Нередко в Москве и других российских городах с завидной частотой проходят концерты одних и тех же групп и музыкантов — Джей-Джей Йохансона, Placebo, Флориана Купфера, The KVB, Горана Бреговича, Brazzaville или Майкла Джиры. The Village спросил у промоутеров, какой логикой они руководствуются, привозя одних и тех же музыкантов по многу раз подряд, и почему зрителям интересно ходить на одно и то же.


Игорь Тонких
 генеральный директор клуба Yotaspace

Это рынок. И это бизнес. Поэтому здесь всё определяется спросом. Есть спрос — ездят, нет спроса — не ездят. Спрос, в свою очередь, зависит от популярности. Поскольку в силу разных вкусов и ментальности на разных территориях мира популярны разные артисты, то и Россия не является исключением: у нас тоже специфический музыкальный вкус.

Гонорары в России часто выше, чем в остальном мире. Обычно — для тех артистов, которые здесь исторически успешны, и для новых, но уже больших имён. Но бывают и обратные примеры. Ведь промоутер делает такое предложение, которое позволит ему получить прибыль, а дело артиста — принять его или нет, и если нет других предложений с этой территории, то с паршивой овцы хоть шерсти клок.

Конечно, есть очевидные (хотя и косвенные) признаки популярности артиста: размеры группы в соцсетях, количество записей, количество просмотров видео, просмотров страниц «Википедии», цифровые продажи альбомов и скачиваний на трекерах, запросы в поисковиках и так далее. Кризис повлиял на спектр приезжающих артистов. Проверенные временем остались, а новые, экспериментальные имена как раз и были сокращены в первую очередь как наиболее рискованные.

Многие артисты говорят, что российская публика более эмоциональная. И на любимого музыканта публика готова ходить регулярно, это как потреблять любимое блюдо часто: вкусно — дайте два!


Степан Казарьян
 арт-директор ночной программы клуба
«16 тонн», промоутер

Если музыкант приехал куда-то и всё получилось, то он приедет туда ещё раз. Более того, он будет приезжать в это место, пока промоутер не умрёт — а даже когда промоутер умрёт, этого же музыканта привезёт другой промоутер. Если вы познакомились с человеком, пришли к нему в гости и отлично провели время, велик ведь шанс, что вы опять придёте к нему в гости? Тут то же самое, только с материальной точки зрения.

Если промоутер не попадает на деньги, а даже получает некую прибыль, то он стремится привезти того же музыканта ещё и ещё раз. Скажу даже больше — другие промоутеры тоже захотят привезти этого музыканта.
Я дважды делал концерты BadBadNotGood: первый раз — когда это была неизвестная группа, второй — когда более-менее известная, а на третий раз у меня эту группу просто переманили! Потому что было видно, что это работающая история. Алекс Кельман однажды привёз A Place to Bury Strangers и теперь возит их каждый год. Видимо, группа стоит вменяемых денег и на неё гарантированно ходят люди.

Естественно, промоутеры должны как-то пережить кризис, поэтому возят проверенные группы. Раньше на каждый эксперимент нужно было провести один стабильный концерт, сейчас — на один эксперимент нужно три стабильно прибыльных. Стабильность при этом весьма относительная. Делать всё вслепую очень тяжело и нервно. Никто до последнего момента не знает, насколько артист реально популярен.

Можно ли определить эту популярность заранее? Лишь теоретически. Скоро я привезу группу Easter — нехорошо говорить до концерта, что потом она приедет ещё раз, но это не исключено, потому что больше чем за месяц до события я вижу очень большой ажиотаж. Мог ли я его предположить? Нет, но я чувствовал, что они актуальны и модны.

Есть коллективы, которые кажутся востребованными, но их публика амёбна, или это просто накрученная история. В основном востребованность можно определить по количеству записей во «ВКонтакте», количеству людей в группе, частоте упоминаемости в новостях и количеству запросов в «Яндексе». Но всё равно никогда не знаешь, насколько люди, которые всё это выкладывают, фанатичны. Есть датская группа Choir of Young Believers, песня которой звучит в саундтреке к сериалу «Мост», и у неё тоже куча аудиозаписей во «ВКонтакте». Думаете, много было народу на концерте? Вообще нет, потому что одно дело — смотреть сериал и выкладывать музыку, а другое — фанатично любить группу.

Если говорить о The KVB, концерты которых прошли в «16 тоннах» в октябре прошлого и в апреле нынешнего года (а до этого были и на Outline, и на вечеринках «Армы»), то их популярность сейчас заметно выросла — причём в России раньше, чем в Европе. Гонорары при этом тоже растут. Кроме того, это дуэт — с нынешними ценами на визы очень тяжело возить полноценные группы именно в андеграундной среде. Дороже билеты не сделаешь, а курс евро изменился, поэтому приходится делать концерты тем музыкантам, менеджмент которых осознаёт, что можно делать скидки. Важно, что это проверенная группа.

Наконец, это нормально, когда группа выпускает новый альбом и едет в тур. Не надо думать, что те же The KVB не выступают каждые полгода в Берлине — абсолютно точно выступают, а то и чаще. Кстати, The KVB приезжают ещё и потому, что в своё время они в «16 тоннах», как мне признались, сыграли один из лучших концертов в их жизни. Они знают, что публика им отдастся, они отдадутся публике, и у всех всё будет хорошо.

Другой важный критерий — я привожу The KVB или Xeno & Oaklander не только потому, что это стабильно и дёшево. Они надёжные адекватные люди, с ними по-настоящему приятно общаться, да и музыка у них отличная, поэтому я бы делал их концерты каждый день. У меня ни душа не болит, ни совесть. А большинство музыкантов — такие *** (неприятные люди. — Прим. ред.), что общаться с ними — дикий стресс.


У нас недостаточно любят, например, группу The Black Keys, но очень любят странных артистов вроде Dub FX, которого нигде в мире не принимают за человека

Публике зачастую неинтересно ходить два раза на одно и то же. Но надо понимать, что этой публики больше, чем вы видите на концерте. На Йозефа ван Виссема в «16 тонн» и в лютеранский собор пришли разные люди — это свидетельствует о том, что у него большая аудитория. Если вы видите на ван Виссеме 400 человек, не думайте, что его слушают 400 человек или даже 800. От 5 % до 10 % купивших в предпродаже билеты не приходят на концерты. Что говорить о тех, кто не купил билет, слушает музыканта, но забыл о концерте, или у них не было денег, они были в отъезде, у них заболела голова, или они пошли на другую группу? Концерт — это лучшее промо. Группа Muse в нашей стране популярнее Radiohead, потому что, в отличие от Тома Йорка, она приезжает сюда с тех пор, когда ещё никто сюда не приезжал.

Ваш материал должен называться по-другому: «Стала ли Москва одной из мировых музыкальных столиц, если некоторые группы выступают здесь каждый год?» Дальше можно размышлять, так это или нет. Я считаю, что да, безусловно. Москва и Петербург — одни из главных пунктов назначения для любой нормальной группы наряду с Берлином, Лондоном, Парижем, Амстердамом или Барселоной. Всё это — крупные города с развитыми независимыми сценами, куда музыканты хотят поехать, потому что знают от друзей, что там хорошая публика, там круто тусоваться. Так что невозможно представить, что The KVB или A Place to Bury Strangers выпустят альбом и не поедут в Москву: это как будто у тебя родился ребёнок, и ты не говоришь об этом друзьям.

Для других музыкантов Москва — это не must. Может быть, у них даже был концерт в России, но он не сложился по тем или иным причинам. Но те, у кого был успешный концерт, точно возвращаются. Я вас уверяю, очень скоро вновь приедут Night Lovell и Янг Лин. Янг Лин уже возвращается? Он вообще давно хотел в Россию, потому что слышал от других, что тут офигенно. Москва — многомиллионный город, которому, как и Стамбулу, приходится бороться со стереотипами о зверюгах, фашистах, гомофобах и озверевших коммунистах. К счастью, со временем этот миф рушится: тысячи музыкантов побывали тут и в 90 % случаев рассказали другим восторженные истории.

У нас недостаточно любят, например, группу The Black Keys, но очень любят странных артистов вроде Dub FX, которого нигде в мире не принимают за человека. В своё время я делал концерт Ramona Falls, и это был sold out, хотя их популярность нигде, кроме России, близко к этому не подходила. Когда задают вопрос «Почему некоторые группы так часто приезжают в Россию?», то будто бы пытаются намекнуть на нашу несостоятельность или придурочность: мол, весь мир любит одно, а у нас — другое. Но популярность к таким группам во всём мире приходит уже после того, как они приехали в Россию. Конечно, всегда есть момент связи с публикой. Кто-то чувствует себя здесь как дома, потому что ему нравится наивность и честность русского человека. Российская публика любит один раз и навсегда — может быть потому, что она консервативна.


The KVB 
музыканты

Не уверены, что можем ответить на вопрос, почему мы так часто приезжаем в Москву, но нам тут очень нравится! В Лондоне, Франции и Италии мы тоже играем достаточно часто.

Впервые нас позвали в 2013 году выступить в Санкт-Петербурге и Москве, затем мы поездом поехали в Киев. Там мы напились какого-то смородинового вина, из-за чего цвет наших лиц был не очень хорошим. Степан, который позвал нас в «16 тонн», — отличный человек. В позапрошлый раз мы пили вино и слушали музыку в его красивейшей квартире — это не то, что мы делаем со всеми промоутерами. Мы ещё не успели провести в Москве столько времени, чтобы она нам чем-то не понравилась, в ней всегда есть блеск нового и необычного, который нас очень интересует.


обложка: Cyrille Choupas/Young God Records