8 октября на канале FX стартовал четвёртый сезон сериала «Американская история ужасов». Каждый новый сезон шоу не связан сюжетом с предыдущим: на этот раз действие разворачивается во Флориде пятидесятых годов, где героиня Джессики Лэнг заведует цирком фриков. В числе артистов цирка двухголовая и бородатая женщины, карлица, человек-лобстер и другие ошибки природы.

Главный злодей первых серий — безумный клоун-убийца Твисти — наделал немало шума в США. Американское сообщество клоунов Clowns of America International выразило недовольство образом Твисти, посчитав, что он способствует распространению коулрофобии — боязни клоунов. 

The Village смотрит «Американскую историю ужасов» с клоунами. Изображение № 1.

The Village посмотрел первую серию нового сезона с клоунами уличного театра Tall Brothers, чтобы узнать, почему люди боятся клоунов, любят ли их девушки и что общего у безумного Твисти с Рональдом Макдональдом.

The Village смотрит «Американскую историю ужасов» с клоунами. Изображение № 5.

The Village смотрит «Американскую историю ужасов» с клоунами. Изображение № 7.

Денис Васильев

артист уличного театра Tall Brothers

The Village смотрит «Американскую историю ужасов» с клоунами. Изображение № 8.

Максим Гамаюнов

артист уличного театра Tall Brothers

The Village смотрит «Американскую историю ужасов» с клоунами. Изображение № 9.

Алексей Харитонов

артист уличного театра Tall Brothers

Васильев: Из недавних фильмов на схожую тематику мне понравился фильм  про клоуна Стичеза (фильм «Швы» — Прим.ред.) 2012-го или 2011-го года. Сюжет такой: приехал клоун на детский день рождения. Дети ненавидели клоунов, но родители всё равно его пригласили. И вот он поскользнулся на шариках, упал, головой попал на крюк и умер. Когда эти дети выросли, он начал к ним приходить и по одному убирать. Классика жанра — это фильм «Оно» по Стивену Кингу. Ещё есть «Клоуны-убийцы из космоса» — вообще шикарный фильм, я считаю.

 

 

Васильев: Мы постоянно сталкиваемся с боязнью клоунов.

Гамаюнов: Попадались и попадаются дети, люди, которые...

Васильев: «Не трогайте меня, я клоунов боюсь!».

Гамаюнов: Да, пытаются подальше отойти от тебя.

Васильев: Дело в том, что сам жанр клоунады довольно растяжимый, и клоуны бывают разные. Например, мы избегаем носов и париков. Это более гротескный, дореволюционый вариант клоунады. До 1917-го года были распространены такие персонажи. Конечно, с гримом тут переборщили чуть-чуть. 

Гамаюнов: Мне кажется, у него образ такой.

Васильев: Ну понятно. Это характерная черта именно американской клоунады: чем больше грима и цветной атрибутики, тем смешнее и лучше. Как правило, эта фобия и развита именно в Америке. Вспомните Рональда Макдональда — я бы не сказал, что это симпатичный человек. А с нашей клоунадой такие случаи бывают очень редко. Потому что мы не используем гротескный грим, цветные парики, цветные штаны. Мы этого избегаем, нам немножко проще. У нас отголоски немого кино и клоунада немножко филигранная, тонкая такая.

Опять же, клоуны бывают разные. Белые и рыжие. Это классика жанра. Белый – более степенный, более спокойный, немножко надменный. Рыжий – пониже ростом, как правило. У них происходит взаимодействие, завязанное на конфликтах; они бьют друг друга. Это классика, которой уже несколько сотен лет. 

Гамаюнов: Белый серьезный, а рыжий дурачок.

Васильев: Каким будет этот, сейчас увидим.

 

 

Васильев: Конечно, девушкам нравятся цирковые артисты.

Харитонов: Мне кажется, это из-за того, что мы постоянно контактируем с народом, мы более раскованны. Ты много видишь людей и можешь понимать, какие они приблизительно по характеру.

Васильев: Очень часто у кого-то из зрительниц появляется свой герой в спектаклике, и вот она уже приходит туда не первый раз, не второй; наблюдает за ним. Некоторые из нас до сих пор после представлений получают весточки из разных городов, тем более сейчас соцсети активно функционируют. Мы практически все женаты, и я свою девушку пригласил когда-то на представление…

Гамаюнов: ...после которого всё и случилось.

Васильев: Да. 

Гамаюнов: Бывает, познакомишься с девушкой в каких-то бытовых условиях, она тебя не знает, а как сходила на представление — сразу отношение меняется. Всегда так происходило.

Харитонов: Если называть вещи своими именами, после представления девушки просто берут в кольцо. Вот отрабатываем спектакль, и по пути в гримерку обхватывают девушки, требуют телефон, признаются в любви, говорят, какой ты смешной и классный, спрашивают про планы на вечер и так далее. Некоторые пользуются положением, почему бы и нет

Гамаюнов: Почему нет, в самом деле?

Васильев: Клоуны ведь, как правило, в жизни очень добрые, отзывчивые и неплохие люди.

 

Васильев: Мне доводилось работать таким «американским» клоуном в одном из шапито на ВДНХ в 1998 году. Огромный макияж, нос, цилиндр, вот такие вот штаны — в таком виде я приглашал людей на представления.  И там дети действительно очень сильно боялись. Я вёл себя довольно культурно, но иногда подкрадывался сзади к девушкам и делал так, будто это собачка хватает. Они оборачивались, и я получал сумкой по лицу. Но меня и самого в детстве пугал уважаемый клоун Довгань — Клёпа из «АБВГДейки». Мне было немножко страшен и неприятен этот грим. Даже не знаю, как объяснить.

На самом деле мы хотели сделать в своё время нечто похожее. У нас есть хороший актёр Владимир Епифанцев — очень давно он собирался делать цирк ужасов. Я был золотым трёхметровым Пиноккио с бензопилой, распиливал девушек, а фокус не получался — кишки, мясо, всё в таком ключе. Жаль, что проект заглох. Мне эта гротескная чернуха очень нравится, я бы с удовольствием сыграл такого персонажа за приемлемый гонорар.

 

 

Васильев: Я в 1998 году — сразу после театрального училища — попал в такое шапито. 

Харитонов: Сейчас шапито по маленьким городам катаются. Бывает, что в вагончиках живут, бывает, что гостиницы снимают.

Васильев: Шапито сейчас уютные. Там все условия соблюдены в плане гигиены.

Гамаюнов: Но в Москве какой смысл в шапито, если три цирка есть? Четыре даже. Пять уже. Пять цирков. 

Васильев: Cirque du Soleil, который стоял в Лужниках — это тоже свого рода шапито. 

Гамаюнов: Как на даче, ты вышел — всё здесь. Взял — на солнышке позагорал.

Васильев: Животные рядом. Всё в одном дворе, получается.

 

 

Васильев: Платят за выступление всегда индивидуально, но средняя планка — 100-150 долларов за выход. Я точной суммы не назову, потому что минус такой работы в том, что сегодня её нет, а завтра есть. Всё неожиданно и спонтанно. Поэтому мы сделали свой коллективчик и чувствуем себя более-менее уверенно, ведь у нас есть свой зритель.

Обычно мы не сталкиваемся с пренебрежением на выступлениях. Конечно, было несколько моментов, когда к тебе относились как к обслуживащему персоналу — как правило, на частных мероприятиях. Если нас приглашают на день рождения или свадьбу, мы сразу не соглашаемся, а узнаём, что за публика будет. Например, недавно к нам приезжали в гости жених и невеста и говорили: «Ребята, мы вас видели на таком-то фестивале и хотим, чтобы вы были у нас на свадьбе». Пара очень отзывчивая и положительная — конечно, мы с удовольствием для них работаем и получаем удовольствие.

 

 В этом году мы не выступаем на Хеллоуин, хотя обычно делаем это каждый год: клоунами-уродами тоже работали. Нам вообще близка эта тематика, а мне нравится творчество Босха, Брейгеля, эстетика Средневековья. У нас есть достаточно страшные маски, потому что клоун на Хеллоуин должен выглядеть как в этом замечательном сериале. Американская культура — это зомби, оборотни, вампиры и клоуны. И бывает, что клоун собирает всех в одном лице. Главное — не переносить это всё потом в спектакль.

Фотографии: Софья Карпенко