Российский баттл-рэп – состязания МС, в которых участники должны как можно эффектнее унизить противника – переживает свой расцвет, ролики на YouTube-каналах Versus Battle и #SLOVOSPB набирают десятки миллионов просмотров, а число подписчиков их пабликов во «ВКонтакте» неуклонно растет. Но на данный момент рэп-баттлы остаются мужской территорией: девушки в этой среде считаются редкостью. The Village поговорил с участницами баттла #SLOVOSPB о том, каково быть женщиной в маскулинной среде российских баттлов и почему ранимость — не преграда для побед.

Фотографии 1–5

Евгения Жуланова

Фотографии 6–9

виктор юльев

Маша Hima

 Мне 24 года, я родом из Москвы, но всегда очень хотела перебраться в Питер. Вот уже полгодика пожила, присмотрелась, почувствовала жуткие питерские морозы, но жить там на постоянной основе не передумала. Из-за беременности пришлось вернуться в Москву, потому что у меня здесь родители. Я училась в ПТУ, как такового образования у меня нет, и сейчас я не работаю. Сижу дома, берегу себя перед родами.

Мое увлечение рэпом началось с того, что я пела. Один раз мои друзья заметили, что я бурчу себе под нос какую-то мелодию, и пригласили в группу вокалисткой. Потом предложили зачитать уже под готовый бит и текст — мне понравилось. Это был онлайн-баттл, и так получилось, что трое моих друзей, которые тоже подавали заявки, не прошли во второй раунд. Вырвалась только я. На следующий этап уже пришлось самостоятельно писать текст — это было просто ужасно, я понятия не имела, как это делается, но потом затянуло. И прет по этой теме до сих пор.

Потом онлайн-баттлы потеряли свою актуальность и в моду вошли офлайн-баттлы — Versus Battle и #SLOVOSPB. Тогда видео не было так популярно, как сейчас: компьютеры были слабее, никто особо не смотрел ролики на YouTube, просто сидели на форумах и обсуждали треки друг друга. А Versus Battle и #SLOVOSPB очень сильно поменяли расклад. Мне понравился этот формат, так что я тоже решила попробовать. 

Онлайн- и офлайн-баттлы — совершенно разные вещи. Офлайн-баттлы ближе к стендапу, поэзии или даже боксу.
А онлайн-баттлы — это что-то вроде музыкального конкурса, где из множества претендентов выбирают лучшего. Первое время организаторы офлайн-баттлов совершали очень серьезную ошибку. Ресторатор и Ден Чейни (организаторы Versus Battle и #SLOVOSPB соответственно. — Прим. ред.) брали на реальные баттлы ребят, которые хорошо себя проявили исключительно в интернете, а так делать ни в коем случае нельзя. На Versus надо приглашать людей, которые в первую очередь умеют играть на камеру, а не подбирать удачную музыку под текст.

Нельзя сравнивать онлайн- и офлайн-батлы. Это как спросить, что больше нравится — ходить за покупками или готовить. При подготовке к реальному баттлу надо становиться перед зеркалом, смотреть на свою мимику, рыть инфу на человека, пытаться найти какие-то зашквары. То, что его обидит или выбьет из колеи. Я думаю, что если человек решил идти на баттл, то должен быть готов абсолютно ко всему. Это странно — идти драться и обижаться, что тебя куда-то не туда ударили.

Когда я баттлила с Юлей Kiwi, то старалась не воспринимать ее текст на свой счет, а оценивать с позиции третьего лица. Я могла заценить шутки — ужасно жесткие, конечно, но, блин, прикольные! Например, был панч о том, что я случайно забеременела от отца, потому что перепутала его в темноте со своим дедом. Я думаю, если мой дед или папа услышат это, то просто офигеют. Но я прекрасно понимаю, что это все шоу и для баттлов нет запретных тем. В жизни и так очень много табу, а баттлы как раз и существуют, чтобы их разрушать.

Так называемый бабский рэп — действительно отстой, и я пока не доказала обратного. А что касается дискриминации, тут две стороны медали. С одной стороны, тебя никто не воспринимает всерьез. Представьте, что я вызываю на баттл Оксимирона с серьезным лицом, — это же просто смех собачий. С другой стороны, проще привлечь к себе внимание, потому что ты девушка. Надеюсь, что даже если не я стану лучшей баттл-рэпершей, то какая-нибудь девочка увидит мои ролики, вдохновится и сделает что-то по-настоящему крутое. Существуют же женский футбол и бокс, потому что девочки все разные и им тоже хочется реализовываться в жизни, а не только готовить и с детьми сидеть.

Видео содержит ненормативную лексику

Мне сложно говорить о российском рэпе в целом, потому что сейчас я никого особо не слушаю. Больше люблю рок, изучаю его историю и все в этом духе. Но мне действительно нравятся баттлы, например, Оксимирона. У него потрясающая энергетика, которая дает понять, что он и есть лицо русского баттл-рэпа. Лично для меня баттл Оксимирона и Джоннибоя — это что-то запредельное, я пересматривала его раза четыре, наверное.

Самое сложное в подготовке к баттлу — запомнить все слова. Хотя сначала мне казалось, что труднее написать текст. В баттловом речитативе должно быть максимальное количество ударных строчек, которые запомнят люди. В песне ты еще можешь проговорить какую-то чушь, а тут важен каждый слог. К баттлу с Юлей Kiwi я написала текст где-то за неделю, но этого было мало. К тому же, когда я стала его учить, выяснилось, что я беременна, и это меня морально подкосило. Это два совершенно разных состояния — что-то очень женское и бойцовская готовность к тому, что ты сейчас перед кучей людей будешь разносить другую девочку и говорить ей гадости. В то время было тяжело учить текст и выступать. Я курю и употребляю алкоголь, когда волнуюсь, но из-за ребенка я не смогла сделать ни того, ни другого. Поэтому вышла на баттл трезвой. И все вылетело нафиг из головы, половину текста я даже не прочитала. А вообще на баттле ты чувствуешь себя как на стрелке после школы.

Я до сих пор не смотрела свой баттл с Юлей Kiwi, хотя прошло больше полугода. Мне кажется, что на том видео у меня нервный тик, это просто жалко. Но в следующий раз будет полегче, потому что я уже не буду беременна.

Девушка на баттле может выглядеть так, как ей комфортно. Если ты участвуешь в таких состязаниях, у тебя не возникнет мысли, как одеться, потому что, скорее всего, ты человек, которому все равно, что о нем думают. Меня смешат девочки, которые надевают на баттл платья. Ох, посмотрите, я девочка! А то мы не заметили. Также я не понимаю девушек, которые одеваются как мужики. Надо быть женщиной, но не бросаться в крайности.

Пока нет мужчин, с которыми я бы хотела побаттлить. С девочками как-то прикольнее. А парню какой смысл это делать? Это же последнее дело. Если выиграешь у девочки — всем пофиг, а если проиграешь — назовут дебилом. 

Есть несколько типичных оскорблений, которые можно использовать против девушки на баттле. Первое — обосрать внешность: у тебя маленькие сиськи и усы, например. Второе — это, понятное дело, назвать шлюхой. Третье — можно сказать, что она лесбиянка. Ну и четвертое — упомянуть о сексе с ее папой. Я использую все эти клише, но стараюсь затрагивать особенности конкретного человека. Именно так делает Оксимирон, буквально по частичкам разбирая каждого оппонента.

Юля Kiwi 

 Мне 22 года, сейчас я учусь и работаю. Поступила в магистратуру, связанную с информационными технологиями, а работаю инженером первой категории. Вообще среди тех, кто занимается баттлами, очень часто встречаются айтишники — Гнойный, например.

Увлекаться рэпом я начала лет в 15. Пыталась сама записывать треки, но они были ужасными. Потом поступила в Петербург и начала смотреть баттлы в интернете. В этой сфере было очень мало девушек, а те, кто были, делали такую банальную ерунду, что даже я бы смогла не хуже. Поэтому решила пойти и попробовать.

Когда я только начала увлекаться рэпом, слушала СД, Крип-а-Крипа, Кажэ Обойму, Оксимирона. Сейчас исполнителей расплодилось слишком много. Раньше треки были либо душевные, либо жесткие, а сейчас все гонятся за трендами. Рэперы каждый месяц пробуют себя в новых стилях, не устоявшись ни в одном. Все пытаются привлекать к себе внимание соцсетями, а не творчеством. Вот Скриптонита я вообще не слушаю. Не люблю, когда невозможно разобрать, что там рэпер зачитал. Но он, конечно, стильный мужик, такой колоритный. ATL тоже интересный. Вот про пчелок и тверк — какая-то совершенная дичь, но есть и много хорошего.

Есть такая традиция: баттл-рэперы хуже пишут треки, а те, кто пишет треки, не всегда могут нормально выступить на баттле. Есть и уникумы, которые могут все, но их меньшинство. Я тоже пыталась что-то записывать, но результат мне не понравился. Может быть, потому что все делала сама: сидела дома, записывала, сводила. Сейчас, конечно, можно попробовать снова, потому что это послушают. Ведь люди постоянно просят записать трек, минуса мне кидают, битмейкеры предлагают сотрудничество. Но когда я начинаю думать о том, что именно я хочу сказать, ничего не приходит в голову. А плодить говно ни о чем неохота.

Баттлить против девушки для парней действительно тяжело — как и для меня баттлить против них. Первое время приходилось все время доказывать, что я не просто девчонка, а настоящий рэпер. Многие девушки на баттлах изначально подают себя неправильно: «Ах, я такая милая, не судите строго!» Этим они сразу себя принижают. Поэтому я старалась с первых баттлов показать, что пришла не покрасоваться, а бороться на равных. Доказать это тяжело, потому что тебя никто не воспринимает всерьез.

Видео содержит ненормативную лексику

Когда на баттле мне говорят что-то плохое, я понимаю, что это соревнование, и настраиваюсь пропускать мимо ушей, потому что это сбивает и можно забыть текст. Парни, когда слышат оскорбления от девушки, воспринимают это ближе к сердцу. Еще они очень зависят от шума толпы. Если мой оппонент зачитал какой-то панч и толпа радуется, то я это понимаю не как радость по поводу моего морального уничтожения. Они просто оценили его шутку. А если я говорю какой-то панч и толпа взрывается, то парень думает, что все настроены против него: переживает, загружается, это очень заметно.

А так у нас на #SLOVOSPB парни хорошие. Они воспринимают меня не просто как девчонку в своей среде, а как изюминку.

Раньше я смотрела перед баттлом страницу оппонента во «ВКонтакте», перерывала заметки и фотки, но со временем стало влом этим заниматься. Если мне что-то расскажут или покажут, я учту и использую в тексте. Но ковыряться в чужой жизни уже не так интересно. Сначала в баттлах были актуальны просто шуточки, потом баттлили по фактам из биографии, затем стали готовить длинные флипы-ответки — все идет по спирали. Сейчас вот модно обсирать известных людей, которые пришли на баттл посмотреть. 

И вообще, одно дело сказать, что твоя мамка нехорошая. А другое дело сказать: «Я нашел твою маму во „ВКонтакте“, ее зовут Ольга Геннадьевна, и она ездила с каким-то левым мужиком в Турцию». Надо знать грань. Пока на баттлах нет запретных тем, но, я думаю, цензура скоро доберется и к нам. В принципе, оппоненты могут предварительно договориться, каких тем касаться нельзя, но так делают редко. Вот когда были эти баттлы по фактам биографии, все кругом нарывали несуществующие вещи или завирались. Сами что-то придумывали и в итоге уже не понимали, что несут.

Я довольно скрытный человек, и у меня есть много жестких вещей в прошлом. Если бы о них кто-то узнал, то смог бы использовать очень неприятным образом. Я всегда о них помню и боюсь, что это может всплыть на баттле, но пока этого не случалось. Вот был один достаточно известный баттл в Ростове, на котором девчонка расплакалась. Ей было лет 16, она пришла на баттл, чтобы поторговать лицом, и особо не скрывала этого. Она вроде не так уж плохо читала до определенного момента, а потом оппонент сказал, что ее отец ушел из семьи, потому что он алкоголик. И все. Она разрыдалась и убежала. В комментах все защищали ее, но, по-моему, это бред. Куда ты шла? Что ты вообще ожидала услышать? 

Я вообще довольно ранимая. Даже если чужой человек мне скажет что-то плохое вскользь, могу загрузиться, заплакать. Это очень напрягало всю жизнь. А баттлы помогают мне проще относиться к критике. Когда тебе раз за разом говорят гадости в лицо и 200 человек этому радуются, все начинаешь воспринимать легче.