22 cентября на телеканале FOX стартовал сериал «Готэм» о родном городе Бэтмена. Правда, его главный герой — не Тёмный рыцарь, а молодой полицейский рекрут Джеймс Гордон. На мрачных улицах Готэма ему предстоит встретить ряд будущих суперзлодеев, включая Джокера, Женщину-кошку, Пингвина, Ядовитый Плющ и Загадочника. Первая серия собрала у экранов восемь миллионов зрителей, подтвердив статус одного из самых востребованных сериалов сезона.

 

The Village смотрит сериал «Готэм» вместе с магазином «Чук и Гик». Изображение № 1.

 

The Village смотрит сериал «Готэм» вместе с магазином «Чук и Гик». Изображение № 7.

Иван Чернявский

основатель магазина комиксов
«Чук и Гик»

The Village смотрит сериал «Готэм» вместе с магазином «Чук и Гик». Изображение № 8.

Василий Шевченко

основатель магазина комиксов
«Чук и Гик»

 

    

The Village посмотрел пилотную серию «Готэма» в компании основателей магазина комиксов «Чук и Гик» Ивана Чернявского и Василия Шевченко, которые рассказали, чем вдохновлялись создатели сериала, сколько лет нам предстоит его смотреть и кто убил родителей Бэтмена.

 

Чернявский: Я не вижу смысла в этом сериале. Зачем нам смотреть на героя до того, как он стал героем? Готэм-сити появился одновременно с Бэтменом и благодаря ему.

Шевченко: На самом деле ни фига. У этого сериала явно есть несколько источников для вдохновения, о которых мы по ходу дела поговорим. Как минимум одна удачная серия комиксов, где всё строится на Готэме без Бэтмена, называется Gotham Central.

Чернявский. Не без Бэтмена! В этом вся проблема. Вася рассказывает о комиксе, который, как считается, лежит в первооснове этого сериала. Но он кардинально отличается, потому что Бэтмен там есть и он уже взрослый! Это город, в котором ты живёшь одновременно с Бэтменом, — принципиальная разница. А здесь нам просто покажут какой-то американский город и будут несколько сезонов драматически нагнетать атмосферу летучими мышами в кадре. В отличие от Васи, я смотрел десять сезонов сериала «Смолвиль», суть там та же самая — что было с великим супергероем до того, как он стал супергероем. Но во-первых, это не должно было занимать 10 лет, во-вторых, это совершенно неинтересно. Бэтмен появился одновременно со своими врагами, а не как ответ на них — не может быть, чтобы Джокер был на 13 лет старше Бэтмена и вовсю терроризировал его город. 

 

Несколько лет мы будем смотреть
на горгулий, прожекторы, направленные на небо, — и всё это
без Бэтмена

 

Шевченко: Повторяю, что есть абсолютно гениальный комикс Gotham Central про жизнь полицейского управления в городе. Я точно знаю, что здесь половина персонажей будет оттуда. И сама по себе идея всегда витает в воздухе — показать город супергероя в его становлении.

Чернявский: А какой смысл в этом, если Бэтмен определяет этот город? Почему он без Бэтмена вообще может быть интересен?  Здесь не будет становления Брюса Уэйна, потому что он маленький ребёнок, он не будет тренироваться в Средней Азии и так далее. Мы будем смотреть драму, где он грустными глазами смотрит на Готэм. Видимо, Вася просто более лоялен.

Шевченко: Да, я лоялен.

Шевченко: Надо сразу сказать, что создатели очень четко работают на фанатов — они не показывают самого Бэтмена. Но видишь гаргулью справа? Это архетипическое изображение Бэтмена — он обязательно должен стоять на гаргулье, нависающей над небоскрёбом, типа Крайслер-билдинг. Хотя очевидно, что здесь это Женщина-кошка.

Чернявский: Короче, несколько лет мы будем смотреть на гаргулий, прожекторы, направленные на небо, — и всё это без Бэтмена. Зачем это нужно, я совершенно не понимаю.

Шевченко: А я очень люблю этот топос, он часто встречается в играх про Аркхем — такая американская готика. Можно считать её лафкрафтианской или какой-то ещё. Задний план здесь— луна и какая-то остроконечная хрень — это и есть то, как архетипически представляют себе Готэм-сити. Первым кадром, пока ещё ничего не произошло, фанату уже очень много рассказали о том, как это всё будет выглядеть.

Чернявский: Вот зачем здесь была Женщина-кошка? Типа она теперь будет что-то понимать? Эта манера угодить фанатам и засунуть как можно больше знакомых лиц совершенно ни к чему. Вообще сексуализация двенадцатилетних детей — это, по-моему, безобразие.

Шевченко: В ней нет ничего сексуального, если что.

Чернявский: Но она же в кожу обтянута.

Шевченко: Вопрос о том, кто убил родителей Бэтмена, поднимается в комиксах всё время. В каждой бэтменовской перезагрузке к этому вопросу возвращаются, потому что в кино, очевидно, в какой-то момент подразумевалось, что это сделал Джокер.

Чернявский: В фильме Бёртона.

Шевченко: Мне гораздо больше нравится версия, что это абсолютно случайный персонаж. Есть два варианта: либо это некоторое предназначение, которое вплетено в мифологию, как здесь (вот убийство видит Женщина-кошка, вот и сам убийца может кем-нибудь потом оказаться), а есть вариант, что это полный рандом. Бэтмен живёт с тем, что его родителей убили случайно.

Чернявский: У сценаристов разных периодов различаются подходы к тому, нашёл Бэтмен убийцу или не нашёл. От этого зависит, есть ли у него фрустрация на тему того, что он ловит преступников круглосуточно, а самых главных не поймал.

Шевченко: В отличие от вашего материала про «Больницу Никербокер», здесь не может быть «как было», «как не было» и «как придумали сценаристы». Здесь всё, что придумывают сценаристы, имеет право на жизнь. Вопрос в том, насколько это будет внутренне мотированно.

Чернявский: И, да, в самом первом комиксе Бэтмен ведь уже взрослый, там нет этой сцены. Он только вспоминает и никогда этот момент с читателем не проживает. Это всегда флешбэки, так что здесь этим героем может оказаться кто угодно.

Чернявский: Про Буллока ты не хочешь поговорить?

Шевченко: Хочу. В моей голове Буллок совершенно другой. В комиксе Year One, откуда отчасти взят этот эпизод, мы впервые знакомимся с Гордоном. Он ещё не комиссар полиции, а только молодой и перспективный офицер, единственный честный. Здесь нам на это намекнули, но проблема в том, что в комиксе Буллок — тупой взяточник. А здесь он пока выполняет функцию старорежимного старшего товарища.

Чернявский: Давай не будем упираться в Year One, я не помню там такого. Во всех мультфильмах и комиксах Буллок — антагонист Гордона. Он вообще-то тоже честный и за наших, но работает нечестными методами — всех избивает и так далее. Рисуют его всегда в шляпе и плаще, как такого Дика Трейси. Здесь он пока слишком хорошо выглядит.

Шевченко: Он толстый ещё должен быть.

Чернявский: Да, такой пухлый пьяница.

Шевченко: Буллок никогда не был стереотипным старшим товарищем, он другого типа. Вообще, если бы меня спросили, кто из этих людей Гордон, я бы ткнул в местного Буллока.

Чернявский: Тогда здесь вообще ничего не будет совпадать по возрастам.

Шевченко: Как зовут актёра, который в нолановской трилогии играл? Олдман? Вот он гораздо ближе к Олдману, чем чувак, который играет Гордона.

Чернявский: Чувак, который играет Гордона, был моей единственной причиной смотреть этот сериал вообще. «Одинокие сердца» и «Саутленд» — мои любимейшие сериалы, но одного Бена Маккензи оттуда пока недостаточно.

Чернявский: Монтойя — действительно одна из главных героев в Gotham Central. Она очень интересная — латиноамериканский полицейский плюс лесбиянка, то ли скрытая, то ли нескрытая.

Шевченко: Вообще сейчас фанаты комиксов уже должны начать пищать — создатели раз за разом вводят клёвых героев, но делают это настолько неловко, что пока не было ни одного сильного момента. Когда Альфред, дворецкий Бэтмена, представляется, тебя должен охватить праздник и побежать мурашки, а ты говоришь: «Окей, мы поняли». Всё наигранно.

Чернявский: Мы видим негра и латиноамериканскую девушку — кто это ещё может быть в комиксе, полном белых людей? Других вариантов просто нет. Если они будут продолжать так пафосно подходить, это будет тяжёлое зрелище.

Шевченко: Вот в сериале «Стрела» очень хорошо умеют работать с тем, чтобы не заставлять персонажей проговаривать свои имена, заходя в комнату. Там тебе закидывают гораздо больше удочек, которые работают в воображении. В первой серии они одним кадром пустили маску Дезстроука и больше к этой теме не возвращались десять серий. А здесь пока всё жутко прямолинейно.

Чернявский: Пока все знакомятся.

Шевченко: Они знакомятся, знаешь, типа так надо — познакомиться.

Шевченко: Когда персонаж говорит «riddle», человек, знакомый со вселенной Бэтмена, делает стойку на ушах и понимает, что это будущий злодей Риддлер (Загадочник).

У меня есть проблема с сериалом «Стрела», из-за которой я не смог полюбить его так, как многие. «Стрела» — один из лучших примеров перенесения комиксов в другой медиум. Но это круто по меркам комиксов и не очень хорошо по остальным меркам. То, что в комиксе выглядело как заход, апеллирующий к твоему воображению, в фильме выглядит нарочито. Вот здесь мы не просто дали тебе понять, что это Загадочник, он ещё два раза задаст какой-нибудь вопрос в духе загадки, а потом Буллок скажет: «Нигма! Если вы ещё не поняли, зрители, то это Нигма! Тебе нужна помощь, потому что ты псих!» Это очень прямолинейно, неинтересно.

Чернявский: А причём тут «Стрела»?

Шевченко: «Стрела» страдает тем же. В меньшей степени, потому что там лучше умеют работать с форматом сериала, но всё равно. Судить всё посвящённое комиксам нужно с точки зрения комиксов. С точки зрения кабельных сериалов всё будет бесконечным говном. А если судить с точки зрения комиксов, то всё оказывается не так плохо.

Чернявский: В «Стреле» есть знаменитый момент, когда за кадром появляется Харли Квинн — один из главных персонажей, в том числе комиксов про Бэтмена. Её даже не называют по имени, но можно узнать по тому, что её озвучивает актриса, которая обычно Квинн озвучивает в видеоиграх и мультиках. Это гораздо более красиво — обычный зритель подумал, что какой-то псих там сидит, а фанаты в это время уже настрочили тонну сообщений в твиттер.

Шевченко: Ну вот опять. Мы сходимся в том, что сериал ориентирован не на нас, а на тех, кто чуть хуже разбирается в комиксах. Нам бы было достаточно того, что Пингвин стоит с зонтиком, потому что это его главный атрибут. Уже по зонтику и этому длинному носу ты понимаешь, кто перед тобой. Зачем нужна была ещё сцена, где они его называют по имени?

Чернявский: Ну как-то же его надо представить, уравнять со всеми в правах. Может быть, в конце сцены надо было это сделать.

Шевченко: Мне это всё кажется излишним.

Чернявский: В комиксах не было Фиш Муни, насколько я помню.

Шевченко: До Бэтмена не было ничего, в том-то и дело. Бэтмен — тот, кто скрепляет всех. У него два типа противников. В замечательном комиксе Batman: The Long Halloween и его сиквеле Batman: Dark Victory рассказывается о том, как вместе с появлением Бэтмена меняется парадигма злодеев в Готэме: на место старой традиционной преступности, роль которую играл клан Фальконе (здесь есть Фиш Муни — переходное звено), приходит новое поколение злодеев — Джокер и другие. Старые гангстеры не меньше Бэтмена ненавидят их и называют freaks. В этом сериале все суперзлодеи ещё маленькие, так что к этой теории всё апеллирует. Только Пингвин старше их всех. Как так получается, что Пингвин уже взрослый, а Иви ещё жить и жить — не знаю.

Чернявский: Лучше просто не думать об этом.

 

Конец 

ЧЕРНЯВСКИЙ: Вот такого нам теперь предстоит пять лет. Если бы в каком-то фильме была одна такая 15-минутная сцена о дружбе Гордона и Брюса Уэйна, то ладно. Но нам на это смотреть пять лет.

Шевченко: Ваня уверен, что это пять лет продлится, а я не уверен. Сценографически сделано очень бедно.

Чернявский: Нет, город красиво сделан. Остроумно, что нет никаких примет времени, изящно обходится вопрос, когда происходит действие. Это хорошая находка. Но на какое-то известное поп-культурное событие интересно смотреть с другой стороны — что происходило во время «Звездных войн», во время «Гамлета»; как жили обычные люди, когда «Мстители» спасали город. А здесь что? Спасибо, что летучую мышь ещё ни одну в кадре не показали.

Шевченко: Главная проблема с перенесением комиксов в любой другой медиум (в первую очередь в кино) — в том, что, когда люди в кино говорят типическими репликами комиксов, это выглядит тупо. Половина реплик Гордона в этом сериале укладывается в эту проблему — он говорит так, как живые люди не говорят.

Чернявский: В общем, нам предстоит смотреть как Гордон учит Бэтмена быть Бэтменом. Есть комиксы, где Ра’с аль Гул учил Бэтмена, есть — где Гордон. Но какая разница, кто его учил? Это совершенно неважно: все будут дряхлыми стариками к тому моменту, когда он первый раз наденет костюм. Весь мир ненавидел «Смолвиль», а это абсолютно та же идея, второй раз на одни и те же грабли. Я не думаю, что буду это смотреть. Хотя и не люблю судить о сериале по пилоту.

Шевченко: Не знаю, зачем Ваня смотрел «Смолвиль», там уже после первого сезона всё было понятно.

 

Здесь есть всё, что я не люблю
в комиксах, и нет ничего,
что я люблю в сериалах

 

Чернявский: Первый был как раз нормальный. Но вот зачем было тянуть десять лет? А «Готэм» просто очень сильно пиарят как новинку канала FOX для нишевой аудитории, поэтому я думаю, что в этот раз, несмотря на свои сложные отношения с нишевыми сериалами, они будут за него бороться. Даже отвратительный сериал «Агенты „Щ.И.Т.“» продлили на второй сезон, хотя его никто не смотрел.

Шевченко: Этот тоже пока отвратительный. Здесь есть всё, что я не люблю в комиксах, и нет ничего, что я люблю в сериалах. Драма нагоняется не реальной драмой, а тем, что персонажи друг другу говорят очень сложные вещи. Комиксам понадобилось 20–30 лет, чтобы освободиться от стереотипа, что в них должна быть кровь и мрачность. Можно быть цветным, весёлым, каким угодно — и при этом интересным. «Готэм» как будто из той эпохи, когда нужно доказать, что ты взрослый.

Чернявский: Сейчас в комиксах по жанру «Бэтмен» — это триллер, хоррор, боевик. Но часто это был ещё и детектив. Единственный способ сделать сериал «Готэм» интересным — это детективный сюжет. Если не будет каждую неделю мощной работы мозга, то всё это не имеет смысла. Должны быть какие-то загадки-отгадки, мы должны понимать, как Гордон входит в умы этих психопатов и как он учит Брюса думать задом наперёд. Но опять же, сейчас снимается огромное количество детективов и недостатка в жанре нет.

Ещё эта тема про мрачные города супергероев — мы видели её уже сто раз, как и самих мрачных героев. На этом фоне очень выигрышно выглядит сериал «Флэш», где первый раз за долгое время  супергерой улыбается, весёлый, жизнерадостный и в ярком костюме. В мире суровых Тора и Капитана Америки это выглядит очень здорово и контрастно. Я ставлю на «Флэш» в этом сезоне, в общем.