, Эренбурга и Гроссмана, а в ворохе историй раскопать еще десяток нюансов, над которыми можно размышлять месяцами.


Смотреть? Да


Обложка: «Русский репортаж»