В августе у входа в екатеринбургский кинотеатр «Салют» появилась странная афиша. На черно-белом списке престижных рекламных наград кто-то баллончиком написал: Ad is dead. Оказалось, что плакат усовершенствовали сами авторы кинопоказа — таким образом агентство Red Pepper Film отметило свой первый год без рекламы.

За десять лет работы Red Pepper стали лидерами рекламного рынка не только в Екатеринбурге: это одно из самых известных креативных агентств в стране, обладатель Webby Awards, золота фестивалей Eurobest и Golden Drum. Все изменилось полтора года назад, когда ребята начали заниматься видеопродакшеном, снимать документальные фильмы и короткометражки.

Уральцы открыли офис в Москве, переучили коллектив, стали отказывать привычным заказчикам. Сейчас их клипы на песни групп «Мгзавреби», «Сансара», «ОбеДве» и «Аигел» на своем канале в YouTube продвигает корпорация Samsung.

The Village встретился с основателями агентства Red Pepper Film Иваном Сосниным и Данилом Головановым, чтобы понять, зачем они променяли прибыльную рекламу на кино, как новички снимают клипы для лучших российских групп на смартфон и почему привычная реклама мертва.

Текст

Оля татарникова

Фотографии

Сергей Потеряев

На фото: Данил Голованов

Настоящие истории

Данил: Когда я полтора года назад собрал ребят и сказал, что мы не реализуем свой потенциал и предложил отказаться от рекламы, на меня смотрели как на сумасшедшего. Рекламное агентство Red Pepper проработало в Екатеринбурге десять лет, последние пять мы занимались креативом. Мы поняли, что заниматься рекламой нам не совсем нравится, потому что это не благородно по отношению к людям. Заказчики на рекламном рынке считают людей за идиотов и часто в брифе так и пишут: «Наша аудитория — это быдло, которое пьет пиво во дворе». Был кризис, и я решил, что это шанс перезагрузиться и заняться тем, что нам действительно интересно. Компанию Red Pepper Film мы открыли в Москве.

Иван: Red Pepper Film занимается исключительно видеопродакшеном. Мы стараемся делать что-то вдохновляющее — короткометражные фильмы, клипы, брендированные трогательные истории в формате двухминутного ролика, которые популярны на Западе. То есть мы создаем видеоконтент, который с удовольствием смотрят и репостят в соцсетях. Мы уже не будем браться за 15-секундный ролик для телевидения, рассчитанный на женщин старше 50-ти и c Дмитрием Нагиевым в главной роли. Мы беремся только за то, что будет нравиться людям, а бренд уже старается интегрироваться в контент.

Данил: Мы объясняем клиентам, почему им стоит работать в жанре брендированного контента и создавать прикольные истории. Вся наружная реклама, радио и телевизор уже не работают. У людей выработался иммунитет к рекламе, и привычный олдскул — это деньги на ветер. Теперь работают такие проекты, в которых человек сам жмет на «плей» и смотрит что-то по собственному желанию, а после ставит лайк и шерит. Если компания это понимает, мы продолжаем работу. Чаще всего нам оказывается не по пути, и мы вежливо отказываемся.

Иван: Стандартная реклама дает больше денег, но я уверен, что это со временем изменится. Все прогрессивные бренды делают крутые ролики — вспомнить хотя бы клип Ok Go в невесомости. Думаю, что скоро все будут готовы платить за такое. Пока компании относятся к видеопродакшену с опаской: боятся, что им это ничего не даст, и они вкладывают деньги в творчество. Но это не творчество, а положительные эмоции людей, которые ассоциируется с брендом.

На фото: Иван Соснин

Окно в кино

Иван: Чтобы не потерять старых клиентов в Екатеринбурге, мы сохранили агентство Red Pepper Creative. Я работаю креативным директором здесь, на Урале, а Данил живет в Москве и занимается брендированным контентом в Red Pepper Film. У нас пять людей в штате там и десять здесь. Однако по сути люди между этими двумя брендами пересекаются.

Данил: У нас сейчас идеальная команда для того, чтобы менять рынок. Делать то, чего нет. У нас нет ориентиров, и мы делаем только то, что нравится нам самим. Первый большой проект — фильм про Питер для сети пекарен «Буше». Когда мы придумывали идею, даже не мечтали, что в проект можно позвать Хабенского и Цыганова и они согласятся. А потом мы просто с ними связались, показали сценарий, и они согласились участвовать за скромные гонорары.

Иван: После этого проекта все на рынке поняли, что мы делаем именно кино. Для меня все началось с фильма «Письмо» про бабушку и мальчика. Это был первый проект, который мы начали сами, без клиента, искали спонсоров, которые дали бы денег на съемки. Нашу первую нерекламу снимал оператор Дима Куренев, и она оказалась для него последней работой — его убили. «Письмо» выиграло награды на фестивалях в Питере и Лос-Анджелесе. С тех пор мы словно прорубили окно и начали снимать кино.

На фото: Данил Голованов

Заказчики на рекламном рынке считают людей за идиотов и часто в брифе так и пишут: «Наша аудитория — это быдло, которое пьет пиво во дворе»


Клип на смартфон

Данил: Проект с Samsung начался с бара. Мы с продюсером Таней Чепко сидели в баре, и я рассказал об идее снять фильм про слепого фотографа, который путешествует по Уралу. У меня даже не было мысли продавать это их компании. Но они быстро загорелись, и через три недели мы приступили к съемкам. Проект оказался успешным, и мы стали сотрудничать дальше.

Иван: Сейчас мы делаем большой проект для Samsung — снимаем клипы на смартфон. До конца года должны выпустить восемь клипов. Первый клип с «Мгзавреби» делали только своими силами — я там был режиссером, второй, для группы «ОбеДве», снимала Валерия Гай Германика, после вышел клип «Сансары» с Сергеем Дружко в главной роли, а скоро будет премьера клипа «Аигел», который делали в Таиланде.

Данил: Снять клип на телефон — это хороший челлендж. Когда мы приглашаем режиссера, пишем три абзаца о том, как представляем себе клип. Если режиссер не согласен с синопсисом, мы не встаем в позу, а соглашаемся. Наша новая индустрия отличается тем, что мы сами нанимаем себе босса, а потом ему подчиняемся. Это правильно, потому что режиссер главный, он создает авторский контент и его имя стоит наравне с названием группы.

Иван: Изначально для «Мгзавреби» написали сценарий о путешествии мужчины к женщине, с которой он общался в интернете. Но потом мы решили, что это слишком пустой сюжет, и сделали историю о том, как два пожилых человека сбегают из дома престарелых и путешествуют по Сочи.

С группой мы познакомились через Сашу Гагарина из «Сансары» — это он написал слова к песне «Пообещай». Мы написали Гиги в телеграме, что хотим снять для них клип, и скинули сценарий. Он сказал: «Круто. Ребята, я вас люблю, спасибо». И все — договорились о датах, провели кастинг в Москве. На него пришло около 20 человек, и мы выбрали самых пожилых: Любови тогда было 84 года, а Роберту 87. Мы сильно рисковали, боялись, что из-за возраста они будут уставать или откажутся сниматься в купальниках. Но все оказалось хорошо: они были бодрыми, несмотря на интенсивный график и постоянные переезды. Оба стали актерами недавно, но Роберт уже успел сыграть волонтера в «Нелюбви» Звягинцева, о чем очень любит рассказывать.

Когда нашли актеров, я поехал в Сочи с оператором, чтобы выбрать локации. Вечером с остальной командой прилетели Любовь и Роберт, мы сделали примерку и снимали три дня с утра до самого вечера, спали по три часа. Для актеров это были самые сложные и интересные съемки: они впервые покатались на серфах, искупались в бассейне на вилле, покатались на старом фургончике. Когда мы снимали проезды на машине по олимпийскому парку, Любовь высовывалась из окна и кричала: «Как я счастлива! Как я счастлива! Это все мое, мое!»

На фото: Иван Соснин

Это как жить с человеком, которого не любишь. Невозможно делать хорошо то, что тебе не нравится


Полный метр

Данил: Сейчас кроме проекта с Samsung мы снимаем кино для больших брендов. Для производителя овощных консервов «Дядя Ваня» делаем киноальманах из четырех фильмов, которые объединим в один метр под названием «Иваны, помнящие родство». Все создатели фильма — Иваны. У нас был конкурс сценариев среди Иванов, был Иван-режиссер, Иван-продюсер, Иван-саунд-продюсер, все главные роли будут играть Иваны. Еще мы готовимся делать фильм про Екатеринбург, и здесь вообще не будет одного заказчика: будем собирать деньги краудфандингом и привлекать спонсоров. Хочется создать фильм на экспорт, чтобы человек посмотрел его и захотел приехать на Урал. Это будет художественный фильм из четырех новелл, к двум из которых уже готовы сценарии.

О деньгах пока никто из нас не думает, но они тоже появляются постепенно. Мы стали сильно меньше зарабатывать по сравнению с лучшими годами. Но, если мерить четырехлетками, мы будем зарабатывать больше. Когда мы делали обычную рекламу, были счастливы по-своему, но этот этап прошел. Это как жить с человеком, которого не любишь. Невозможно делать хорошо то, что тебе не нравится.