«Тихое место»

Захватывающий хоррор о выжившей семье и необходимости хранить тишину

Режиссер: Джон Красински

В ролях: Эмили Блант, Джон Красински, Милли Симмондс

Через три месяца после неназванной катастрофы Америку и, возможно, остальной мир захватили гигантские хищники. Похожие на насекомых (и, конечно, Чужого) с огромными челюстями, они пожирают людей, которых находят по издаваемым звукам. Единственный способ выжить — научиться прятаться и не производить никакого шума: разговаривать голосом можно только около бурной реки, водопада или запустив в воздух отвлекающую ракету. Семья с тремя детьми — муж (Джон Красински), жена (Эмили Блант), старшая глухонемая дочь и двое сыновей учатся выживать на ощупь, освоив язык жестов и превратив дом в военную базу. Трагический случай с одним из детей внушает каждому члену семьи чувство вины, но жизнь продолжается: жена беременна и вот-вот должна родить ребенка. Проблема в том, что если со взрослыми можно договориться соблюдать тишину, то новорожденный обязательно привлечет к себе внимание первым же криком.

«Тихое место» — хоррор просто сделанный и очень талантливый. Придумали и воплотили его люди, которых в привязанности к жанру никак не заподозришь: режиссер Джон Красински больше всего известен по комедийной роли в ситкоме «Офис», а его реальная жена Эмили Блант снимается в драмеди и экшенах. Их неожиданный дуэт приводит к замечательному результату: с маленьким количеством реплик и почти без криков, сопровождающих классические хорроры, они общаются мимикой, дышат в ладони, беззвучно плачут и признаются друг другу в любви на языке жестов, ни на секунду не упуская зрителя.

«Тихое место» — кино с отличным саспенсом, который строится на продуманных сценах: тонущие в баке с кукурузными зернами дети, сцена родов или погони за чудовищами в темноте — пример того, как сценарное воображение и актерское владение мимикой и телом вытаскивают из компактной истории все самое интересное и жизнеспособное. «Тихое место» расхвалили в один голос критики на американском фестивале SXSW — и за дело. После «Не дыши» и «Оно приходит ночью» пора признать, что концептуальные хорроры — однозначно поле для поиска самых храбрых фильмов в нынешнем мейнстриме.


Смотреть? Да

«Рэмпейдж»

Глупый и все же обаятельный экшен о дружбе Дуэйна Скалы Джонсона и гигантской белой гориллы

Режиссер: Брэд Пейтон

В ролях: Дуэйн Джонсон, Наоми Харрис, Малин Акерман

«Рэмпейдж» начинается с прибауток: бывший спецназовец Дэвис Окойе (Дуэйн Джонсон, иначе зачем это все?) проводит новых ученых по заповеднику, куда сам привез спасенных от браконьеров животных. Его любимец — крупный горилла-альбинос Джордж, которого Дэвис научил говорить на языке жестов и даже показывать фак. У Джорджа забавное чувство юмора и давно сформированная привязанность к своему спасителю. Одновременно с этим нечистоплотная компания с карикатурными злодеями не справляется с безопасной доставкой из космоса тестируемых образцов: они изучают, как после коррекции ДНК животные организмы начинают расти, быстро регенерировать и проявлять агрессию.

Контейнеры из космоса падают на Америку — к Джорджу в вольер, в лес Вайоминга и в одну из рек. Утечка приводит к появлению трех сверхживотных: озверевший Джордж растет не по дням, а по часам и убивает гризли, гигантский крокодил со свойствами Годзиллы и бронтозавра выходит из реки, а девятиметровый летающий волк с ирокезом из шипов убивает спецотряд. Пока чудища несутся на звуковой сигнал в Чикаго (не спрашивайте), сметая все на своем пути, Дэвис объединяет силы с обманутой специалисткой по генетике (Наоми Харрис), болтливым агентом ФБР и армией США (с последними двумя немного не по своей воле). Дэвису гораздо проще с животными, чем с людьми: «Если ты им нравишься, они тебя лижут, если бесишь — съедают».

Создатель «Разлома Сан-Андреас» снял идеальный наивный фильм категории «Б», со второй половины, правда, переключившись с животных-переростков на глупых людей с переговорами, вакцинами, планшетами и армейскими порядками. «Рэмпейдж» начинается и заканчивается как экшен без претензий: «Конг: Остров черепа» скрещивается с диалогами из «Форсажа» и телеверсией «Планеты обезьян». В конце концов, большинство придут отдохнуть на Скалу, чтобы услышать «Обижаешь моего друга — получишь у меня, тварь!» — и, если честно, хотелось бы больше глупых реплик, а не стада статистов в бронежилетах.

Все про разрушение и битвы гигантов — пресно, предсказуемо и высосано из пальца, а вот история дружбы живого Скалы и компьютерной гориллы — это практически «Уоллес и Громит» в декорациях апокалипсиса. Никто лучше Джонсона не разговаривает так убедительно с компьютерной пустотой, не пускает слезу в правильных местах и не дерется почти без усилий. «Рэмпейдж» был бы идеальным guilty pleasure, если бы час людских перестрелок и преследований продюсерам пришло бы в голову заменить диалогами Джонсона и гориллы: вот где начинается магия попкорн-кино.


Смотреть? Возможно (для фанатов Скалы)


Обложка: «Централ Партнершип»