Заводы стоят: Как в Петербурге проводят рейвы в промышленных зданиях. Изображение № 1.

Фотографии

дима цыренщиков

Сразу две команды — m_division и Roots United — организуют музыкальные фестивали в промышленных пространствах Петербурга. Ближайший рейв пройдет на этих выходных, 15-16 апреля, в здании старого газгольдера на набережной Обводного канала. А в начале мая на территории механического завода «Людвиг Нобель» на Выборгской стороне состоится «Индустриально-музыкальное путешествие Нобель 2.2 : Эпилог». The Village поговорил с организаторами новых рейвов.

m_division

Фестивали: «Треугольник», Arsenal, «Нобель», «Нобель 2.0» и «Нобель 2.1»

Выборгская сторона — в прошлом конгломерат пролетариата, рассредоточенного по разным заводам, которые тут начали строить ещё в XVIII веке; а ныне лишь часть «серого пояса» Петербурга.

Я иду на рейв: он проходит в одном из цехов механического завода «Людвиг Нобель» (после революции — «Русский дизель»). Завод закрыт с конца 1990-х. Красный кирпич изрядно покрыт пылью, зияют окна цехов, неровно заколоченные фанерой. На входе после полуночи небольшая очередь. Охрана дотошно досматривает каждого. У меня изымают аптечку с нурофеном, экседрином и кларотадином — «нельзя». 

Внутри — всё для жизни и техно: гардероб, стробоскопы, бары. На танцполе, покрытом старой щербатой плиткой, несмело переминаются с ноги на ногу первые гости — уже скоро зал будет заполнен. Это «Индустриально-музыкальное путешествие: Нобель 2.1», и его организовал проект из Сибири m_division.

Пока мы, местные, страдаем *** [безразличием], снобизмом, боимся лишний раз рисковать или просто оторвать жопу от дивана, ноем о кризисе и о том, что всем плевать на хорошую музыку, чуваки из Сибири просто методично ДЕЛАЮТ. Делают масштабные мероприятия, на которые интересно ходить и совершенно не жалко платить. Они попали в достаточно недружелюбную среду и, несмотря ни на что, продолжают, развиваются и остаются открытыми для творческого общения», — написал недавно про m_division музыкант Владимир Иванов (дуэт «PCP»). 

Основатель и идеолог проекта Иван Логос рассказывает, что m_division появились в 2009 году в Омске — «самом бедном городе-миллионнике России». Вместе с партнёром Славой и первыми резидентами Иван делал небольшие события на 150–200 друзей и знакомых, а летом организовал оупен-эйр Siberian Rave недалеко от города. Лил дождь, было плюс 8, на оупен-эйр приехали всего 700 гостей — организаторы ушли в серьёзный минус.

После этого концепт m_division пересмотрели: нашли помещение на окраине Омска под названием «Центр спортивных развлечений» — «индустриальный ангар, перестроенный в центр семейного отдыха». Там появился проект «ТЕХНОDROM» (позже он менял локации) — на грани окупаемости он просуществовал до 2013 года, исправно снабжая Омск европейскими хедлайнерами: Бен Клок, Марсель Фенглер, Питер Ван Хузен и так далее. Параллельно m_division продолжали каждое лето делать Siberian Rave. 

В 2013 году Иван «с женой и маленькой собачкой» переехал в Петербург — партнёр Слава к тому моменту уже несколько лет жил в Москве, один из резидентов m_division Саша Unbalance тоже рванул в столицу. Стало ясно, что пора двигаться дальше. 

 

Заводы стоят: Как в Петербурге проводят рейвы в промышленных зданиях. Изображение № 2.

Заводы стоят: Как в Петербурге проводят рейвы в промышленных зданиях. Изображение № 3.

   

Заводы стоят: Как в Петербурге проводят рейвы в промышленных зданиях. Изображение № 4.

Иван Логос

основатель и идеолог m_division

Переехав в Санкт-Петербург, имея серьёзный опыт в организации различных событий и большой энтузиазм, я, конечно, планировал продолжить историю m_division. Мы начали работать над созданием нового проекта — серии событий m_sessions. Я уже был знаком с местной сценой и знал многих диджеев и промоутеров. Многие из них повторяли: «Тут ещё то болото, всё очень сложно и вряд ли у вас что-то получится». Но последние пять лет мы слышали такое и в Омске: было бы странно сдаться, не попробовав.

В феврале 2014 года мы сделали первое событие в театральном пространстве «Скороход». В качестве хедлайнеров пригласили двух отцов техно-сцены, благодаря которым в конце 80-х началась история этой музыки в Детройте: Octave One и Blake Baxter. Всё прошло хорошо, но не без форс-мажоров: во время выступления Octave One сгорел 24-канальный пульт, из-за чего пришлось отложить выступление на два часа, поменять местами музыкантов в лайнапе и в три часа ночи искать другой пульт — каким-то чудом нашли и около пяти утра братья Бёрден начали играть сумасшедший лайв.

Первые два m_sessions проходили без спонсорской поддержки каких-либо брендов (никто не хотел поддерживать новых людей), поэтому события стали убыточными.

Чуть позже появилась более камерная серия событий m_friends: они могут проходить в небольшом пространстве, с локальным лайнапом, там всегда собираются близкие по духу люди, которые любят интересную музыку, как и мы. Я всегда считал, что музыка — это особый невербальный язык общения, и я рад, что мы говорим со своей публикой на одном языке.

M_division — это в первую очередь живой организм, который постоянно развивается, это люди, которые одержимы музыкой, новыми видами искусства, эмоциями, которые всегда открыты новому и готовы экспериментировать.

В состав команды входят несколько музыкальных резидентов и визуальных художников. Это русский техно-музыкант Unbalance, который живёт в Москве, визуальный художник и музыкант Станислав Глазов (PRCDRL) и его студия-проект с Марго — Licht Pfad, которые живут в Берлине (к сожалению, их проекты можно чаще увидеть в Европе, чем в России). Kobba — диджей с отсутствием границ и рамок в музыкальном вкусе, что очень близко идеологии m_division.

Прекрасная Инга Мауэр, которая последнее время очень редко бывает в Петербурге, но не перестаёт нас радовать приятными новостями из Европы. Визуальные художники Юрий Горбачевский и Саша Вещев, чьи работы на наших проектах можно наблюдать с начала 2015 года.

Есть также не менее важные персоны, отвечающие за организационные вопросы. Человек, который отвечает за фейсконтроль и безопасность — Илья, на входе и проверке билетов можно заметить Ивана, который сегодня помогает на монтаже, а завтра — за рулём неизвестно откуда взявшейся газели доставляет необходимые материалы для декораций.

И, конечно, мой партнёр Слава — тот человек, с которым мы создали и продолжаем строить m_division. Периодически к нам присоединяются и новые люди, которые желают помогать в создании наших проектов, мы всегда открыты. Например, летом готовим очень крупный и амбициозный проект — двухдневный фестиваль, на который нам потребуется очень много волонтёров. 

Заводы стоят: Как в Петербурге проводят рейвы в промышленных зданиях. Изображение № 5.

Заводы стоят: Как в Петербурге проводят рейвы в промышленных зданиях. Изображение № 6.

Заводы стоят: Как в Петербурге проводят рейвы в промышленных зданиях. Изображение № 7.

Мы неслучайно называем наши события «индустриально-музыкальными путешествиями»: их нельзя назвать вечеринкой или фестивалем. Место проведения должно соответствовать нашим внутренним критериям: мне достаточно посмотреть на фотографию, чтобы понять, сможем ли мы создать из этого пространства некий арт-объект, будет ли здесь комфортно и интересно нашей публике, будет ли «правильно» звучать музыка, безопасно ли это место для проведения нашего события и так далее. Поиск объектов идёт постоянно. Например, тот же «Нобель» мы нашли благодаря одному из членов нашей команды — через скрытые базы, доступные только риелторам. 

Нас вдохновляют интересные промышленные площадки Петербурга: здесь впервые в России использовали принципиально новые архитектурные формы — выражение чистой функции и технологии, что очень близко музыке, звучащей на наших событиях. Владельцами таких зданий обычно бывают частные структуры.

Переговоры — сложный процесс, очень часто мы слышим отрицательные ответы: приходится долго и подробно объяснять собственникам, что мы хотим сделать (обычно им нужны постоянные арендаторы с регулярной арендной платой, а не арт-объекты, которые с коммерческой точки зрения не так интересны). К сожалению, от города мы не получаем никакой помощи, хотя всегда открыты к диалогу и сотрудничеству.

«Красный треугольник» — один из старинных и самых загадочных заводов Петербурга. Он удивил меня своими масштабами и необычной архитектурой, и летом 2015 года мы приняли решение создать там индустриально-музыкальное путешествие под простым и понятным названием «Треугольник». Но для летнего проекта я хотел видеть открытую площадку, воздух, а не душный и пыльный цех. Каково же было моё удивление, когда я обнаружил на территории завода старинную железнодорожную платформу.

Я позвонил Славе и дрожащим голосом, на эмоциях, начал описывать, какая она шикарная, где мы будем ставить звук, а где будут сидеть люди — параллельно скидывал фотографии. Отыскать собственника оказалось непростой задачей — впрочем, мы справились и приступили к подготовке: вывезли около восьми тонн мусора, который там, вероятно, скопился с середины прошлого века.

Волонтёры и друзья m_division помогали строить инсталляции — в основном из материалов, найденных на территории завода. За день до события к нам приехал человек, представившийся собственником другой части завода, и начал утверждать, что платформа принадлежит ему, а документы нашего арендодателя — поддельные (что оказалось неправдой), обещал вызвать ОМОН и всех разогнать. Это добавило напряжения. Но всё прошло идеально, и о «Треугольнике» до сих пор говорят как о самом необычном проекте прошлого года.

Что же касается механического завода «Людвиг Нобель», то, когда мы его обнаружили, я был поражён необычной архитектурой, огромными арочными окнами, двухскатной стеклянной крышей (для естественного освещения), стальными колоннами. Мы видели множество заводов и цехов, но это было настоящее произведение инженерного творчества. Дело было за малым: убедить собственника сдать нам помещение в аренду на одну ночь. Переговоры длились три дня, мы присылали всевозможные договоры, показывали предыдущие проекты, доказывая серьёзность намерений. Собственник и его представитель оказались очень адекватными людьми и позволили провести первый «Нобель» в ноябре 2015 года. 

В целом в пространстве завода больше минусов, чем плюсов: бетонные стены, металлические крыши дают далеко не лучшие акустические характеристики помещения. Но, к нашему удивлению, на «Нобеле» звук практически не искажается и звучит очень хорошо.

На «Нобеле 2.1» мы построили необычную сцену, состоящую из трёх турбокомпрессоров — такие устанавливают на атомные электростанции или морские суда (они находились на территории завода). Причём мы их не трогали: оградили решёткой и создали объектный 3D-mapping.

Иногда очень обидно, что столько усилий — только ради одной ночи, поэтому мы решили создать серию событий на этом заводе: 7 мая представим последнее «Индустриально-музыкальное путешествие Нобель 2.2 : Эпилог». 

 

   

«Стробоскоп травит душу»

Русский рейв — родом из Ленинграда. В 1989 году компания молодых художников, в том числе ныне покойный Георгий (Густав) Гурьянов из группы «Кино», захватила квартиру на набережной Фонтанки, превратив её в клуб «Танцпол 145» — там и проходили проторейвы. Первый же коммерческий рейв — знаменитая «Гагарин-пати» — прошёл в 1991 году в Москве, но за его организацией стояли петербуржцы (подробнее об этом — например, в архиве программы «Культурный слой» с Львом Лурье на «Пятом канале»). 

В 1990-е и 2000-е петербургско-областные рейвы где только ни устраивали: в НИИ «Электростандарт» и во дворце Белосельских-Белозерских, в крепости «Орешек» и Выборгском замке, во дворе Артиллерийского музея и в Чумном форте (репортаж Сергея Полотовского 15-летней давности до сих пор можно найти в архивах «Коммерсанта»). 

Случались рейвы и на территории промышленных зданий: например, Therapy Sessions Russia проводили на заводе имени Карла Маркса, он же «Новый Лесснер» (как и «Нобель», расположен на Выборгской стороне; в прошлом году начался снос корпусов, по поводу чего бьют тревогу градозащитники) и на заброшенном химическом заводе на Индустриальном проспекте.

На территории заводов случались и «Жёсткие пикники в промзоне». «Проводились они „Центром Тижелаго Изскусства“ в лице злободневных художников-коллажистов Артемия Соломатина и Игоря Межерицкого и несли в себе дух максимальной свободы и отрыва, — вспоминает Константин Нестеров, более известный как DJ Gvozd, один из основателей «Пиратской станции». — Возможными они стали благодаря настоящей любви к искусству и желанию самовыражения. Поддержка таких местных звёзд, как Лена Попова, DJ Слон, DJ Демидов и других привлекла дополнительное внимание. Силовые структуры реагировали на „Пикники“ в основном просьбами сделать звук потише — само собой, вопрос решался на месте. Электричество брали путём нелегального подключения к ближайшей трансформаторной будке».

 

Заводы стоят

Промзоны Петербурга называют «серым поясом». В прошлом году аналитики компании «БестЪ» сообщали, что общая площадь промышленных территорий внутри города составляет 13,5 %. 

В 2005-м появились первые новости: «Вывод промышленных территорий из центра города начался». При Валентине Матвиенко под Петербургом стали развиваться промзоны новой волны (автомобильный, фармакологический кластеры); кроме того, предприятия начали переезжать из города в Ленобласть. 

Спустя десять лет проблема старого «серого пояса» не решена: исторические здания заводов, охраняемые законом, нельзя сносить, а инвесторам большинство из них не интересны — огромные цеха умирают на набережной Обводного канала и Выборгской стороне. В городе регулярно обсуждают, что делать с заводами (например, в понедельник стартовал воркшоп для молодых архитекторов, посвящённый «поискам стратегий для регенерации промышленного пояса Петербурга») — но по сути мало что меняется. 

Инициативным молодым музыкантам, храбро вторгающимся на заводы, в городе, кажется, только рады. 

 

   

Заводы стоят: Как в Петербурге проводят рейвы в промышленных зданиях. Изображение № 8.

Маргарита Штиглиц

эксперт по промышленной
архитектуре

Любые творческие акции, проводящиеся в пустующих промышленных зданиях, (если они не вредят состоянию конструкций), безусловно, полезны для освоения этих пространств и привлечения к ним внимания инвесторов и властей.

Я с большим интересом увидела, какое замечательное действие произошло в стенах цеха механического завода «Людвиг Нобель». Хотелось бы, чтобы какую-то подобную акцию провели и в самом особняке владельца завода, расположенном на Пироговской набережной, 19. Этот памятник федерального значения, связанный со всемирно известной личностью, много лет находится в катастрофическом состоянии.

Всех пустующих исторических промышленных зданий и связанных с ними служебных и жилых зданий не перечесть — их огромное число. Причём все они имеют собственников, которые не предпринимают никаких мер ни к реставрации, ни хотя бы к консервации. Это огромные комплексы «Треугольника», Обуховского завода, Сестрорецкого завода... В предаварийном состоянии находятся шедевры архитектуры авангарда: «Красное знамя», «Красный гвоздильщик», ТЭЦ «Красный октябрь», мясокомбинат им. С. М. Кирова и многие другие.

Есть надежда, что культурное предстартовое неформальное освоение пространств может способствовать их возрождению. Характерный пример — «Винзавод» в Москве. Удачный пример такого рода в Петербурге — культурный центр «Ткачи» на Обводном канале. Газгольдеры также как нельзя лучше могут быть приспособлены для выставок, концертов, музея. 

   

Roots United

Фестивали: Present Perfect, Elements Weekend

Как раз на территории одного из газгольдеров творческое объединение Roots United в эти выходные организует событие под названием Elements Weekend. 

​Творческое объединение появилось в Петербурге около семи лет назад: как говорит участник Roots United Дмитрий Агалаков, «объединились на почве большой любви к музыке: на тот момент нам нравилось так называемое американское звучание хауса». Вначале в команде было пять человек — сейчас около 15 в трёх департаментах: творческом, организационном и техническом. Сегодня команда Roots United организует музыкальные события, а также выпускает пластинки на собственном лейбле. 

Впервые в индустриальные интерьеры команда пришла прошлым летом, когда организовывала фестиваль Present Perfect — с Натаном Фейком, Джими Тенором, с инсталляциями и паблик-артом — в Музее уличного искусства, расположенном на территории действующего «Завода слоистых пластиков». Сейчас Roots United готовят новое событие Elements Weekend — в газгольдере завода «Композит» на набережной Обводного канала, 74 (состоится в эти выходные, 15–16 апреля). А минувшей осенью петербуржцы гастролировали в других городах: провели фестиваль «Результат/Арт» на заводе «Алкона» в Екатеринбурге и в типографии «Нижполиграф» в Нижнем Новогороде.

 

Заводы стоят: Как в Петербурге проводят рейвы в промышленных зданиях. Изображение № 9.

Заводы стоят: Как в Петербурге проводят рейвы в промышленных зданиях. Изображение № 10.

   

Заводы стоят: Как в Петербурге проводят рейвы в промышленных зданиях. Изображение № 11.

Дмитрий Агалаков

сооснователь Roots United

В 1990-е и ​в начале в 2000-​х​ в Петербурге была популярна клубная культура, рейв был в моде, люди тянулись к этой музыке. А последние пять-шесть лет — застой: на место клубов пришли бары, контент которых в большей степени про весёлую музыку и в меньшей — про концептуальную культуру. Сейчас сменилось поколение. ​Появились замечательные фестивали, которые нас вдохновляют, — например, немецкий​ Atonal​, канадский Mutek, польский Unsound​.

Промышленные здания дают много возможностей для творчества: это вызов, с которым интересно работать. Например, мы давно и​щем площадку с большим количеством маленьких помещений, чтобы из каждой комнаты сделать арт-объект: люди приходили бы не только за танцами, но и на выставку. 

Интересно, что представители индустриальных зданий часто стесняются, говорят: «У нас тут грязно, дырки в полу, пробои в стенах...» А нам это и нужно! Это фактура, которую можно использовать и видоизменять.

Площадку для Elements Weekend мы искали месяца четыре: посмотрели много разных помещений. Большинство по объективным причинам не устраивали: или соседствовали с жилыми домами, или требовали серьёзных вложений из-за отсутствия инфраструктуры. Газгольдер же отвечает всем требованиям, а само здание — очень классное по архитектуре. Фактически мы заезжаем в пустой огромный круг площадью около 1 200 квадратных метров и в течение недели с ноля строим мероприятие.

Кстати, раньше в этом газгольдере была байкерская площадка (клуб Bashni. — Прим. ред.), но они оттуда съехали. Есть определённая сложность в том, что газгольдер — круглый: это влияет на акустику. Но мы выстраиваем звуковую систему так, чтобы не было никаких проблем. Будем делать зонирование, вешать звуковые ловушки в места отражения звука. 

Собственники и представители старых промышленных зданий — абсолютно разные люди. На одном заводе всем может быть всё равно: есть ставленник, для которого главное, чтобы заплатили за аренду, — и можно делать что угодно. А бывает, что приходится долго договариваться и убеждать — доступно и понятно.

Тут важно понимать, что мы — несмотря на то, что молоды и занимаемся творчеством — профессионально подходим к организационным вопросам. То есть мы не приходим к владельцу завода и не говорим: «Йоу, чувак, будем делать дискотеку». Коммуникацию надо выстраивать правильно, чтобы вторая сторона поняла: мы знаем, что и зачем делаем, готовы соблюдать указания по технике безопасности.

Это миф, что для того чтобы сделать большое интересное мероприятие, нужно кому-то «заносить». Если ты делаешь цельное действо с художественной подоплёкой, красивой музыкальной составляющей и умеешь об этом правильно рассказать, проблем быть не должно.

   

Заводы стоят: Как в Петербурге проводят рейвы в промышленных зданиях. Изображение № 12.

Заводы стоят: Как в Петербурге проводят рейвы в промышленных зданиях. Изображение № 13.