В последние несколько лет статус законодателей трендов в музыке приобрели bedroom producers, то есть музыканты,  записывающие релизы в собственной спальне. Это касается как танцевальной музыки, так и экспериментальных мрачных жанров или хип-хопа. Музыкальные лейблы в определенном смысле утратили свою монополию, столкнувшись с появлением нового программного обеспечения и сервисов для свободного распространения музыки вроде SoundCloud. The Village поговорил с появившимися в последние годы московскими лейблами и их резидентами, чтобы понять, зачем нужны лейблы в 2016 году, кто покупает виниловые пластинки и как совмещать привозы зарубежных артистов и продвижение собственных резидентов.

*Наденьте наушники, видео проигрывается со звуком. 

«ГОСТ Звук»

Московский лейбл, возникший два года назад и сильно повлиявший на отечественный музыкальный ландшафт. Именно его резидентами являются одни из главных фигур нашей электронной сцены — Buttechno, OL, Lapti и Nocow, а клуб «НИИ» можно смело назвать штаб-квартирой «ГОСТ Звука»

SoundCloud

Ильдар Зайнетдинов, создатель «ГОСТ Звука»:

Лет семь назад мы с друзьями сделали свое объединение «Рад» c уклоном в хип-хоп, битс и локальную сцену, и именно из этой истории вырос «ГОСТ Звук». У многих российских музыкантов в последнее время сменились приоритеты, и сейчас выпускаться в России стало часто интереснее, чем участвовать в западных проектах. Но цель была и остается одна — продвигать то, что рядом, и красиво это упаковывать, чтобы развивать российскую электронную сцену.

Я уверен, что мы в каком-то смысле задали тренд на популярность отечественной музыки. Я прекрасно помню ее состояние и пять, и три года назад. Когда я делился с окружающими идей о том, что хочу сделать лейбл, на котором так называемая русскость и в плане текста, и в плане музыкантов станет ключевым вектором, мне в ответ крутили пальцем у виска. Ведь это все было до волны псевдопатриотизма на государственном уровне и триумфа Гоши Рубчинского. Кириллица только начинала входить в моду, а Рубчинский едва маячил на горизонте — в остальном было полное затишье. 

Я абсолютно уверен, что работа, которую делает «ГОСТ», очень влияет на культурный имидж России в целом. Глобальные люди в музыкальной индустрии внимательно следят за тем, что у нас происходит. Мы постоянно приглашаем в «НИИ» иностранных гостей, которые делятся своим опытом, а по возвращении домой рассказывают, как у нас здорово и классно и что, вопреки политическим и экономическим трудностям, есть место для культурной жизни и новых творческих высказываний. Это очень важная динамика, которая должна всячески поддерживаться властями. Но пока есть только антипример — отмена фестиваля Outline, которая очень ударила по российской культурной репутации. Хотя я не берусь утверждать, что это исключительно ошибка властей, однако в их интересах было сделать все возможное, чтобы фестиваль состоялся.

Наше время — это эпоха бедрум-продюсеров, которые сами делают музыку от начала и до конца. Потребность в невероятных студиях исчезла, и музыканты получили больше свободы.

Мы печатаем весь винил на крупнейшей голландской фабрике, там же находится наш дистрибьютор. Наша задача как продюсеров — найти нужного музыканта, который будет соответствовать духу лейбла, а потом сформировать с ним ключевую идею творчества и отобрать лучшие работы. Я смотрю на музыканта со стороны и стараюсь максимально раскрыть его. После того как сформировалась музыкальная концепция, мы обсуждаем визуальные и имиджевые особенности артиста, думаем о раскрутке в медиа. Потом уже идет печать и мастеринг, то есть студийная доработка материала. У «ГОСТа» на этот счет есть эксклюзивное соглашение с мастерами, которые обладают огромным опытом и работают, к примеру, с легендарным Аффекс Твином, Омаром Эс и Тео Пэрришем. Также мы внимательно следим за распространением винила и за тем, чтобы цена на вторичном рынке не повышалась. Для меня это принципиальный вопрос. Я не гонюсь за тем, чтобы наши пластинки стоили бешеных денег на Discogs, хотя чтобы это случилось, нужно просто ограничить тираж. Но я против discogs-барыг и считаю, что зарабатывать должен лейбл и его музыканты, а не тот, кто первый накупит пластинок и будет держать их у себя дома в ожидании скачка цен.

Задача музыканта — делать музыку, а наша задача — сделать из этого красивый продукт. Мы потихонечку подходим к тому, чтобы сделать свое букинг-агентство и организовывать гастроли музыкантов. А одна из моих глобальных целей — экспорт музыкантов за рубеж. Хочу, чтобы наши пацаны больше выступали в Европе, США и Азии. 

Сейчас на «ГОСТе» готовится несколько релизов, в том числе ребят, которые просто прислали демо на почту. Этому сильно помог цикл передач на «Мегаполис.фм», которые я посвятил исключительно локальной сцене. За год вышел цикл из 12 передач, в которых я ставил только отечественную музыку.

У нас есть музыканты, которые являются, так скажем, гостообразующими: LAPTI, OL, Nocow. С Пашей Buttechno мы вообще занимаемся клубом «НИИ», а все остальные — это наши талантливые друзья и знакомые. Основные презентации лейбла проходят в том же «НИИ», но есть и формат шоукейсов (фестивалей с участием сразу нескольких молодых музыкантов, которые играют короткие сеты. — Прим. ред.). Такие мероприятия могут проходить, как на интересных площадках Москвы — например, в Политехническом музее, так и за пределами столицы — в частности, в петербургском Mosaique или в пространстве «XOXO» в Краснодаре.

Buttechno

Пожалуй, главный музыкант новой электронной волны и визитная карточка клуба «НИИ»

Я не знаю, как рассказать про свою музыку. Даже критики не могут описать ее нормально. Всегда проще выложить ссылки, чем описывать словами. Я давно занимался музыкой — сначала гитарной, потом ушел в электронику. Мы подружились с Ильдаром года два-три назад. Мне понравился его лейбл, а ему —мои треки. Так и стали делать совместный проект.

Все пластинки до «ГОСТа» я выпускал сам, но после того, как пришел к ребятам, ничего особо не поменялось. Это же не мэйджор-лейбл, а все еще независимая вещь. Но в плане организации все стало более четким. «ГОСТ» печатает в среднем 300–500 экземпляров одной пластинки, а это не приносит больших денег. Лейбл никак не влияет на формат и жанр моей музыки, но треки на итоговый релиз мы всегда отбираем совместно с Ильдаром. То есть контент ты делаешь независимо, а он уже может что-то посоветовать. Таким образом, мы соединяем наши представления об удачных композициях.

Я часто играю в «НИИ», потому что это мой дом и здесь я всегда чувствую себя комфортно. Я делаю мероприятия, на которых периодически играю и сам – это нормальная практика для организаторов.

Из российских лейблов мне очень нравится «Удача» — такой достаточно эклектичный проект, его жанр определить сложно. Ровно так же и «ГОСТ» трудно назвать чисто техно-лейблом, мы не ограничиваемся жанровыми понятиями. Ведь техно-лейблов очень много, и они все одинаковые со своими черными обложками и скучной музыкой. А «ГОСТ» — это скорее история про поиск и исследование дарований, которые живут в России.

Sination

Sination появился в 2015 году в Санкт-Петербурге и специализируется на жанрах в диапазоне от экспериментального синта до неоколдвейва. Такой выбор обусловлен тем, что его создатели Маша Романович и Эдуард Чайка уже давно руководят довольно крупными музыкальными пабликами E:\music\shoegaze & post-punk, E:\music\coldwave, E:\music\synth и другими. В их задачи входит не только выпуск релизов на кассетах, но и привозы зарубежных музыкантов — к примеру, легенд скандинавской синтетической музыки Lust For Youth.

SoundCloud

Эдуард Чайка и Маша Романович создатели Sination:

Наш лейбл появился чуть больше года назад. Время от времени мы занимались привозами артистов, так что подумали — почему бы не запустить собственный проект? Просто для того, чтобы издавать любимую музыку. Мы не жалуем CD, поэтому в основном издаем музыку на кассетах и не против попробовать частично перейти на винил.

Наша команда давно ведет несколько музыкальных сообществ во «ВКонтакте» и пристально следит за различными сценами, а также дружит со многими музыкантами, так что влиться в индустрию было совсем легко. Жанровых рамок мы перед собой не ставим, но долговременное ведение конкретных музыкальных блогов до сих пор сильно влияет на выбор издаваемой нами музыки. Сейчас у нашего лейбла постпанк- и синтпоп-направленность, но мы не собираемся останавливаться на этих жанрах и уже пару раз от них отходили. Например, нашим первым виниловым тиражом был альбом экспериментальной группы «4 Позиции Бруно».

Мы независимый лейбл, поэтому занимаемся этим просто из любви к музыке — издаем релизы на физических носителях и помогаем продвигать своих артистов. Но знаем, что другие лейблы активно организовывают события со своими резидентами. Мы тоже порой устраиваем вечеринки и концерты, но не так часто, поскольку лейбл Sination довольно молодой, а наши музыканты разбросаны по всему земному шару. Тем не менее нам удалось сделать концерты большинству резидентов и зарубежным музыкантам, которых финансово реально привезти в Россию. Например, в прошлом году мы привозили Lust For Youth, Minuit Machine, Cold Comfort и Caerulea. 

Наша команда состоит из двух человек плюс пара товарищей-дизайнеров — Никита Торопчин и Владислав Сонтос. Время от времени они помогают оформлять вечеринки и релизы за символическую плату. Наши музыканты, как правило, записывают музыку у себя дома, потому что у Sination нет тиражей в тысячи пластинок, а группы не выступают в «Олимпийском». Хотя это, конечно, к лучшему.

Наша работа спонтанна и хаотична — бывают периоды как активной деятельности, так и затишья. Мы не можем знать, когда и что нас сподвигнет на издание или привоз. Сейчас у нас есть кое-какие запланированные проекты, но они рассчитаны не на самое ближайшее время. Мы такие, знаете, спокойные ребята — никуда не спешим, ведь наш лейбл просто для души. Мы никогда особо не стремились его раскрутить. 

На данный момент у нас всего семь резидентов, но, конечно, хочется расти. Работает это так: знакомимся с музыкантом, видим материал, который нам близок и который нас впечатлил, а потом предлагаем его издать. Поэтому ни о каких письменных или устных контрактах не может быть и речи, ведь мы не гонимся за количеством и никого не принуждаем. Музыканты всегда могут прислать свои демо нам на почту, во «ВКонтакте» и на фейсбуке. Мы ни в коем случае не берем только знакомых. Подавляющее большинство изданных у нас музыкантов нашли нас сами. То есть сначала сотрудничество, а потом дружба, но не наоборот.

Русские лейблы в последние годы стали пользоваться каким-то нездоровым спросом не только в России, но и на Западе. Особенно идущие по вектору экспериментальной и танцевальной электроники. Наибольшую популярность снискали те, что специализируются на техно, роу-хаусе и синт-эмбиенте. Нам нравятся Perfect Aesthetics, Full Of Nothing, Klammklang, «ГОСТ Звук» — все они взращивают очень самобытных и интересных музыкантов.

Группа «Пожар», резидент лейбла Sination

Русскоязычный экспериментальный минимал-синт

«Пожар» стал для меня чем-то вроде личного дневника, и от этого мне сложно держать его в рамках одного жанра или одного настроения и еще сложнее —определить мою аудиторию. Поэтому каждый раз, когда я слышу, что кому-то нравится моя музыка, я очень надеюсь, что эти люди останутся со мной, несмотря на все изменения.

Я познакомился с Эдуардом и Машей, когда они позвали меня выступать в Петербург в составе другой группы — In a Lonely Place. И когда у «Пожара» появилось достаточно материала, я захотел выпустить его на физическом носителе. Я знал, что это можно сделать через ребят. Они помогли мне выпустить кассеты мини-альбома «Мир», а также организовали концерт с легендарной швейцарской постпанк-группой Veil of Light.

Лейбл освобождает от необходимости самому заботиться о выпуске физических носителей, мерча, организации концертов. А насколько это нужно, решает сам исполнитель. Мне это сильно помогло. Тем более что до этого у меня уже был положительный опыт сотрудничества с зарубежным лейблом Domestica Records.

Sination сотрудничает только с единомышленниками, и поэтому у них нет необходимости вмешиваться в творческий процесс. Я не хотел бы иметь дело с лейблом, который пытается повлиять на мою музыку. Ведь мы говорим не о поп-музыке, где лейбл играет совершенно другую роль.

Многие музыканты не нуждаются в лейблах. Но сегодня отношения лейблов и музыкантов сильно изменились — как мне кажется, в лучшую сторону. Не углубляясь в подробности, можно сказать, что лейблы стали своеобразным окном из музыкального затворничества, которое помогает найти новую аудиторию.

«Гиперболоид Рекордс»

Один из самых крупных московских лейблов, специализирующийся на разноплановой электронике. На его счету — раскрутка Pixelord и работа с Summer of Haze. Лейбл тесно сотрудничает с клубом Dewar's Powerhouse, так что его резиденты часто выступают именно в этом месте.

SoundCloud

Сергей Сабуров, совладелец «Гиперболоид Рекордс»:

«Гиперболоид» появился как проект Дмитрия Гарина aka Acid Mafia в 2004 году, а его замысел был в выпуске экспериментальной музыки и организации крутых мероприятий. Например, большой фестиваль «Абракадабра» (фестиваль экспериментальной музыки и современного искусства. — Прим. ред.) проходил при непосредственном участии Гарина и «Гиперболоида». За все время мы поработали с более чем тридцатью музыкантами, и из них до сих пор никто не ушел. Ведь мы не Sony Music и не заключаем контрактов. Все строится на доверии и взаимном интересе.

Обычно артисты записывают музыку дома, а потом передают ее нам на обработку. Мы приветствуем тех, у кого есть доступ к студиям, но собственной у нас пока нет. Всеми вопросами на лейбле занимаются три человека — Дмитрий Гарин, Алексей Pixelord и я. Также мы сотрудничаем с дизайнерами, но многое по части визуального оформления Pixelord берет на себя.

У нас всегда была задача не просто выложить музыку в интернет, записать кассеты или напечатать винил, но и помочь крутой музыке пробиться на сцену, поэтому «Гиперболоид» сегодня — это не только музыкальный лейбл, но и букинг-агентство. Мы организовываем туры и сотрудничаем с брендами, которые нам нравятся.

Мы не хотим, чтобы наши музыканты скучали дома, поэтому и занимаемся организацией вечеринок. Наша музыка классно звучит ночью при скоплении народа, и поэтому больше пяти лет назад появилась вечеринка Hyperboloid Night, которая кочевала по клубам Москвы, а сейчас преимущественно проходит в Dewar’s Powerhouse.

Благодаря этим вечеринкам сегодня в московских клубах может звучать не только хаус и техно, а какие-то экспериментальные вещи. Допустим, мы привозили Om Unit, Lapalux и Sinjin Hawke. К тому же благодаря вечеринкам наши музыканты стали чаще выступать не только в России, но и за границей, а лейбл превратился в полноценное музыкальное комьюнити.

Конечно, мы занимаемся привозами зарубежных артистов. Но когда мы только начинали делать «Гиперболоид», главной задачей было показать, что российские артисты могут быть не только пресловутой «локальной поддержкой», но и самостоятельными музыкантами. Поэтому, когда мы букируем кого-то зарубежного, руководствуемся прежде всего не его популярностью, а тем, насколько сами хотим его послушать.

Сейчас у лейбла сложился близкий круг музыкантов, которые не только выпускают у нас музыку, но и поддерживают друг друга, постоянно общаются. Записи нам продолжают присылать до сих пор, но поток довольно большой, мы не всегда успеваем отслушать всех. Именно поэтому мы создали подлейбл «Гиперболоида» —  #internetghetto, который специализируется как раз на начинающих продюсерах, присылающих музыку в интернете. Хотя на нем работают и довольно известные музыканты вроде Cvpellv x Tapecut, Haarps и Xia Xia Technique (проект группы OK Go. — Прим. ред.) или 813. 

Наши планы на будущее — это новый релиз украинского электронщика Koloah, альбомы Raumskaya, El Ched, Cadeu, выпуск первого винила нашего подлейбла #internetghetto, организация вечеринок и туров, выпуск мерча. Что касается жанров, нас всегда больше всего интересовал сплав самой разной электроники, поэтому мы приветствуем взаимопроникновение стилей и сотрудничество всех со всеми. Если нам нравится музыка, то ее жанр интересует нас в последнюю очередь.

Koloah, резидент лейбла «Гиперболоид Рекордс» 

Киевский электронщик, известный своими сетами на Boiler Room. Активно экспериментирует с хаусом, космическими мотивами и увесистой басовой частью.

Моя музыка — это саундтреки космических одиссей, ностальгические мотивы и трагические истории с других планет. Мой первый релиз на «Гиперболоиде» вышел в 2011 году, и это было одно из немногих верных решений, которое можно было принять на тот момент. В 2013-м был еще один релиз, и вот сейчас, спустя три года, будет второй. Но все равно в последние пару лет я нахожусь в вольном плавании, так как сосредоточился на локальной киевской сцене, которая развивается очень активно.

До «Гиперболоида» я выпускался на лейблах Soulection, Cut, Raw Records. Но поскольку я живу далеко от внутряковых движух лейблов, плотной работы ни с кем не было. Ты как бы присутствуешь в команде, но не до конца. К примеру, выпускаешь релизы, но в туры с лейблом не ездишь. Твои треки берут в компиляции лейбла, но выступлений тебе это не добавляет. Я ровно отношусь к этому. Все же лейбл оказал большое влияние на мою музыку, равно как и мое творчество на него — это такой двусторонний обмен. 

Slowdance

Московский лейбл, экспериментирующий с концептуальной электроникой. Известен многим по своим вечеринкам в «Газгольдере», следующая из которых пройдет 17 декабря.

SoundCloud

Михаил Комиссаров, создатель Slowdance:

Slowdance появился в 2008 году как серия подкастов с музыкой, которую диджеи не всегда могли играть в клубах. Через пару лет мы начали делать вечеринки и уже в 2012 году запустили рекорд-лейбл. Идейными вдохновителями стали Юрий Зинченко и Михаил Комиссаров (артист Dop'q. — Прим. ред.).

В 2016 году российские лейблы стараются работать преимущественно с отечественными музыкантами и в качестве носителя все чаще выбирают винил. Выпустить музыку на виниле несколько сложнее, чем в цифре, и ответственности больше — эти факторы срабатывают как входной барьер в сферу. Преимущество релизов на виниле заключается в том, что музыка сразу попадает в нужные руки — коллекционерам и диджеям.

Slowdance работает прежде всего над развитием сплоченного комьюнити, в котором обмениваются опытом. Также приятно, что мы имеем возможность работать не только с артистами внутри бренда, но и с другими лейблами и промогруппами. Мы периодически устраиваем совместные вечеринки, музыкальные и арт-коллаборации. У Slowdance есть и собственные вечеринки, которые проходят строго раз в месяц. На них мы стараемся раскрыть не только музыкальную составляющую лейбла, но и визуальную, привлекая разных художников и инсталляторов. Также фундаментальным моментом является звук — мы часто арендуем специальное оборудование. Для нас очень важно, чтобы музыка доходила до людей неискаженной — для этого нужно обращать внимание на детали. Также мы занимаемся привозами зарубежных артистов. 

На данный момент на нашем лейбле десять резидентов, и каждый из артистов воспринимается как член семьи, а новые люди появляются довольно редко, хотя мы открыты к сотрудничеству. Свою музыку можно свободно прислать нам на почту, но также важен фактор личного общения и схожих взглядов на творчество. У нас есть своя студия, где мы встречаемся с артистами, но большая часть материала записывается в домашних условиях. Многие артисты в нашей команде увлечены не только созданием музыки, но и видеоартом, дизайном, кто-то взаимодействует с артистами, занимается менеджментом — это что-то вроде семейного бизнеса.

Alexey Orlov, резидент лейбла Slowdance

Один из самых заметных московских диджеев, регулярно выежающий на гастроли в разные города России. Как правило, использует в своих композициях традиции хауса и минимала.

Мое первое знакомство с командой Slowdance произошло летом 2012 года. Я получил приглашение на фестиваль «Казантип» и там познакомился с ребятами. К ним случайно попала моя музыка, и они пригласили меня играть на свой шоукейс. С того момента мы вместе занимаемся всей работой.

Это мой первый лейбл, но я воспринимаю его скорее как семью, которая занимается коллекционированием и выпуском музыки, организацией вечеринок и общением с людьми через формы искусства. Для меня важно работать с единомышленниками. 

У меня есть любимые российские лейблы, но вместо того, чтоб их называть, мне хочется подчеркнуть, что лейбл, который заботится о качестве звука и о качестве носителя, на котором музыка будет издана, становится для меня более примечательным. Издательство, уделяющее внимание концепции, подаче и селекции материала, быстрее всех заинтересовывает. Радует, что такие лейблы в нашей стране есть. Я с удовольствием покупаю и коллекционирую их пластинки.