The Village продолжает неделю «Злая Москва». В течение пяти дней мы рассказываем об агрессии, ненависти и тоске в городе. В этом материале мы смотрим сериал «Управление гневом» с психологом, который объясняет, почему герой Чарли Шина лечит своих пациентов не слишком успешно.

The Village смотрит сериал «Управление гневом» с психологом. Изображение № 1.

Оглавление

1. Самые злые комментарии читателей The Village

2. Опрос. Кого вы ненавидите больше всего?

3. Агрессия в цифрах: Кто, где и почему обижает других

4. Модератор The Village — об агрессии в комментариях

5. Из-за чего горожане воюют с ресторанами в их домах

6. Шесть историй пациентов на антидепрессантах

7. Милославе Чемодановой посвящается

8. Последняя капля: На что москвичи жалуются барменам

9. Как журналист, кассир, политик, таксист и другие люди борются
с агрессией

10. 100 вещей, которые нас бесят в Москве

11. Читатели The Village о том, что их бесит

12. Почему русские не улыбаются?

13. Антрополог Акоп Назаретян о насилии, компьютерных играх и религиозном ренессансе

14. Как я боролась с телефонным терроризмом

15. Вырви глаз: 7 новых фильмов, снятых с особой жестокостью

16. Почему русский интернет такой злой?

17. The Village смотрит сериал «Управление гневом» с психологом

18. Антирейтинг персонажей и явлений от читателей The Village

19. Москвичи и приезжие о нелюбви друг к другу

20. Чему учат на курсах самообороны

   

 

«Управление гневом» (Anger Management) — американский сериал телеканала FX, премьера первого сезона состоялась летом 2012 года. Ситком изобилует отсылками к одноимённому фильму 2003 года, и герой Чарли Шина, страдающий психологическим расстройством психотерапевт, имеет много общего с героем Джека Николсона, даже имя — Чарли Гудсон. Сериал очень популярен в Штатах, второй сезон выходит до сих пор, в нём уже 74 серии. 

The Village смотрит сериал «Управление гневом» с психологом. Изображение № 2.

The Village посмотрел несколько серий «Управления гневом» в компании психолога Елены Лавровой. Она рассказала о том, почему важно контролировать, а не подавлять эмоции, почему нельзя дружить со своим психотерапевтом, и предложила несколько методик решения конфликтов.

 

The Village смотрит сериал «Управление гневом» с психологом. Изображение № 6.

Елена Лаврова
психолог

The Village смотрит сериал «Управление гневом» с психологом. Изображение № 7.

Гнев — это эмоция, а агрессия — это вербальное или невербальное проявление гнева, нацеленное на причинение вреда другому человеку. Мы имеем полное право ощущать любые эмоции, подавлять их даже вредно. Я могу злиться на кого угодно, и никто не должен мне этого запрещать, в том числе и я сама. А вот если я от злости кого-то ударила — это уже не очень хорошо. Управление эмоциями в том и заключается, чтобы, разозлившись, не пускать в ход кулаки и оскорбления.

Групп по управлению гневом в России нет, у нас есть группы по управлению эмоциями. Обычно проблему с неадекватными проявлениями агрессии решают сначала в индивидуальном порядке с психологом, а потом пациента направляют на работу в группу. Это логично: если у вас есть проблемы с гневом, скорее всего, и с выражением других эмоций и чувств тоже не всё в порядке. 

У нас люди попадают в группу обычно по собственной воле, когда человек сталкивается с неожиданными последствиями. Например: вы просто ругались с приятелем и вдруг у него фингал под глазом, вы не понимаете, как это произошло, испытываете чувство стыда, неловкости. Подростков часто приводят родители. Вспышки гнева на работе редко считают проблемой, наоборот, многие считают, что это решение проблемы. Гнев — это сильная энергия, количество обращений по поводу депрессий куда больше, чем по поводу гнева, хотя оба явления распространённые. 

В Штатах есть механизм попадания в группы по решению суда. Например, парень бросил девушку, а она от злости поцарапала его машину. Он подал иск, суд обязал её держаться от него подальше и пройти курс терапии. У нас тоже есть принудительное лечение, но у нас все процессы менее структурированы. 

Очень редко в группы попадают люди с пассивно-агрессивным поведением, так как считают, что с ними всё нормально и проблема в окружающих. Это обычно люди, которые в детстве получили запрет на агрессию, например, мальчику запрещали злиться и ругали за это. Такие люди не очень любят принимать решения, но потом пилят тех, кто эти решения принял. Эти люди — короли сарказма и всяких мерзких выходок. Шуточки в стиле «Скушай бургер, толстозаденькая моя» — их стиль. Женщин с таким поведением больше, потому что им чаще запрещают быть агрессивными. Мальчик если подрался — ничего страшного, а девочку сразу начинают ругать. Такие люди и сами не идут на терапию, и по направлениям не очень-то ходят. 

 

На психотерапевта обычно очень долго учатся — это либо психолог, либо психиатр, который получил дополнительное психотерапевтическое образование. Психологи всегда проходят личную терапию, чтобы свои проблемы не переносить на пациента. Так что герой Чарли Шина, когда обнаружил, что его недуг вернулся, всё сделал правильно. Кроме того, что пошёл на терапию к своей любовнице.

Дело в том, что любое удвоение отношений в психотерапии запрещено. Друзья тоже не могут терапевтировать друг друга. Терапия — это взгляд со стороны, а с другом начинаются недомолвки, боязнь обидеть. Отношения пациент — психотерапевт должны иметь чёткую структуру и не должны усложняться. Многие психотерапевты, например, не принимают никаких подарков из-за этого. При этом хорошо ходить к одному терапевту — он будет больше о вас знать. Хотя, например, Юнга и Фрейда терапевтировала их общая подруга, несмотря на то что уже тогда это было запрещено. Эриха Фромма терапевтировала его жена.

 

Мэл много говорит о том, что ненавидит себя, и по её поступкам мы тоже видим негативное отношение к себе — она потратила очень много денег на пластические операции, но так себе и не понравилась. Этот феномен называется агрессией, направленной внутрь, на себя, или аутоагрессией. Он может выражаться в случайных самопоранениях, например. Это когда человек ненарочно наказывает себя за что-то — чувствует вину и, например, часто спотыкается, сшибает углы.

В более запущенных случаях аутоагрессия может провоцировать заболевания, поскольку подавленные эмоции всё равно ищут некий выход. Ещё Фрейд указывал на то, что любой симптом — это энергия бессознательного, которая не нашла выхода. Он приводил в пример женщину, которая очень хотела танцевать на празднике, но муж не разрешил ей — дескать, приличная женщина не должна танцевать на людях. На следующий день она поехала кататься на лошади, упала и сломала себе ногу. Аутоагрессия более опасна, чем обычная, потому что она более деструктивна. Здоровая агрессия между людьми позволяет отстоять свои интересы, защитить кого-то, а аутоагрессия не имеет позитивных сторон. При запущенной картине нужно обращаться к психологу и искать причину. Как правило, это люди, которым запрещали в детстве быть агрессивными, или люди, которые привыкли всё контролировать, брать вину на себя и никогда не винить обстоятельства. 

 

Герои разговаривают про зависть. Зависть — это действительно чувство, порождающее гнев, особенно неосознанная зависть. В сериале всё очень буквально, а в психологическом смысле гнев могут вызывать люди, которых я не считаю похожими на себя. Например, я думаю о себе, что я бережливый и экономичный человек, и раздражаюсь от того, что вижу, как тратит деньги беспечный транжира. Особенно если этот транжира — мой близкий человек, который тратит деньги из семейного бюджета. Считается, что социальные сети способствуют возникновению агрессии — листаешь ленту фейсбука, у всех всё хорошо, и ты злишься. В ХХI веке гораздо больше информации, есть с кем себя сравнить. А сравнивать себя с кем-то — очень вредная практика.

 

Почему разбить телефон, побить куклу может быть неэффективно для борьбы с гневом? Если проблема сидит глубоко, симптом на время уйдёт, а проблема останется. Единично разозлившись на случайную ситуацию, можно выпустить пар таким образом, но, если вас постоянно бесит ваш босс, придётся либо купить сто телефонов по 300 рублей, либо проработать стратегии взаимодействия. Например, перестать общаться лично и перевести диалог в переписку. 

Одна из методик — представлять визуальные образы, в сериале она показана, но в данном случае видно, что пациент не готов к такой работе. Ему бы стоило предложить письменную практику. Есть, например, такая: как только вы чувствуете приходящий приступ гнева, берите бумагу и карандаш и записывайте все-все ощущения. Как у вас начинают гореть щёки, как вы чувствуете, что кровь закипает. Записывать нужно максимально подробно. Расчёт на то, что человек отвлечётся и перестанет злиться.

Другая практика — заводить будильник каждый день на определённое время и гневаться изо всех сил на всё на свете. Когда человек начинает контролировать этот синдром, уже не он нами владеет, а мы им.

Визуализация тоже хорошо работает с гневом. Начать можно с того, что представить цвет гнева, а потом начать его мысленно менять. Нужно проследить, что происходит с этой эмоцией — меняется ли эмоция, когда меняется цвет. Можно представлять какие-то успокаивающие визуальные образы, когда гнев может вот-вот возникнуть. В таких условиях сложно закрыть глаза и начать представлять себя в каком-то спокойном месте, но можно начать напевать про себя какую-то успокаивающую мелодию.

 

Есть такой факт — люди часто перенимают стиль общения своего окружения. Именно поэтому одним из пунктов в 12-шаговой программе избавления от алкогольной зависимости является прерывание общения с другими алкоголиками. То же самое работает и с эмоциональными проявлениями. Если вы хотите научиться приемлемым способом выражать эмоции, выбирайте себе эталон для подражания и поначалу просто копируйте его поведение. Не обязательно, чтобы это был реальный человек, можете представить себе себя идеального, который не запускает собеседнику стакан в голову, а спокойно и достойно выражает свою позицию.

 

Факторы, повышающие вероятность возникновения агрессии, бывают межличностные и физические. Физические — шум, жара, душное помещение. Межличностные — вторжение на личную территорию, нарушение персонального пространства и высокая скученность. Считалось раньше, что все эти факторы влияют прямо — чем они сильнее, тем ярче агрессия. В 80-е годы оказалось, что всё сложнее.

Эти стрессоры действительно вызывают состояние эмоционального возбуждения, они взвинчивают, но агрессия следует не всегда. Был такой эксперимент: двум группам показывали два разных фильма — с жестоким содержанием и со спокойным. Потом каждую группу разделили пополам и дали слушать одним более сильный шум, а другим — более слабый. Те, кто смотрел жестокий фильм и слушал сильный шум, были более агрессивными. Стрессоры перегружают каналы получения информации, и человек начинает раздражаться. В то же время был такой эксперимент: в кафе, где сидели испытуемые, входил очень шумный человек, на него начинали злиться — он всем сильно мешал. Но как только испытуемым говорили, что это — ветеран войны, который частично лишился слуха, гнев проходил. 

 

Шутки и подколки тоже могут быть выражением агрессии. Важно сверять координаты: если так принято шутить в компании и никого эти выпады не задевает — значит, тут такой стиль общения. Если кто-то один страдает, например становится постоянной жертвой злых шуточек, — значит, в коллективе повышен уровень агрессии. Шутка «Я использую сарказм, когда не могу побить кого-то ногами» имеет основания. Для человека сарказм — форма защиты, способ выражать негативные настроения. 

 

Типичный семейный конфликт. Одно нападающее высказывание сменяется другим. Все семейные конфликты начинаются с претензии: «Ты делаешь это не так». Всё что угодно: любишь меня неправильно, сидишь на диване, пока я выбиваюсь из сил. В репликах героев очень много местоимения «Ты» — это нападение. Правила поведения в семье — перевести претензии в «Я-высказывание». Что неоспоримо? Наши чувства. Если мне грустно, это мои чувства, а не твоя вина. Когда вы проговариваете чувства, которые возникают у вас в ситуации разбросанных вещей: «Я очень устаю на работе, а мне ещё и дома приходится убираться», — любящий муж с большей вероятностью попытается изменить эту ситуацию.

Стиль выражение негативных эмоций, в том числе и гнева, зависит от темперамента. Если человек холерик, он будет размахивать руками и кричать, если флегматик — станет вести себя более спокойно. Традиции семьи тоже закладывают шаблоны. Но и с тем и с другим можно работать, к темпераменту можно приспособиться, и с ним можно жить. 

Ещё в семейных конфликтах можно попробовать как технику ругаться одними глаголами. Всё, что сместит внимание с желания обидеть и уязвить человека — поможет конструктивно решить проблему. Нужно договориться, что вы конфликтуете не для того, чтобы поругаться, а для того, чтобы что-то решить. Конфликт — это не всегда плохо, часто он помогает вывести пару или группу на новый уровень решения проблемы. 

  

В сериале меня удивило то, что герой проводит дома занятия с группой, которая склонна к ярко выраженным проявлениям агрессии. Обычно такие занятия проводят в специальном учреждении и, конечно, психолог не знакомит пациентов со своими домочадцами.

Удивительно, что люди так долго ходят в группу, обычно даже по решению суда люди ходят месяц. Тут есть противоречие — самому главному герою после того, как он поджёг мусоровоз, назначили две недели терапии, а его больные ходят уже больше года, хотя Патрик так ничего и не сделал агрессивного.

Групповая работа не такая длинная, как работа с психоаналитиком. Кстати, насчёт психоанализа: в психоанализе самое важное — найти причину, в детстве или каком-то проступке. Когда причина найдётся, считается, что с вами случится катарсис, и вы сразу начнёте вести себя по-новому. На мой взгляд, катарсис проблемы не решает, адекватной реакции нужно учиться, учиться на примерах или с помощью воображения, уделять этому внимание, попробовать в разных ситуациях по-разному реагировать. С опытом постепенно всё приходит. 

Сколько работать с проблемой — зависит от самой проблемы. Есть поведенческая терапия, которая позволяет работать с ситуацией и решить проблему за примерно десять занятий. Например, я прихожу с запросом: хочу перестать разбивать лобовое стекло автомобиля у каждого своего бывшего парня. За несколько занятий мы выявим, как запускается этот механизм, что вы чувствуете перед тем, как совершить такой акт, и вы с большой долей вероятности избавитесь от такой привычки. Психоанализ — гораздо более долгая работа. 

The Village смотрит сериал «Управление гневом» с психологом. Изображение № 8.