В инстаграме и ютьюбе зарождается новая звезда, и, конечно, это опять хип-хоп. Катя Photosynthez, чьи любительские клипы (бюджет — 200 рублей) уже расползлись по пабликам, на типичную рэпершу или даже видеоблогера не похожа — скорее, на студентку филфака. Тексты тоже отходят от канонов жанра: вместо гедонизма — «наивное искусство» и щи, вместо Gucci и камней на запястье — «некрасивые брюки». Мы встретились с рэпершей-парикмахершей и поговорили о ее жизни, лайке от Димы Билана, любимом треке Славы КПСС и хейтерах.

— Расскажи о себе. Сколько тебе лет, чем ты занимаешься, помимо рэпа?

— Меня зовут Катя, мне 25 лет, я работаю парикмахером — стригу людей у себя дома. В 2013 году переехала в Москву из Казани. Работала администратором в Chop-Chop, «Птичке» и Faux Pas. Поняла, что это самая ужасная работа в мире — я не могу отвечать на телефон. Решила заняться тем, чем действительно хочется — всегда хотела быть парикмахером.

В Казани я училась на филфаке, на отделении романо-германской филологии. Поняла, что делать мне там нечего, и бросила на втором курсе. Потом училась на заочке на переводчика английского языка, но мне не повезло с группой — там учились девушки из провинции, они были очень агрессивно настроены, могли подойти после пар и спросить: «Ты что, здесь самая умная?» В итоге отучилась один семестр.

Парикмахером я работаю где-то полтора года. До этого не могла себя найти, думала: может, поступить во ВГИК, в театральный? Но не получалось — видимо, недостаточно этого хотела. Мое стремление к приколу никак не выражалось — и вот только сейчас оно прорвалось!

 Почему рэп? Потому что модно?

— Тут другая предыстория: я с самого детства знала, что могла бы быть прикольным композитором — мне нравится сочинять мелодии в голове, — но я никогда не училась в музыкальной школе. Я умею играть на гитаре, но слабенько — так, пару аккордов. Как-то сидела дома, мне было суперскучно, и я решила что-нибудь сочинить. Пишу своему старшему брату-музыканту: «Слушай, а как называется программа, которая записанную с микрофона мелодию на ноты раскладывает?» Он отвечает: «Такой программы нет, да и вообще музыка — это не твое». Я быстро нашла в Google какой-то бесплатный редактор, в который можно ввести гитарные аккорды и выбрать аранжировку. Что-то набросала и подумала: «О, это же настоящий минус, надо что-нибудь записать!» Вокальными данными я не обладаю, поэтому решила просто записать рэп своему брату — ну, чтобы он понял, что я могу заниматься музыкой. На написание стихов для трека «Добрый рэп» ушло две-три минуты. Потом мы с моим молодым человеком решили снять клип, чтобы друзья поржали. На удивление всем очень понравилось. То есть не то чтобы все просто посмеялись — многие сказали, что это действительно прикольно. И, так как меня саму это очень развлекает, я начала делать клипы. Но я не слушаю рэп — в плеере у меня такого нет.

— А что есть?

— Брайан Ферри, Grimes, Pixies, саундтрек к «Грязным танцам».

— Кстати, в комментариях на Ютьюбе тебя кто-то сравнил с Grimes. Вообще чаще всего там тебя сравнивают почему-то с Луной, Монеточкой и Анютой МС.

— У нас не такая широкая сцена девушек-исполнительниц — что есть, с тем и сравнивают. Если было бы больше [артисток], сравнивали бы с кем-нибудь более похожим. А так у нас девочек больше и нет — я вот знаю Луну, Монеточку я знаю, потому что видела сториз с ее концерта в инстаграме, а Grimes — супер, но это слишком сильный комплимент.

— Возвращаясь к рэпу — судя по твоему инстаграму, ты была на концерте Славы КПСС. Вдохновляешься его постиронией?

— Меня очень вдохновила песня «Комар-парижанин» — когда я ее впервые услышала, просто обалдела — оказывается, бывает и такой рэп. Может быть, я не понимаю, что он делает, может быть, даже он сам не понимает. Но там такие необычные рифмы, за душу берут! И эта небрежная манера исполнения — просто супер. Не сказала бы, что фанатка всех треков [Славы КПСС], но «Комар-парижанин» меня долгое время просто с ума сводил — свой рэп я начала делать после этой песни.

Я пошла на концерт, потому что подумала, что это действительно что-то новое. Но было ужасно. Чувствовала себя не в своей тарелке: когда мы были маленькие и ходили на рок-концерты, мне в жестком слэме даже зуб однажды выбили, но это все было в добром ключе. А там была агрессивная атмосфера, все кричали: «Антихайп, антихайп!», прямо как в фашистской Германии. Мне жутко не понравилось. Они просто включали эмпэтришки и читали поверх, еще и мотив перевирали! И даже не спели песню «Комар-парижанин».

— Тебе рэперы предлагали записать совместку?

— Очень много школьников предложило сделать фит: «У тебя такой классный голос, спой у нас, пожалуйста, в припеве». Ребят, вот что-что, а голос у меня точно никакой. Позовите лучше девчонок из школы. Я вежливо отказываю. Вообще мне теперь директ заваливают, и меня это сводит с ума, даже до панических атак доходит: что случилось с моим уютным уголком, кто все эти люди?

В понедельник мне написала девушка из Comedy Woman, предложила совместный трек. Говорит: «Посмотри мой клип „Пати у Надюли“». Было очень волнительно, я даже позвонила маме — это не только другой масштаб, но и другая плоскость, в которой мне не хотелось бы находиться — я же не смотрю Comedy Woman. Хотя там вроде есть прикольные шутки — когда была в гостях у мамы, телик на фоне хлопал. Но участвовать в этом нет смысла.

Клип был в хип-хоп-стиле, она зачитывала про то, как приготовила хумус или фрукты. Там было задействовано столько людей! Эти деньги можно потратить на что-то более полезное. Я вот на клип тратила максимум 200 рублей.

 На что эти деньги пошли?

— Для последнего клипа «Щи» мне нужно было купить одежду. Я пошла в «Мегастиль» в пятницу, когда там скидки 60 %. Купила голубой свитер за 80 рублей, надела его с корсетом. Мне писали: «Вау, что за платье?» Это бабушкин свитер, просто катышки с него срезала. Еще купила за 70 рублей черную кофту — на ней написано «Extreme Power». Кстати, сделана в России. Ну и остаток на проезд пошел.

Музыка, стихи, костюмы — все делаю я. Если бы могла снимать сама себя, то еще бы и это делала, а так прошу своего молодого человека. Но монтирую тоже я.

— Тебя не смущает, что рэп — это самый мизогинный жанр?

— На самом деле это отличная площадка для того, чтобы делать именно такой рэп. Я как бы говорю: «Ребят, ну хватит уже обзываться. Смотрите, я же девочка и ничего плохого не делаю. То, что вы поете о женщинах, меня никак не касается». Есть такая дворовая шутка: «не определяйся». Если тебе сказали «ты гандон» и ты обижаешься, значит, ты определяешься. И мне нравится делать что-то доброе в пику тому, какой агрессивный сейчас рэп. Взять Фейса, например, — одни оскорбления, понты и желчь. Зачем?

— Сейчас это модно прикрывать той же постиронией.

— Да, но дети вообще не считывают постиронию. Им кажется, что это всерьез. Какая публика у него — 10, 12 лет?

— Трек «некрасивые брюки» — это что? Отповедь обывателю?

— Скорее, в какой-то момент я просто подумала о том, как я себя веду в отношениях, и мне захотелось посмеяться над тем, какой я бываю истеричной бабой.

— Это мизогиния.

— Да, и мне не хочется выражаться мизогинично. Но, как говорит одна моя знакомая, которая является интерсекциональной феминисткой: мы все допускаем такие ошибки. Окей, это было мизогинично, но мы живем в таком обществе, некоторые штампы остаются. Еще раз: я против мизогинии.

— Насчет штампов: я был удивлен, насколько соотношение позитивных и отрицательных комментов перевешивает в сторону первых. Удивительно, что тебя никто даже не обозвал «винишко-тян» — на ютьюбе вообще ни одного негативного замечания, только про грязную посуду на фоне.

— Ты просто этого не видел — меня запостили на «Дваче», и там все эти тян-перетян, конечно, были. Мне было очень грустно все это читать, но интернет — это такое пространство, где ты не можешь отслеживать, куда уходит твой материал.

— Комментарии ты не чистишь?

— Чищу. Я за модерацию, потому что если мы будем оставлять срач в комментах, то никогда не построим здоровое комьюнити. Даже люди, которые настроены хорошо, иногда заступаются за меня в комментариях — получается перепалка, и в этом нет ничего конструктивного. Кто-то говорит, что я не умею петь, но ведь это не секрет! Это слышат даже те, кому нравится моя музыка. Не нравится — просто пройди мимо. Я никогда не пишу оскорблений. Если мне что-то не понравится, у меня дизлайк поставить даже рука не поднимется — я вне компетенции оценивать. Хочу, чтобы другие относились ко мне похожим образом, и, соответственно, оберегаю их от того, чтобы они меня засирали, блокируя их.

— То есть к такой популярности ты не была готова?

— Нет! Не представляю, что с этим делать. В какой-то момент даже думала, чтобы свернуться. Это внимание не от той публики — у меня был маленький инстаграмчик с друзьями, а потом меня запостили в паблике с приколами, где у меня уже полтора миллиона просмотров. Меня даже Дима Билан лайкнул. Стали писать все эти люди, которые сидят в инстаграме с приколами — какие-то парни, мужчины, совершенно разношерстная публика. Это как если бы тебе в вагоне метро каждый что-то сказал. Супернепривычно и очень странно. Не понимаю, что люди в этом находят — обычно [такие вещи нравятся] узкому кругу людей, которые шарят. А эти-то не шарят, но им тоже нравится. Что делать теперь? Не знаю.

— У тебя есть планы по монетизации?

— Вообще никаких. Я пластиковую карточку завела только месяца два назад, и то только потому, что все клиенты просили о возможности расплатиться безналом. Я даже не привязала ее к номеру телефона. Не знаю, как это так бывает — ты делаешь что-то в интернете, а тебе деньги капают.

— А творческие планы?

— Хотелось бы продолжить, потому что это меня развлекает. У меня есть знакомая, Катя Шилоносова (участница группы «Глинтшейк» и проекта NV. — Прим. ред.) — вот она настоящая артистка. А я просто сижу и в Garage Band что-то сочиняю — [потому что] приколов вокруг слишком мало. Надо, наверное, микрофон купить, а то у меня он только на наушниках есть — такие вот творческие планы.

— Та же Монеточка, с которой тебя так активно сравнивают, от лоу-файных приколов пришла к выступлению на фестивале «Боль».

— Она умеет исполнять музыку, играть на клавишах. А я ни на чем не играю и о выступлениях ничего не знаю. У меня даже голос тихий — не услышит никто. Недавно с друзьями пели в караоке песню «Numb» Linkin Park — и я запыхалась, потому что слишком много петь пришлось. Подумала: «Бедные артисты».

— «Мой рэп — это наивное искусство». Объясни эту строчку.

— Это что-то вроде шутки. Некоторые люди готовы воспринимать любое свое дело как искусство — например, когда я училась парикмахерскому делу, преподавательница говорила: «Парикмахер — это художник». Здесь слово «искусство» я беру именно в этом ключе: мое искусство — это не только мое искусство, оно еще и наивное. Ребят, не воспринимайте все серьезно.

— У тебя в треке «потанцуй со мной» есть отсылка к Сэлинджеру. Чем ты вообще вдохновляешься?

— Когда я думаю, что надо написать рэпчик, то тянусь к этому книжному шкафу. Посижу, почитаю, сделаю заметки в блокноте. Из этого выстраивается текст. Про Сэлинджера получилось как-то само, да и вообще все лучшие шутки приходят сквозь тебя как поезд — это очень прикольное чувство.

— Напоминает творческий метод Оксимирона — он говорил, что, пока пишет, вспоминает что-то из литературы или истории, потом перепроверяет все в интернете. Его за это еще википедийным рэпером иногда называют.

— Это лучше, чем трехэтажно материться. Мне такой метод не кажется чем-то плохим, к тому же у меня мама русский язык в школе 20 лет преподавала и я сама училась на филфаке — где мне еще искать вдохновение?

— Чего ждать от следующего трека?

— Следующая песня будет о романтическом герое и влюбленности. Назову ее «Мальчик-парень». Мы пару дней назад сидели с моей сестрой, ей написал кто-то из поклонников, она посмотрела и сказала: «Ну что за мальчик-парень!» Тут я поняла: сделаю из этого рэп.


Обложка: Катя Photosynthez, Катя Шувчинская/Woodstock Vintage