Олег Нестеров. «Небесный Стокгольм»

М.: «РИПОЛ классик»

Этот роман лидера группы «Мегаполис» — в очередной раз доказывающий, что рок-звёзды вполне неплохо чувствуют себя и в прозе. Место действия — советские 60-е, на сцене Иосифу Кобзону подыгрывает первый русский электрогитарист Юрий Мухин, на столе — «Массандра», до пирожковой два шага, на кухне поёт свои первые песни Владимир Высоцкий, трое закадычных друзей наслаждаются оттепелью и придумывают анекдоты по заданию Кремля, почему-то не подозревая, что все эти приятности не навсегда. Роман нарочито стремится к документальности, но автору здесь даётся даже не дух, а буква времени: примечаний с отсылками к реальным цитатам, событиям и явлениям набралось на целую главу. При этом читать книгу мы будем скорее именно как роман о москвичах вообще: все дружат, что-то творят, все мечтают о будущем, никто не задумывается о сегодняшнем, и фоном — вечный город, в котором вечно что-то уничтожают, да никак всё не уничтожат.


Милан Кундера. «Торжество незначительности»

Спб.: «Азбука»

После 13 лет молчания (предыдущий роман, «Неведение», вышел в 2000-м году, а «Торжество незначительности» на языке оригинала — в 2013-м) Милан Кундера внезапно пишет ещё один роман, и само это уже удивительно. И если главной темой Кундеры всегда была шутка, если классические его романы зачастую — о победе иронии над самой тёмной реальностью, то «Торжество незначительности» оказывается романом о шутках, которые надоели, и мистификациях, которые обессмыслились, но без них никак. В итоге болтовня о женских пупках здесь равнозначна фигуре Сталина с ружьём, пробегающего мимо статуй великих женщин Франции. Всё это фантасмагория, незначительные эпизоды чьей-то легкомысленной пьесы: «Незначительность, друг мой, это самая суть существования. Она с нами всегда и везде. Она даже там, где никто не желает её видеть: в ужасах, в кровавой борьбе, в самых страшных несчастьях. Чтобы распознать её в столь драматических условиях и назвать собственным именем, порой необходимо мужество. Но надо не только её распознать, необходимо её полюбить, эту незначительность, да, надо научиться её любить».


Томас Пинчон. «Край навылет»

М.: «Эксмо»

Последний (на английском языке вышел в 2013 году) роман великого американского затворника: набитая под завязку конспирологическими теориями и героями — а они, как всегда у Пинчона, один другого ярче — затянувшаяся вечеринка вокруг 11 сентября 2001 года. Поклонников писателя вряд ли придётся призывать в книжные дважды, для других объясним так: мало кто другой (если есть тот другой) может с такой несомненной точностью прозреть в нашем времени и комедию нравов, и глубочайшую драму бессмыслицы человеческого существования.


Майкл Каннингем. «Дикий лебедь»

М.: Corpus

Здесь в некотором роде Майкл Каннингем выступает в роли Нила Геймана — чтение увлекательное, но не то, которого ожидаешь от автора целого ряда блистательных романов о жизни и смерти людей нашего времени. С другой стороны, Каннингема уже некоторое время тянет в сторону сказок. Вспомним, что его последний роман назывался «Снежная королева». В новой книге писатель с удивительной серьёзностью пересказывает давно знакомые сюжеты, не особо отступая от канона, но рыдая в трагическом финале: над принцем, у которого так и осталось одно лебединое крыло, над ведьмой, которая после трёх разводов и автокатастрофы построила себе пряничный домик, а дети пришли и съели его. Про своего автора этот сборник говорит нам, что чувствовать он умеет лучше, чем придумывать, — и на том спасибо.


Филип Пулман. «Сказки братьев Гримм на новый лад»

М.: «АСТ»

Хорошо, когда есть выбор, не правда ли — этим летом, например, нас ждут сразу два новых пересказа сказок братьев Гримм. И выбирай какой хочешь: то ли осовремененный и усложнённый, как у Каннингема, то ли версию Филипа Пулмана, пересказывающего эти сказки так, как будто никаких столетий между нами и ними не стоит. Жестокими, кстати, они остаются в любом случае, но у Пулмана как-то поувлекательнее. К тому же среди 50 сказок наверняка будут те, которые вы читаете впервые.


Флэнн О’Брайен. «Лучшее из Майлза»

М.: «Додо Пресс», «Фантом пресс»

Собрание колонок одного из лучших ирландских сатириков, которые тот под псевдонимом Майлз на Гапалинь сочинял для газеты «Айриш таймс» во время Второй мировой войны. Тот самый случай, когда книга доставила не меньше радости издателям и переводчикам, чем будущим читателям (переводила Майлза чудесная Шаши Мартынова). Здесь мы видим прежде всего прекрасный образец журналистской свободы — это сейчас, в блогерскую эпоху, все мы распоясались, а у Майлза авторскую болтовню прерывают скептические реплики «Простого народа Ирландии», которым сам он в ответ обещает надавать по шеям, если место останется. Да, в книге без малого 500 страниц болтовни и анекдотов, но, во-первых, почему-то от них никак не оторваться, а во-вторых, за окном война, и в такое время всякая болтовня спасительна, и не просто так.


Кристофер Бруард. «Модный Лондон»

М.: «НЛО»

Профессор Эдинбургского университета рассказывает историю становления моды на примере отдельно взятого Лондона. У каждой эпохи свой стиль и свой район — начинается история в начале XIX века, когда в новом лондонском Вест-Энде рождается стиль дэнди, а конец 90-х и нулевые связаны для Бруарда со студенческим стилем и районом Кэмденского рынка. Эта книга не столько о нарядах и модах, сколько о городах и нравах: кто в этих городах живёт, как там всё течёт и изменяется и как мода оказывает такое же влияние на город, как и город на неё. Про ХХ век здесь написано прямо-таки преступно мало, зато ярко и точно рассказано про то, как всё начиналось.


А. Х. В. «Всеобщее собрание произведений»

М.: «НЛО»

А. Х. В. — это Анри Волохонский и Алексей Хвостенко, петербургские поэты, выступавшие иногда неразрывным дуэтом. ХХ век запомнил их по песням, ими и открывается сборник: «Мы невинные младенцы / Двенадцать тысяч дюжин душ / Чистой истины владельцы / Мы всю жизнь мололи чушь». Но тут есть ещё и басни, детские стихи (последние, кстати, неплохо было бы увидеть как-нибудь в отдельном детском сборнике, потому что они замечательные) и просто стихи. Всё вместе обязательно стоит прочтения — хотя бы как пример абсолютной свободы текста во времена несвободы.


Дарья Варламова, Антон Зайниев. «С ума сойти! Путеводитель по психическим расстройствам для жителя большого города»

М.: «Альпина Паблишер»

Бомбическая книга — пора, действительно, признать, что все мы немного безумны, а некоторые вообще клинически больны. Авторы этой книги — не медики, а журналист и медиаменеджер. Но оба они столкнулись с депрессией и научились с ней бороться. Их труд — попытка объяснить популярным языком, что с нами со всеми происходит: когда мы больны, а когда — почти здоровы, как понять, социопат ты или социофоб, поможет ли визит к терапевту и что теперь вообще со всем этим делать.


Карл Саган. «Голубая точка. Космическое будущее человечества»

М.: «Альпина нон-фикшн»

Любой американский мальчишка, мечтающий о космических путешествиях, знает имя Карла Сагана — американского астрофизика и популяризатора науки, ещё до Стивена Хокинга рассказывавшего нам о космосе. «Голубой точке» 20 лет, впервые она вышла в 1995 году и с тех пор совершенно не устарела. Сила Сагана в том, что космические путешествия и инопланетные миры для него не научная фантазия, а пусть ещё и не наступившая, но реальность: новый мир прямо за дверью, и надо только понять, как туда попасть. Книга его построена буквально так же. Сначала он фантазирует и мечтает, а затем объясняет научную возможность своих фантазий: «Если бы вы находились внутри подходящего астероида, например углеродистого, то могли бы найти там сырьё для возведения каменных, металлических и пластиковых сооружений, а также не испытывали бы недостатка в воде — всё, что требуется для создания замкнутой подповерхностной экосистемы, подземного сада. Для воплощения такого проекта потребовался бы значительный прогресс по сравнению с сегодняшним днём, однако — в отличие от „парагравитации“ — ничто из вышеизложенного не кажется невозможным. Все его элементы присутствуют в современных технологиях. При наличии веской причины к XXII веку значительное количество людей могло бы обитать на астероидах (или внутри них)».


Саймон Сингх. «Симпсоны и их математические секреты»

М.: «МИФ»

Представьте себе: за больше чем 20 сезонов в «Симпсонах» набралось столько математических секретов, что их хватило бы на целый университетский курс. Помните ту серию, где Гомеру требуется перевезти через реку Мэгги, собаку и большую банку яда? Или как он походя находит решение теоремы Ферма? Или как общество людей с высоким IQ, захватив Спрингфилд, решает перевести город на новую метрическую систему времени, в которой час исчисляется ста минутами? В общем, оказалась, что сценаристы «Симпсонов» всё это время учили нас математике и ничто не случайно.


Александр Генис. «Обратный адрес»

М.: Редакция Елены Шубиной

Александр Генис — великий мастер анекдота, а уж дух времени и гений места прилагаются к его историческим анекдотам по умолчанию. Недаром именно Вайлю с Генисом удалось написать лучшую в России книгу о 90-х. «Обратный адрес» — это как бы не тот Генис. Не острые эссе, а более лиричная и интонационно личная биография. Впрочем, на самом деле тот же самый: путешествия по городам и странам, воспоминания о людях и встречах, а также картины советской молодости.


Жером Феррари. «Проповедь о падении Рима»

М.: «Эксмо»

Гонкуровская премия 2012 года — роман о приятелях, открывших бар на Корсике и прогоревших, становится романом о судьбе Европы, которая топит себя сама, без посторонней помощи. Или, говоря словами Блаженного Августина, «всё, что человек создал, человек и разрушит». То есть роман на самом деле не о проблемах малого бизнеса, а о том, как всё гибнет, о поисках Блаженного Августина в сегодняшней Корсике, о семейной истории и печальном, но неизбежном финале всего.


Мариша Пессл. «Ночное кино»

М.: «Иностранка»

Роман, в котором есть всё, что нужно для счастливого запойного чтения: детективный сюжет, чёрно-белый ночной фон в духе фильмов жанра нуар, убийства, расследования и ненадёжный рассказчик, фантазии которого с самых первых страниц накручивают саспенса не хуже самого сюжета. Но ещё приятнее для любителей щекотать себе нервы то, что роман буквально смонтирован из киноцитат: тут и Кубрик, и Хичкок, и Дарио Ардженто, и кого только нет.


Этгар Керет. «Семь тучных лет»

М.: «Фантом Пресс»

«Я — тревожный еврей, для которого вопросы немедленного выживания представляются исключительно важными и совершенно неочевидными; мои ежедневные Google Alerts ограничены узкой территорией между „Иран ядерное оружие“ и „евреи+геноцид“». Если вы никогда не читали рассказов Этгара Керета, самое время начать. В этих коротких, а в случае последнего сборника «Семь тучных лет» ещё и автобиографических рассказах очень ярко и точно показано существование современного человека с его абсурдом, неврозами, бесконечными тревогами и любовями. Именно последнее тут, кажется, самое важное: мы так запрятались в иронию, что не очень умеем говорить о чувствах. Но Керет может. Да и книга его пишется между двумя полярностями: радостью от рождения сына, печалью и ужасом перед болезнью и неизбежной смертью отца. «Семь тучных лет» — это как будто те же записки городского невротика, но пропитанные нежностью к миру и вообще.