30 марта состоялась российская премьера фантастического триллера «Призрак в доспехах» режиссера Руперта Сандерса. Действие фильма, снятого по одноименной манге Масамунэ Сиро 1991 года, происходит в недалеком будущем, где грань между человеком и машиной постепенно стирается. Жители мегаполиса будущего получают кибернетические расширения: от улучшения зрения до робототехнических протезов и невидимости, а у роботов появилась душа. Но многообещающая премьера фантастики не оправдала ожиданий прокатчиков — судя по данным киноресурса Вoxofficemojo, сборы ленты вряд ли сумеют преодолеть планку даже потраченного на производство бюджета.
The Village посмотрел «Призрака в доспехах» вместе с учеными из Университета Иннополис, чтобы разобраться, почему картина слабо стартовала в прокате и какие из показанных в фильме технологий близки к реальности.

Ярослав Холодов

руководитель лаборатории интеллектуальных транспортных систем

Александр Климчик

руководитель лаборатории интеллектуальных робототехнических систем

Илья Афанасьев

доцент лаборатории интеллектуальных робототехнических систем

Человеческое тело и его улучшения

Александр Климчик: Механизированные протезы рук и ног доступны уже давно. Будущее за протезами, работающими через нервную систему человека. С научной точки зрения принципы работы показанных в фильме протезов неочевидны, но мы движемся в этом направлении с помощью технологий, основанных на силе мысли.

Ярослав Холодов: Ученые уже изобрели экзоскелеты, увеличивающие мышечные способности тела. Устройства помогают поднимать сверхтяжелые грузы, расширять возможности солдат на поле боя. Наука бьется и над восстановлением связи нейронов, что поможет при травмах позвоночника поставить человека на ноги. Главное — миниатюрность и удобство этой технологии. Уверен, в ближайшие 5–10 лет она придет на рынок.

Еще одно интересное событие в этой области — операция по пересадке головы на другое тело итальянским хирургом Серджо Канаверо. 99,9 % ученых уверены, что ему не удастся это сделать, так как вспомогательные технологии еще сырые. Но если он добьется успеха, то это станет фазовым прорывом, потому что мозг человека живет дольше, чем остальные клетки тела.

Врач-механик и рынок человеческих запчастей

Ярослав Холодов: Принципиально новые профессии в медицине не появятся. Биотехнологи и врачи останутся собой. Некоторые процессы работы станут автоматизированы и роботизированы. В медицине уже применяются роботы, которые через вену человека добираются до сердца, где чинят клапаны без хирургического вмешательства. Врач только нажимает нужные кнопки у пульта управления. Профессии станут доступнее, а чтобы овладеть ими, люди потратят меньше времени.

Илья Афанасьев: В краткосрочной перспективе врач останется врачом, объединения врача и механика не произойдет. А то, что показано в фильме — вживление мозга в робота, — слишком футуристично и натянуто. Непонятно, для чего это делать. Мозг человека уязвим и подвержен эмоциям. Робот в этом плане гораздо сильнее живого организма.

АлексанДр Климчик: Сегодня у механических и биомеханических элементов нет способностей, которые заложены в человеческое тело. Функционал же ограничен познанием науки о способностях людей. Мы до сих пор не знаем, на что способны.

В фильме человекоподобные роботы ходят как люди, но это еще слишком далеко от реальности. У роботов меньше степеней свободы, меньше датчиков, чем у человека, а количество приводов по функционалу несоизмеримо с количеством мышц человека. Некоторые технологии имитируют их, но расположить мускулы столь же компактно — трудная задача. Ученым непонятно, как синхронизировать работу тысяч мышц.

Ярослав Холодов: Душевные и этические аспекты профессии врача уйдут на второй план. Человек превратится в конструктор, главное — найти запчасть с нужным функционалом.

Александр Климчик: Черного рынка запчастей не будет. Технологии будут разрабатываться и развиваться в гигантских корпорациях. Да, маленькие компании могут презентовать технологию, но как только они дойдут до чего-то практического, их поглотят большие компании.

Термооптический камуфляж и невидимость

Александр Климчик: Для меня эта технология не соотносится с законами физики. Мы можем с помощью оптического обмана спрятать человека, но физически он не пройдет сквозь стену. Человек не обманет охранные системы. Для военной сферы технология востребована, и, как только появятся первые результаты, прототипы возьмут для нужд армии. В этой области есть исследования в Японии и США, но они закрыты, и о результатах мы узнаем только через 20 лет.

Илья Афанасьев: Такие устройства появятся, когда станут доступны материалы, используемые в гибких смартфонах или ноутбуках. Внедряя их в ткани, человек визуально скроется.

Ярослав Холодов: Существуют устройства, которые скрывают предметы, находящиеся за ними, за счет преломления световых лучей. Этот камуфляж должен напоминать пленку, адаптированную к движению предмета, который она скрывает. Ученые уже в силах сделать пленку, чтобы спрятать стационарный предмет, но как только объект двигается, меняются углы преломления лучей. Поэтому девайс должен автоматически настраиваться, чтобы человеческий глаз не успевал замечать оптические искажения. Тепло спрятать легче, поэтому как только мы научимся визуально прятать динамические предметы, то скроем и признаки присутствия человека.

Эволюция транспорта

Ярослав Холодов: Чтобы поменять транспорт, ученым нужно выйти за рамки привычных законов физики. Увеличивать скорость движения мешает закон инерции и сохранения импульса: при быстром разгоне транспорт набирает большую инерцию, что мешает ему менять траекторию движения и останавливаться. Плюс затраты на энергию. Чтобы увеличить скорость автомобиля, требуется вложить много энергии, а это дорого. По той же причине люди отказались от сверхзвуковых гражданских самолетов. На гражданском рынке он себя не окупал. Поэтому разумно, что в фильме транспорт сильно не изменился. Направления развития транспорта — экология и шумоподавление. Скорость транспорта в ближайшем будущем не увеличится.

Илья Афанасьев: Очевидно, что все идет к тому, что транспорт будет беспилотным. Я за то, чтобы законодательно запретить человеку браться за руль, если автомат будет заведомо надежнее. Возможно, произойдет объединение машин с коптерами, чтобы автомобиль мог подняться в воздух. Но пока это слишком энергозатратно. Такие машины уже существуют, но широкого распространения они еще не получили.

Александр Климчик: Автономный транспорт уже не диковинка. Пока технология не массовая, но через лет пять она будет доминировать над традиционными видами транспорта. В фильме этого не видно, но в будущем мы уйдем от дорог и транспорт будет передвигаться по воздуху. Главный барьер этого направления — регулирование воздушного пространства. С этой же проблемой мы столкнулись в области эксплуатации дронов и беспилотников. Для этого нужна нормативная юридическая база. В будущем мы сможем заменить дальнемагистральные виды транспорта — поезда и фуры — транспортом наподобие Hyperloop. Это дешевле, быстрее и практичнее.

Ярослав Холодов: Что касается Hyperloop, предлагаю дождаться и посмотреть, сможет ли команда довести концепт до конечного продукта и оправдает ли он себя экономически. Пока мы не найдем дешевую энергию, прорыва в транспортных технологиях не произойдет.

Мыслесвязь и телепатическое общение

Александр Климчик: Управление роботами и протезами с помощью мыслей существует, поэтому передавать мысли от человека к человеку — реализуемая задача с помощью дополнительных девайсов. Но я не уверен, что люди захотят пользоваться этим, потому что доступ к вашим мыслям получит любой желающий. Лично я бы не стал пользоваться этим каждый день. Известные мне прототипы небезопасны, потому что передают всю информацию без ограничения. Поэтому такие технологии открыли бы полный доступ к разуму человека.

Ярослав Холодов: Мыслесвязь в первую очередь должна передавать голос. Закрыв глаза и слыша голос, человек понимает информацию. Плюс дешевле и быстрее передать голос, чем картинку. Визуальная информация занимает больше места. Мыслесвязь заменит сотовую связь и интернет-телефонию. Технология простая — передать импульсы через Wi-Fi, который перенаправит сигнал в нужное направление. По той же схеме действует беспроводная связь. Осталось придумать устройство, вживляемое в тело человека, чтобы передавать мысли в виде импульсов.

Илья Афанасьев: Владимир Михайлов в романе «Кольцо уракары» описал похожую телепатическую связь, где людям встраивались микроконтроллеры, которые были как бортовые компьютеры человека. C помощью них можно было найти нужную информацию и сохранить данные. Если начать вживлять людям чипы с антеннами, то передавать информацию телепатически станет возможно. Это будет текстовая информация, которая выводится у человека на сетчатку глаза. Сейчас в Курчатовском институте пытаются вживлять электроды в мозг крысы, но это еще не биочипы.

Душа робота

Ярослав Холодов: Душа — главная тема фильма. На вопрос, есть ли у разумных роботов душа, ищут ответы современные режиссеры. Из последних примеров — сериал «Мир Дикого Запада». В кино душа показана как набор эмоций, связанных с нашими воспоминаниями. Как мы переживаем, как мы оцениваем себя в жизни. А это напрямую связано с тем, как мы помним себя в ней. Если добраться до такой области мозга, то душу можно будет взломать и перекроить.

Ученым пока непонятно, как работает организованная нейронная сеть, в отличие от методов передачи информации компьютерными устройствами. Роботу легко переписать воспоминания, поменять эмоциональный контент андроида, изменить его личность. Пример мы видели в фильме, когда гейша превратилась из обслуживающего персонала в киллера.

Роботы смогут сами решать, кем им быть, если заложить в них способности к самообучению и самопознанию, имея доступ к модулю памяти. Он сможет выбирать личность и менять ее, опираясь на ситуацию. Человеку это сделать сложно, потому что мы не можем поменять память. У нас есть привычки, маркеры, которые подсознательно говорят нам, как реагировать на ситуации, основываясь на жизненном опыте. Роботу достаточно переписать только определенный модуль памяти — и он уже другая личность без груза прошлого.

Айзек Азимов посвящал свои книги во многом психологии роботов, которая основывалась на трех законах робототехники. Поэтому когда мы разработаем такую нравственную систему координат, то у роботов появится душа. Но важно, чтобы этическая платформа не противоречила сама себе, а робот и внешние силы не могли преступить эти законы. Отдельный вопрос: если искусственный интеллект превзойдет человеческий, не решит ли он, что люди — ненужное препятствие на пути к совершенствованию? Поэтому возможно, что мы создадим то, что превзойдет нас и захочет от нас избавиться.

Илья Афанасьев: Робота можно научить считывать эмоции человека, но от этого у него самого эмоций не появится. Робот может имитировать эмоции, но это не связано с сознанием и появлением души. Это молодое направление, большинство роботов сейчас — промышленные автоматы.

Грань между человеком и роботом

Александр Климчик: У робота нет психики. Мы можем наделить его эмоциями, но это искусственный процесс: эти чувства принадлежат не ему, а кому-то другому.

Есть вещи, нацеленные на лишение человека эмоций, лишних для определенной профессии. Например, нейролингвистическое программирование и протезы. Но усовершенствования тела человека не будут массовым явлением и будут доступны только ограниченному количеству людей.

Ярослав Холодов: Грань — это самосознание, основанное на воспоминаниях. Фильм стирает эту грань, он показывает, что людям тоже можно изменять воспоминания, влияя на самосознание. Весь сюжет кинофильма и крутится вокруг вопроса «где же грань?». Нам показывают, как люди становятся роботами и наоборот. В будущем разработать такие технологии не получится, потому что мы до сих пор не знаем, как устроен механизм человеческой памяти. Ее можно улучшить, ухудшить, вернуть, но поменять невозможно.

Илья Афанасьев: Фильм снят с упором на психологизм. Создатели хотели посмотреть, насколько человечество готово к такому будущему, к взаимодействию с роботами. Человек, даже если в него вживить биочипы и установить робототехнические протезы, все равно остается человеком. А робот даже с искусственным интеллектом останется роботом. И эта грань будет четкой.

Робототехническая общественность больше озабочена тем, сможет ли робот осознавать окружающую ситуацию, чтобы адекватно на нее реагировать. Роботы легко обыгрывают людей в шахматы, но не могут понять, что надо остановиться, когда на дорогу выбегает ребенок.


Фотографии: Централ Партнершип