Ещё несколько месяцев назад на территории бывшего завода электромедицинской аппаратуры в Николоворобинском переулке между «Курской» и «Китай-городом» лежали горы строительного мусора, а то, что когда-то было зданием, напоминало декорации к фильму ужасов. 5 июня здесь открылось временное пространство «ЭМА» — многообещающий проект команды «АртКвартала», уже проводившей эксперимент с недолговечными форматами, результатом которого стал ресторан Door 19 в нескольких минутах ходьбы, на Серебрянической набережной.

Успешная история Door 19 и вдохновила идеологов «ЭМА» — Андрея Гринёва и Петра Кудрявцева — выйти на улицу и создать место, в котором было бы комфортно провести лето. После того как место действия было определено, курировать проект взялась креативный директор «АртКвартала» Екатерина Кибовская, по совместительству сестра главы департамента культуры Москвы Александра Кибовского, работавшая раньше в команде парка Горького. Обновление пространства поручили архитектурному бюро «Космос» — авторам первого павильона «Гаража», участникам Венецианской и Московской биеннале архитектуры, живущих в трёх разных городах — Москве, Нью-Йорке и Базеле. Они и придумали поставить во дворе белоснежную луну, натянуть над головами будущих гостей «ЭМА» светящуюся паутину и обить корпуса завода фольгоизолом. Во-первых, это красиво.

Cейчас «ЭМА» состоит из трёх пространств: монохромного двора, бара на втором этаже и просторной зелёной веранды. За концепцию бара и организацию событий отвечает агентство Stereotactic совместно с объединением S-11: в меню упор сделан на освежающие напитки (пиво, сидр, лимонады) не дороже 300 рублей, еду планируют готовить тоже без затей: сосиски, шницели и другие простые блюда. Перекусить можно и во дворе — там уже вовсю работает вагончик Foody (сэндвичи с индейкой конфи, куриным бедром и печенью, недорогие супы и салаты).

«Мы устали от угаров и рейвов»: Чего ждать этим летом от пространства «ЭМА». Изображение № 1.

«Мы вообще любим убираться! Смотри, Мневники убрали — власти сразу поняли, какое это классное место, и забрали себе», — говорит PR-директор Stereotactic Катя Живоглядова, вспоминая о прошлогоднем фестивале Outline, одной из визитных карточек агентства и самом успешном фестивальном дебюте в Москве последних лет. За спиной у Stereotactic немало говорящих проектов, после которых к «ЭМА» хочется испытывать интерес: кроме Outline это и вечеринки в «Арме», и недавнее слияние с командой Beat Films, вылившееся в целую программу молодого документального кино «Смена». Ролики «Смены» здесь показывали на следующий день после открытия, и, как утверждает исполнительный директор пространства Анастасия Вергазова, интерес к площадке оказался чрезмерным: «Нужно посмотреть, как мы будем справляться с таким количеством людей: на открытие в пятницу к нам пришли
1 500 человек, хотя мы ориентировались на 700. В субботу пришли две-три сотни, причём было много людей с детьми, с собаками — а мы смотрели и думали, что это как раз то, чего мы хотим от этого места».

Несмотря на то что фактически «ЭМА» уже открылась, чёткий режим работы ещё не установлен. Возможно, его и не будет: команда мечтает приучить людей, которым интересно это место, отслеживать режим работы через социальные сети. В ближайшие дни можно зайти посмотреть инсталляции во дворе и пообедать сэндвичами из Foody, но бар всё ещё будет закрыт. Через две недели он начнёт работать в полную силу (пятница — воскресенье с 18:00 и до поздней ночи), а затем время работы будут постепенно корректировать, захватывая и будни, — обо всех переменах в режиме работы обещают объявлять на странице в Facebook.

Что касается событий, которые готовит «ЭМА», то, несмотря на коллаборацию со Stereotactic, шумных вечеринок здесь не будет. «Мы устали от угаров и рейвов», — говорит Вергазова. — «К тому же вокруг нас много жилых домов, так что никакой громкой музыки после 23:00. Здесь хочется слушать спокойную музыку, завалиться на диван, если у тебя с собой есть книжка и бутылка вина, или просто общаться с друзьями. Мы хотим проецировать кино на нашу большую луну во дворе, устраивать акустические концерты для небольшого количества людей, будто бы ты сидишь в Нью-Йорке на тёплом асфальте и слушаешь Portishead или Лорин Хилл. Хочется, чтобы какие-то прекрасные люди вроде Леонида Фёдорова или Петра Мамонова играли свои редкие песни для условных ста человек. Кроме того, сейчас мы ведём переговоры с Юрием Квятковским и Дмитрием Брусникиным — они хотят сделать вписанный именно в эту площадку спектакль».

«Мы устали от угаров и рейвов»: Чего ждать этим летом от пространства «ЭМА». Изображение № 15.

В разговоре с командой «ЭМА» часто — и оправданно — звучат отсылки к Берлину и Будапешту. Здесь хотят создать место с плавной и свободной атмосферой, а концепция временного пространства, которое в любом случае прекратит своё существование, только развязывает руки. «В Москве очень много мест, куда можно прийти ночью, наплясаться и напиться. „ЭМА“ — не про это, — продолжает Вергазова. — Мы надеемся, что это будет дневной и скорее интеллектуальный, в чём-то дикий формат. Здесь уже гуляет классная энергетика, особенно вечером, когда всё залито неоновым светом, здания подсвечены и есть ощущение, что ты не в Москве и не в 2015 году».

Пространство проработает в Николоворобинском переулке до 31 октября. Затем завод снесут, чтобы начать строительство жилого комплекса, который впишется в концепцию «АртКвартала». Возможно, он тоже будет называться «ЭМА»: создатели хотят задокументировать историю проекта, чтобы будущие жильцы дома знали об огромной луне, которая когда-то стояла в их дворе.

«Мы устали от угаров и рейвов»: Чего ждать этим летом от пространства «ЭМА». Изображение № 34.