Вдохновившись своим названием, редакция The Village Нижний Новгород в сотрудничестве с диджеями и видеографами создает проект «Биг Рашн Найт», посвященный русской музыке, которую мы предлагаем послушать не традиционно в «Селедке» (где и затевался изначально весь этот формат), а в Доме культуры где-нибудь на севере области. То есть мы приезжаем в сельский клуб и танцуем с местными жителями под «Иванушек», Ветлицкую и группу «Хлеб». Первый пункт назначения — деревня Елизарово Сосновского района.

В будущем мы обязательно выпустим фильм обо всех наших деревенских проделках. Если у вас на примете есть классный сельский клуб, пишите нам на почту — мы приедем и устроим там вечеринку (главное, чтоб не побили).

Егор Лоскутов

креативный директор «The Village Нижний Новгород»

От моей дачи буквально 20 километров до Елизарово, где творится настоящий «русский рейв». Как только я своими глазами увидел этот затаившийся в зарослях ДК, снизошло озарение.

Нижегородская тусовка очень устала — наверное, поэтому у нас почти не происходит ценных мероприятий и закрываются клубы. Кто-то говорит, что просто мало наркотиков; кто-то — слишком много бухла; кто-то считает, что взрослые дяди наигрались в клаб-мейкинг, а кто-то вообще перестал говорить и переехал жить на Дальний Восток. В общем, проще всего попредъявлять друг другу за отсутствие вкуса в интернете, глотнуть боярышника в подъезде и погрузиться в беспокойный сон.

Поэтому, когда ты видишь людей, которые отдают 30 рублей на входе в клуб (НЕ ПРОСЯТ ДАЖЕ ВПИСКУ, НАПРИМЕР), кидают сумку на пол и начинают отдыхать — это подкупает.

До начала следующего учебного года мы планируем провести три мероприятия в разных концах Нижегородской губернии, а по результатам выпустить небольшой фильм о культуре сельских дискотек.

В целом в Елизарово все прошло хорошо. Удивительно, но все остались целы, не было никаких мощных конфликтов между местными и приезжими. Хотя поначалу, конечно, было очень не по себе. Первые зашедшие в клуб тридцать человек почти сразу же выходили на улицу, красочно описывая — эм-м-м — «несоответствие предложенного аудиовизуального контента их музыкальным предпочтениям». Я все это дело подслушивал, прячась в капюшоне, стараясь сделать какие-то выводы. Постепенно ситуация стабилизировалась, набилось много людей, и стало полегче.

Хотя все равно постоянно просили включить какие-то «облачка», треки Элджея и прочее музло, которого не было на маминых кассетах.

Русская музыка действительно сейчас в тренде, деревни и села по-прежнему нет. Хотя только там и осталась та свобода, об отсутствии которой эти же люди кричат на фейсбуках. Езжайте в деревню, дышите, гуляйте, получайте по морде за троллинг.

Мария Гончарова

главный редактор «The Village Нижний Новгород»

Есть такие проекты, которые даже на стадии обсуждения сразу же кажутся безумно классными. Вот с «Биг Рашн Найт» все так и было. Когда Егор только придумал, что нужно делать вечеринку где-то в деревне, весь план сложился буквально моментально: не одну вечеринку, а несколько, нужно снимать фильм, нужно продвигать русскую музыку, нужно провести некий ресерч, что сейчас в принципе интересно в музыкальном плане жителям маленьких населенных пунктов. Мы примерно сразу поняли, что и как там должно было быть. Конечно, очень переживали, что нам начистят рожи; что обязательно будет какой-то криминал и нашего видеографа где-нибудь затопчут; что какая-нибудь активная барышня накрутит мои волосы себе на локоть — и я не буду знать, что делать. Но как-то, знаете, обошлось. Не было туалета, и приходилось бегать по морозцу куда-то в сугробы. Местные чуваки не приставали (может быть, всему виной мой самый уродский пуховик, который я специально надела, потому что не жалко). Местные организаторы были классными и добрыми.

Вся эта культура деревенских дискотек в молодости прошла совершенно мимо меня, поэтому хлебнуть такого веселья в солидном возрасте вполне себе приятно. Мне все это напомнило какой-то школьный дискач в спортивном зале, да и группу «Отпетые мошенники» я не слышала лет пятнадцать.

Вообще у меня была очень важная миссия: мне нужно было сопроводить десять человек, которые отважно отправились на дискотеку из Нижнего на мини-автобусе. Сам факт, что ты едешь на вечеринку за сто километров от дома, о многом говорит, поэтому вот тем смельчакам хочу выразить огромный респект. Сложнее было собрать всех обратно в Нижний, потому что мы, конечно, хорошо приняли для храбрости. А в автобусе я совсем обнаглела и подключила свой айфон к колонкам водителя — и мы всю дорогу слушали мой плейлист, который мало чем отличался от музыки на вечеринке. Так что хотя бы здесь прошу прощения у всех. А сейчас ищем хорошую деревню для второй вечеринки. Шоу маст гоу он!

Елена Белякова

директор Елизаровского дома культуры

Идея, которую предложили организаторы, мне сразу понравилась, да и ребята показались адекватными, поэтому мы согласились поучаствовать в этом проекте. Мнения насчет дискотеки были разными: кому-то музыка категорические не нравилась (хотелось чего-то более молодежного), но лично мне все понравилось. Я и сама люблю под Земфиру танцевать. У нас в Доме культуры практически не бывает эксцессов, у нас порядок. Вовремя заканчиваем дискотеку — и все. На этой вечеринке были персонажи, которые пытались нарушать правила, но я с ними сразу же разобралась! В целом впечатления самые позитивные: на «Большую русскую ночь» пришло около 300 человек. Сдали в кассу почти девять тысяч, это очень хорошо!

Алексей Новиков

видеограф

Во время этой вечеринки я старался быть быстрым и незаметным, как ниндзя, ну и, когда отправлялся в гущу событий, просил подстраховать себя кого-то из знакомых или организаторов — все-таки оборудование недешевое.

Самое классное было увидеть количество людей на тусе, мы все действительно по-настоящему окунулись в деревенский рейв. Казалось, что люди едут со всей округи, всех близлежащих деревень и городов.

Я выходил на улицу и видел, как компании собираются в кучки и одним движением руки скидывают снег с лавочек, стоящих у Елизаровского ДК, на которые затем расставляют стаканчики и допинг для тусовки. В тот момент я немного постеснялся снимать это — решил, так сказать, перестраховаться, но обещаю, что в следующий раз обязательно запечатлю.

Приехало очень много моих знакомых, и они тоже бились в экстазе вместе с деревенскими рейверами, которые косо смотрели на татуировки и бороды понаехавших городских.

В конце наших путешествий мы покажем большой документальный фильм. Я думаю, это будет работа, способная продемонстрировать целиком и полностью клубную жизнь русской глубинки, — то, о чем каждый из нас, возможно, и не задумывался до просмотра.

Pavliq
Volodya

диджеи

Впечатления от этой тусовки довольно яркие. Это такое непривычное место для вечеринки плюс некое маленькое путешествие. Помимо идеи небольшого документального фильма, лично мне нравится музыкальная концепция: такое исследование недр отечественной поп-музыки. Конечно, все это проходит через субъективное вкусовое сито, поэтому совсем расхожие и дурные вещи мы стараемся миновать. В итоге музыка получается хорошей, ну или хотя бы смешной. Публика вроде как соглашается. Так что устроить еще несколько таких выездных вечеринок — милое дело.

Кто-то высказывал мнение, что мы, якобы как снобы, приезжаем в деревни и крутим свою музыку, но думаю, что с музыкальной программой обошлось без крайностей. Не было ни часовых компиляций из кассетных технорелизов, ни оголтелого хит-парада застольных хитов. Недовольные, конечно, были: так, в конце вечера играл трек группы «Братья Улыбайте», вполне себе из MTV начала 2000-х. Ко мне подошел мужик лет сорока и начал объяснять (примерно цитирую), что «ваша наркоманская музыка здесь не нужна». Группа, может, и не самая известная была, но снобом от такого заявления я себя не почувствовал. Да и наркоманом тоже.

На вечеринке хорошо заходили удачно примененные хиты, которых уже нет в окружающем эфире, но есть в памяти двадцатилетних. «Я сошла с ума, мне нужна она», — орали все независимо от гендерной самоидентификации. На самом деле трудно сказать про корневую аудиторию. Ходить по танцполу и разглядывать пришедших времени не было, а около сценки бесновалась в основном приезжая часть гостей. Возможно, боялись сгинуть в темных глубинах актового зала. Там, по рассказам, местные пацаны не суетясь распивали бутылку за бутылкой. Разумеется, не пива.

С одной стороны, лучше всего принимали песни актуальных исполнителей типа группы «Хлеб» и «Пошлая Молли». С другой — мощно заходили всем знакомые артисты вроде Земфиры. Был такой показательный момент, когда я рискнул включить совершенно неизвестную брит-поп-группу из 90-х «Гитары Stereo». Ее продюсеры заряжали чуть ли не как убийц «Мумий Тролля» и Земфиры, хиты были соответствующие, но что-то не срослось, альбом у них так и не вышел. Так вот, под конец этого трека народ подпевал не хуже, чем тому же Лагутенко, при этом песню едва ли кто ранее слышал. Это было здорово. Кажется, это многое говорит о восприимчивости аудитории.

Вообще мы не знали, чего ожидать от всего этого. Несмотря на то что устраивали вечеринки с русской музыкой и раньше, контекст данного мероприятия был для нас новым. Да и не очень хотелось возвращаться в Нижний с разбитым лицом.

В самом начале вечера мы решили повключать не очень танцевальный блок, скорее для настроения и плавного старта: Леонтьев с песней про диск-жокеев, ранний «Мегаполис», «Колибри». Пара десятков ранних гостей такой заход явно не оценили и пошли дышать свежим воздухом. В этот момент пришлось стремительно выкидывать наметанный плейлист, разглядывать публику и действовать по обстановке. Потом, конечно, все наладилось, но с ходу оказаться непонятыми было страшновато.