В субботу, 23 сентября, в Екатеринбурге пройдет Loshadka Party. Эпатажная вечеринка родом из Петербурга впервые состоится за пределами двух столиц. На Урале площадкой для «Лошадки» станет «Дом печати», который — в лице Teleclub Group — летом этого года купил питерскую франшизу.

The Village поговорил с арт-директором «Дома печати» Артемом Зверевым и пиарщиком Артемом Щукиным о том, готова ли клубная публика Екатеринбурга на одну ночь превратиться во фриков, и почему на смену местным Party Monster приходит франшиза вечеринки из столицы.

Фотографии

сергей потеряев

О формате

 Зверев: Есть несколько типов вечеринок. На одних ты заказываешь с друзьями столик, ни в чем не участвуешь и просто глазеешь на то, что происходит на площадке. В таком формате в Екатеринбурге работают клубы «Синий жук», On Bar. На других ты сам становишься частью шоу. Когда на вечеринке триста человек в костюмах, гости просто кайфуют от того, что вокруг все такие же. Разница между этими форматами в том, что, если ты наденешь прозрачное боди, заклеишь соски и пойдешь на первую вечеринку, на тебя будут глазеть, пытаться снять и пощупать. А на второй будешь чувствовать себя комфортно и свободно.

 Щукин: Огромное количество девушек мечтает танцевать на пилоне и ходить в туфлях для стриптиза. Но в обычной жизни это сложно себе позволить. Если вы придете в таком виде в «Огонек», вас либо развернут прямо на входе, либо вы столкнетесь с непониманием окружающих. «Лошадка» же дает возможность свободного самовыражения в кругу людей, которые мыслят похожим образом.

 Зверев: В Екатеринбурге были вечеринки подобного формата. Никита Харисов делал Party Monster и «На дне» в клубе Lynch, «Доме печати» и в «Горностае». Там не было чужих людей, и все одевались кто во что горазд. Но публика и промоутер подросли, и в городе осталась только одна костюмированная вечеринка — на Хэллоуин. В октябре в «Доме печати» выстраиваются длинные очереди, и за ночь через клуб проходит около тысячи гостей.


Я делал вечеринки в формате «Мулен Руж», когда все красное: подсветка, фотозоны, розы, костюмы девушек. Люди на них приходят в красном, а это значит, что они готовы выполнять дресс-код и фриковать


 Щукин: Кажется, Екатеринбург дорос до того, чтобы осознанно готовиться к вечеринке и делать костюмы. В Москве проходит огромное количество классных фестивалей: например, Midsummer Night’s Dream, куда люди приходят в костюмах эльфов. Для города Loshadka Party — это индикатор зрелости и готовности к самовыражению.

 Зверев: Пусть «Дом печати» и мультиформатное заведение, последнее время мы стали загнанными в некоторые рамки. У меня есть стратегия по вечеринкам, но все они похожи: меняются только музыка и имена. Я не решался делать новые мероприятия, потому что думал, что максимум, который могут позволить себе екатеринбуржцы, — это надеть маску и намазаться блестками.

Тем не менее, я решил рискнуть и сделать еще один Хэллоуин — он оправдал себя. После я делал вечеринки в формате «Мулен Руж», когда все красное: подсветка, фотозоны, розы, костюмы девушек. Люди на них приходят в красном, а это значит, что они готовы выполнять дресс-код и фриковать. Хотя формулировка «фрик-вечеринка» мне не нравится: фриков воспринимают как шоу, которое будет тебя развлекать. А на «Лошадке» ты сам — часть шоу, и чем круче наряд, тем круче вся вечеринка.

О франшизе

 Зверев: В июне я узнал, что организатор «Лошадки», Дмитрий Эстрин, планирует передислоцироваться из столицы в регионы. За использование имени мы платим «Лошадке» гонорар в 1 500–2 000 евро. Конечно, мы могли провести свою «Блошадку», никому не платить, но для продвижения потребовалось бы полгода. А так всем все понятно и знакомо. Кроме того, я оплачиваю привоз диджеев, привожу костюмера и организатора.

Главное условие, которые мы должны соблюсти, — это дресс-код. И это будет самой большой сложностью для регионов: чтобы проходили не свои люди по спискам, а только те, у кого будут костюмы в стиле «Лошадки». Пусть лучше придут 100 человек в костюмах, чем 300 без. Чтобы отстоять свой бренд, организаторы едут в Екатеринбург. Они уже бились за чистоту концепции в Москве и Питере, и в Екатеринбурге не будет такого, что единственная девушка пришла в костюме, а на нее глазеют десять толстых мужиков с коньяком.

Для нас это история не про деньги. Мы делаем вечеринку не для того, чтобы заработать, а именно ради того, чтобы «Лошадка» случилась с Екатеринбургом. Ну а сколько при этом заработаем — все наше.


Чтобы отстоять свой бренд, организаторы едут в Екатеринбург. Они уже бились за чистоту концепции в Москве и Питере, и в Екатеринбурге не будет такого, что единственная девушка пришла в костюме, а на нее глазеют десять толстых мужиков с коньяком


О костюмах

 Щукин: Сейчас мы разрабатываем концепцию мерча для тех, кто придет неподготовленным. Такое практикуют, например, на голландском фестивале электроники Sensation, где на входе раздают белые футболки и брюки.

 Зверев: Но это не означает, что можно прийти в джинсах и толстовке, а на входе тебе выдадут костюм. Скорее, мы облегчим жизнь тем, кто подготовился, но чуть-чуть не попал в стиль. За пульты мы пригласим лидеров мнений и селебрити: нам уже подтвердили участие главный дизайнер мужской линии UShatava Дачи Εфремов и Алена Подгорная из So Simple Store. Костюмы лошадей из латекса привезут из Москвы. Девочки-аниматоры будут скакать в них по барной стойке, играть за пультом и встречать гостей.

 Зверев: Я действительно переживаю, как Екатеринбург воспримет жесткий дресс-код по костюмам. У тебя должна быть не просто маска, а подготовленный образ. Не обязательно вызывающий (хотя нет, лучше вызывающий). Если смотреть фотоотчеты с прошлых «Лошадок», там есть очень откровенные наряды вплоть до того, что на девушке надеты только гетры, кеды и топик, а больше ничего. Лично я измажусь черным, надену золотую корону и шубу в пол и буду ходить полуголым.

 Щукин: А я буду в костюме зайчика или ангелочка на голое тело, не зря же качался. Совет для тех, кто не знает, во что нарядиться: посмотрите на свои фотографии из детства. Вот я в садик приходил в костюме мухомора. Почему бы не нарядиться на «Лошадку» в костюм гриба?


Лично я измажусь черным, надену золотую корону и шубу в пол

и буду ходить полуголым


 Зверев: Главное, нарядиться в костюм красивого и сексуального гриба. В группе вечеринки есть альбом для вдохновения и идей. Вещи, из которых можно сделать костюм, найдутся у каждого. Помню свой прикид на первую Party Monster: каблуки, женские лосины, косы и адский мейкап.

 Щукин: Мы делаем ставку на гостей 20–25 лет. Однако из-за того, что Екатеринбург молодой тусовочный город, мы ждем и зрелую публику. До них мы хотим донести, что не страшно при всех делать то, что они делают у себя в загородных домах.

 Зверев: Я жду на вечеринку человек пятьсот. Мы планируем гостям с самыми крутыми костюмами подарить дорогой алкоголь, билеты на концерты и входные мультипассы. Негативной реакции поборников морали мы не боимся. У нас закрытое заведение для совершеннолетних с платным входом и фейсконтролем. Мы не собираемся идти «Лошадка-парадом» до Ганиной Ямы и никому ничего не навязываем. Не нравится — не смотри и не ходи.