В последние годы московская клубная культура переживает серьезные трансформации: вернулись техно, габбер и рейвы, а на смену гламуру нулевых пришла новая лаконичная эстетика с ее отказом от излишнего лоска. Техно-вечеринки вновь стали популярным развлечением для жителей столицы. Впрочем, все это не сугубо российский феномен, а часть нового клубного возрождения, захлестнувшего Европу. В рамках совместного проекта с Instagram-сериалом Play with Time мы поговорили с тремя людьми, жизни которых напрямую связаны с модой и вечеринками, и узнали, почему Берлин перестал быть главным центром танцевальной культуры, где теперь стоит искать лучшие вечеринки и как меняется клубная сцена Москвы и ее посетители.

«Как тусуются в Москве, не тусуются больше нигде» . Изображение № 1.

 
Никита Забелин, диджей и продюсер

В этом году я объехал добрый десяток стран. Берлин с его унылым времяпрепровождением закатился за горизонт. Я вижу большой потенциал в Восточной Европе: Венгрия, Польша, Чехия, Румыния, Хорватия — эти страны обладают всем необходимым для создания нового мирового центра ночной жизни. Но могу сказать, что так, как тусуются в Москве, не тусуются больше нигде. Тут есть места и компании на любой вкус, и если мы говорим про вечеринки как про общность людей, увлеченных актуальными течениями музыки, моды и искусства, то они все здесь. Добро пожаловать.

Классная вечеринка — это прежде всего хорошая концепция, код, который понятен своим людям. Поэтому я противник фейсконтроля: на вечеринку должен попасть каждый человек, который пришел специально на нее. Когда играет хорошая музыка, нежеланные гости сами растворятся через два часа после начала вечеринки.

 

 

 

Модные вечеринки — это место встречи активных людей, которые формируют новую, прогрессивную интеллигенцию

К счастью, в самой России сократился временной разрыв с остальным миром и наконец-то появились молодые ребята, для которых не существует условностей и рамок. Эпоха гламура уничтожила здравомыслие, и сейчас мы стали свидетелями первого поколения, создающего новые, интересные и самобытные вещи. Они готовы выражать свое мнение и ломать стереотипы. Им глубоко безразлична позиция взрослого поколения, и это открывает для нас новый мир. Сейчас модные вечеринки — это место встречи активных людей, которые формируют новую, прогрессивную интеллигенцию.

По сравнению с западной культурой, у нас нет слабых сторон. Единственная настоящая проблема — отсутствие диалога с властью. Я слышу критику как с одной, так и с другой стороны, абсолютно бессмысленные трения и попытки отделить культуру от общества. Некоторые люди не понимают, что клубы и неформальные молодежные объединения — это и есть культура.

 

«Как тусуются в Москве, не тусуются больше нигде» . Изображение № 2.

 
Соня Батоврина
консультант по трендам и современной культуре

Последние 20 лет Берлин был знаковым местом для художественной сцены, но, хотя клуб Berghein сохранил за собой звание техно-Мекки для тусовщиков со всего мира, сейчас город стал коммерческим. Поэтому мое любимое место — Париж: во время недели моды туда приезжают творческие люди и современные музыканты со всего мира, ведь в сегодняшней культуре музыка и мода вдохновляют друг друга. А у недели моды в Лондоне совсем другая атмосфера — она более экспериментальная и уличная.

С середины 2000-х за рубежом отношение к вечеринкам очень поменялось: раньше существовало четкое разделение по музыкальным вкусам, и разные тусовки вообще не пересекались, а теперь, как и в моде, все перемешано. Сейчас на вечеринке могут быть абсолютно разные люди и разная музыка — любители хип-хопа, рокеры, кто угодно.

Я хотела вместе со своей подругой Ритой Зубатовой сделать что-то такое в Москве. Потом мне пришлось вернуться в Амстердам, а к Рите присоединился Юра Катовский, и вместе они запустили серию вечеринок «Русский аттракцион»  (сейчас над ней также работают Света Бевз, Даша Прибищук и другие единомышленники). «Русский аттракцион» проходит в непредсказуемых местах, и тут играют самую разную музыку. Вечеринка построена на эффекте неожиданности: ты вынимаешь людей из комфортной зоны — и они открываются с новой стороны. Это важно, и это весело.

Кстати, каждую первую среду месяца в 21:00 по Москве мы с командой «Русского аттракциона» делаем программу для радиостанции Know Wave Radio, которой руководит Аарон Бондарофф. Бондарофф первым в Нью-Йорке грамотно смешал эстетику фриков, арт-тусовки, геев, хип-хоперов, скейтеров и благодаря этому мэшапу стал культовой фигурой.

Но в целом в России пока все еще очень однородная публика. Мне кажется, вы редко встретите на московской вечеринке пожилых людей, а ведь они тоже хотят веселиться — у них отличный вкус, и они гораздо интереснее многих молодых ребят. Посмотрите на архивные фотографии из нью-йоркского клуба Studio 54 — там юные модели тусовались с пожилым Труменом Капоте. Хочется, чтобы вечеринки были как раз такими: открытыми, яркими, для людей любого возраста, чтобы там можно было и сойти с ума, и поговорить о каких-то важных вещах. И все это в атмосфере любви и толерантности.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Вечеринка построена на эффекте неожиданности: ты вынимаешь людей из комфортной зоны — и они открываются с новой стороны

«Как тусуются в Москве, не тусуются больше нигде» . Изображение № 3.

 
Альберт Шарафутдинов
сооснователь аналитической лаборатории De:coding

Берлин всегда был родиной техно и мрачной андеграундной музыки, которая в последнее время стала невероятно популярной и практически влетела в поп-культуру. Но теперь город превращается в рай для бизнесменов с их безумными стартапами. Одна культура сменяет другую. Поэтому все ищут новый Берлин.

Одни стали говорить, что Лейпциг — то самое место: там, например, находится очень популярный музыкальный лейбл Moon Harbor, а количество студентов за последние годы выросло в два раза. Бум начался со сквотов, которые всегда были маркером развития творческого класса: маргиналы и художники буквально заполонили город.

Другие трубят во весь голос, что начинается эра возрождения Восточной Европы, которая бедна, но привлекательна, как говорится в книге польской журналистки Агаты Пызик «Poor But Sexy: Culture Clashes in Europe East and West». В Варшаве это доказывает Luzztro, в Тбилиси — Mtkvarze, в Киеве — «Схема», в Петербурге — m_division, а в Москве — «Арма».

Для меня «Арма» — уникальный артефакт современной культуры, а не просто место или клуб. Это смесь визуального и уличного искусства, экспериментальной и популярной музыки. Они уникальны в том, что им удается балансировать и покрывать одновременно и молодых, и искушенных.

Впрочем, для кого-то супермодными являются вечеринки в «Мотеле» или «Квартире», а молодые ребята, вышедшие из цифрового пространства, идут танцевать на «Скотобойню». В Москве все разбежались по своим форматам, местам и лейблам. Сегодня все модные, просто у каждого своя эстетика, стилистика, культура. Это не хорошо и не плохо — это постмодернизм.

Российская тусовочная культура эволюционирует. Все поездили по миру, посмотрели, как у них, и поняли окончательно, как должно быть у нас. Мне кажется, что в последнее время все стали чаще выбираться на мероприятия, — сегодня как никогда нам необходимо общение, и все мы хотим получить уникальный опыт. Возможно, в будущем мы все будем танцевать в очках дополненной реальности, но общаться уж точно никогда не перестанем.

 

 

 

 

 

Российская тусовочная культура эволюционирует. Все поездили по миру, посмотрели, как у них, и поняли окончательно, как должно быть у нас