На прошлой неделе в Иркутске открылся скалолазный центр, ставший, по данным компании-проектировщика Rocks Box, самым крупным в России. Три площадки скалодрома «Панорама» с трассами, выполненными по олимпийским стандартам, разместились в помещении бывшего одноименного ночного клуба.

До появления скалолазов пространство пустовало три года: после покупки объекта иркутской мэрией здесь планировали разместить дворец искусств для детей и молодежи — фактически, вернуться к истокам, поскольку до передачи части здания под ночной клуб все здание занимал Дворец культуры профсоюзов. Проект нового культурного объекта был дорогой и амбициозный: размещение нескольких десятков творческих секций, большой концертный зал для проведения городских праздничных мероприятий, современное техническое оснащение.

Но с поиском инвесторов под этот формат у чиновников за три года так и не сложилось. И, возможно, к лучшему. Площадку в итоге получил в аренду бизнесмен Николай Лобусов, предложивший совершенно неожиданную для города идею и чуть больше чем за полгода построивший здесь скалодром с общей площадью лазательных поверхностей около 1500 квадратных метров и максимальной высотой 15 метров.

The Village встретился с предпринимателем, чтобы узнать, как он планирует привлекать клиентов в спортобъект непривычного для горожан формата, чем объясняет ценовую политику и насколько уверен в коммерческом успехе.

Фотографии

денис лиханов

— С точки зрения бизнеса – почему скалодром?

— Почему бы и нет? Я сам занимаюсь скалолазанием. Этот вид мне очень нравится и у меня есть представление, что бизнес нужно делать в том, что ты любишь. Что ты считаешь правильным, то и надо делать. Практически любую идею можно превратить в бизнес-проект, если действительно от нее фанатеешь. У меня есть компания Nouvel — натяжные потолки. В какой-то момент мне очень нравилась эта идея, мы ее раскачали и она нас кормит уже не один десяток лет. Что касается скалолазания – эта идея не на поверхности. Люди привыкли, что можно сделать строительную компанию, или открыть ресторан, или фитнес-клуб. Но сейчас соревноваться с фитнес-клубами, которые имеют огромные вложения и поддержку сетевого бренда — по меньшей мере странно. А это уникальное торговое предложение, мы превратили закрытую тему скалолазания в доступную, популярную.

— Популярную ли? Очень смело было бы говорить, что в Иркутске много приверженцев этого вида спорта даже на любительском уровне, пока ниша выглядит практически пустой.

— До сегодняшнего дня в Иркутске скалолазанием занималась небольшая группа спортсменов, большинство из них на этом выросли, и бытовало такое мнение, что это должны быть бесплатные секции для выращивания талантливых ребят в профессионалов. Мне повезло узнать многих людей в разных города и странах, которые имеют собственную точку зрения на этот счет. В мире существует обширная сеть скалолазных центров, их очень много в Европе. Очень популярный вид во всем мире. Мне все знакомые здесь, в Иркутске, говорили: ты прогоришь, точно. Нет в городе столько скалолазов. А я отвечал: конечно! Если бы было столько скалолазов, ниша была бы уже занята. А сейчас они приходят, смотрят и говорят: я хочу лазить! До нас это докатывается медленно, потому что нет «буйных». Я в какой-то момент решил, что надо ввязываться, и на протяжении пяти лет занимался проработкой этого проекта. Он вызрел.

— Были сложности со строительством?

— Мы все строили сами. Нам сделали хороший проект, московская компания Rocks Box, по которому мы построили все рамы, поверхности, все системы. Мы распилили 700 листов дсп, завезли сюда 22 тонны стальных профилей. А до этого вывезли сто КамАЗов строительного мусора. Мы же с августа прошлого года тут «отжимаемся», строим. Казалось, что процесс бесконечный. Не все успели доделать к открытию, поэтому занимаемся сейчас наведением лоска. Ну, ничего страшного.


Мне все знакомые говорили: ты прогоришь, точно. Нет в городе столько скалолазов

— Насколько высоки коммерческие риски, как думаете?

— Будем смотреть, как пойдет. Думаю, за пять лет окупим проект. Нам здесь очень помогла городская администрация. К моему величайшему удивлению, в мэрии оказались абсолютно уникальные, легкие на подъем люди. Я принес письмо, и на следующий день оно оказалось у мэра, а еще через два дня нам дали добро на здание, и мы запустили процесс. Понятно, что эта площадка долго стояла, не было возможности что-то с ней делать и не было понимания, что могло бы здесь появиться. У нас с администрацией арендные отношения, да, есть масса вопросов, подписан договор всего на пять лет. Вложены огромные деньги, и страшно потерять эти инвестиции. Но ничего не делать тоже нельзя. Конечно, речи не шло о том, чтобы сейчас отдать нам это здание - надо сначала показать, что ты можешь. И вот мы сделали, построили, провели открытие – и в первый же день к нам пришли тысяча человек.

— Да, в день открытия здесь было, мягко говоря, тесновато…

— И потом тоже. Мы открылись, только три дня работаем, и у нас вал, поток людей… Мы не были готовы, думали, все будет потихонечку. Но когда уже в день открытия пришли тысяча человек, стало понятно — щас умрем.

— Сотрудников хватает?

— Набираем сейчас еще администраторов и инструкторов.

— На какую загрузку рассчитываете?

— У нас в раздевалках 250 кабинок. Одновременно в центре может находиться до трехсот человек, и тесно не будет. Дневная проходимость, конечно, больше. Ровная загрузка требует больше рекламы, работы с населением, организации детских праздников.

— Кто ваша аудитория?

— Мы – скалодром для всех, так и говорим. Ограничения по возрасту, по весу нет. Был на днях в эфире радио МСМ, меня там Денис Гук спрашивал: а что, пухляш тоже залезет? Конечно залезет! Я вешу 100 кг, вес — не препятствие. Мы запустили новый виток идеи, что можно заниматься скалолазанием, рассматривая его и как спорт, и как активный отдых. А поскольку это естественный спорт — лазание совершенно естественно для человека — он доступен людям абсолютно любого возраста. Это уникальный вид. Им заниматься интересно. К нему можно приобщиться постепенно, начав с малого и со временем увеличивая силу и подвижность. И это увлекательный процесс для тех, кому, к примеру, надоедает тягать штангу или бегать по дорожке в фитнес-центре. Эти тренировки полезны для детей, которым нельзя делать силовые упражнения, поскольку скелет еще не сформирован. А скалолазанием дети с четырех лет могут заниматься. Наша чемпионка России по боулдерингу — девочка из Ангарска, Даша Веретенина, — она уже суперпрофессиональный спортсмен, выступает наравне со взрослыми, а ей шестнадцать буквально на днях исполнилось. То есть это еще один вид, где может проявиться спортивный талант ребенка, который можно вырастить — а это ведь, на секундочку, олимпийский вид спорта.

— Складывается впечатление, что стоимость занятий довольно высока: порядка тысячи рублей за одну тренировку в группе по иркутским меркам — уже не средний сегмент. И большинству ваших потенциальных клиентов потребуется серьезная мотивация, нужно очень хотеть этим заниматься.

— В цену входит аренда снаряжения, и это нормально. Мы вложили большие деньги в оборудование, которое выдается в прокат — скалолазные туфли, страховочные системы. Вы пришли, попробовали один раз, вам понравилось, вы записались в секции. Какое-то время поработали на нашем снаряжении, конечно, потратив на это какие-то деньги. А затем купили свое и на снаряжение больше не тратитесь. А свое снаряжение придется покупать в любом спорте – кроссовки, горнолыжные ботинки, все что угодно. И скалолазание в этом смысле — один из самых бюджетных вариантов. Страховочная система — от полутора тысяч рублей, скалолазные туфли — от трех с половиной тысяч. Ну не мегадорого! Этого уже достаточно, чтобы лазить боулдеринг. Ну а дальше — страховочная веревка, от восьми тысяч рублей за пятидесятиметровую, но ее можно брать у нас в прокат, а если купить свою, то служить она будет очень долго — я со своей лажу уже пять лет. Конечно, это бизнес. Но сама идея — она очень социальная. И для города, я считаю, это очень большой шаг. Такая площадка сейчас — единственная в стране, у нас самый большой объем лазательных поверностей.

— То есть не стоит говорить о том, что в ближайшее время в Иркутске появится альтернатива вашему центру?

— Ну… Кто? Кто зайдет с таким проектом? Я знаю, чего стоит это построить и администрировать. Как опасно это эксплуатировать.

— Опасно с точки зрения травматизма?


Если пренебрегать техникой безопасности, абсолютно любое занятие превращается в самоубийство. Самый большой фан — лазить по скалам. Хотя страшно порой — капец

— Да, это же ответственность, это высота. У нас есть типовой договор о том, что человек ознакомился с требованиями техники безопасности. Есть инструкторы, которые контролируют процесс. Но это не отменяет понимание, что произойти что-то может. Хотя скалолазный спорт — один из самых безопасных видов. Безопаснее футбола. Все движения — медленные и выверенные. Нагрузка — собственный вес. И если соблюдаешь правила техники безопасности, то все твои травмы — просто ссадины на пальцах и царапины на коленях. Переломы, падения — большая редкость и это значит, что человек вообще все неправильно сделал. Если пренебрегать техникой безопасности, абсолютно любое занятие превращается в самоубийство. Я с горными лыжами даже не сравниваю, хотя катаюсь много и давно – это один из самых травматичных видов. И точно могу сказать, что лазить, тренироваться, провести в этом десять лет — огромный кайф. Самый большой фан — лазить по скалам. Хотя страшно порой — капец. Но когда спускаешься, получаешь такую эмоциональную гамму – это точно того стоит.