В ночь с воскресенья на понедельник BBC One и Первый канал покажут третью, заключительную, серию четвертого сезона «Шерлока» — самого популярного британского сериала, который сделал Бенедикта Камбербэтча и Мартина Фримена звездами мирового уровня. Два первых эпизода заслужили полярные оценки: пока одни восхищались, другие писали в соцсетях, что «Шерлок» уже не тот.

Журналист Илья Иноземцев и редактор The Village Антон Хитров занимают противоположные позиции и подробно разбирают плюсы и минусы четвертого сезона, а также прикидывают, чем он может закончиться.


Осторожно! В тексте есть спойлеры.

Против

Илья Иноземцев


«Шерлок» образца 2017 года — это, к сожалению, заурядное и переоцененное телешоу, которое выезжает за счет харизмы главного героя и актера Бенедикта Камбербэтча, как и множество его кино- и телеработ. У руля стоят вроде бы умные создатели — тот же Стивен Моффат возвел свою работу в сериале «Доктор Кто» в культ и канон, но стоило сериалу потерять главного злодея, как что-то пошло не так.

В нынешней ситуации важно понимать контекст: шесть лет назад о Камбербэтче не знал практически никто, к идее современной версии «Шерлока» многие относились с подозрением и осторожностью (все-таки самое экранизируемое произведение в мире), а единственным плюсом шоу казалось присутствие Мартина Фримена, который к тому моменту уже успел поучаствовать в нескольких культовых проектах. Тогда случился взрыв — никто и не думал, что у сериала будет такой успех. Масштабы первого сезона таковы, что по инерции зрители ждут от «Шерлока» такого же резонанса и даже готовы терпеть сугубо британский формат — три серии в год, и то, если повезет.

Но кажется, что в новых сериях магия ушла. И вот почему:

 Постфактум выяснилось, что лучшие серии «Шерлока» (за исключением финала второго сезона) снял один и тот же человек — Пол Макгиган. Это действительно изобретательный режиссер, который снял к тому же «Счастливое число Слевина» и «Одержимость». Из четырех эпизодов при его участии лишь «Собаки Баскервиля» не удался, остальные — «Этюд в розовых тонах» (первое появление Шерлока), «Большая игра» (первое появление Мориарти) и «Скандал в Белгравии» (первое появление Ирэн Адлер) — любимы всеми. Режиссерская чехарда в современном сериале — явление нормальное, но «Шерлоку» она вышла боком. Серии затянуты, в них ничего не происходит, а основное действие часто укладывается в 10–15 минут эфирного времени.

Потеряв главного злодея, Мориарти, создатели не придумали новой сюжетной линии, которая могла бы склеить трещащий по швам сюжет. Накануне последней серии сезона (а то и всего сериала) зрители тешат себя надеждами о возвращении соперника Шерлока, и это большой минус. Вместо решения вопроса Мориарти аудитория всякий раз получает его откладывание на потом, а это плохой признак. В лучших образцах телевидения (возьмем для примера «Во все тяжкие») напряжение нагнетается, чтобы достигнуть пика. В худших решение вопросов откладывается в угоду заполнению эфирного времени чем-то отвлеченным (к примеру, в «Остаться в живых»). В «Шерлоке» вопрос Мориарти сначала решили, но потом передумали и сделали его открытым — смерть персонажа ничего не значит. А если гибель одного из главных героев ничего не значит, то как можно подогревать интерес зрителей?

Шесть лет назад «Шерлок» был сериалом о высокомерном гении, который просчитывает комбинации на несколько шагов вперед. Спустя годы Шерлок остался гением, который просчитывает комбинации, но без видимой скрупулезности и не до конца. Да, в последней серии дела у сыщика с дедукцией куда лучше (при всех оговорках), но дело не в этом. Дело в том, что невозможно на протяжении стольких лет выезжать только за счет гениальности Шерлока. Нужно что-то новое. Во второй серии четвертого сезона нам показали нового злодея, который связан с Шерлоком и чье появление было завуалировано и готовилось очень тщательно. Однако времени у этого героя совсем немного — лишь одна серия. Которая, скорее всего, закончится клиффхэнгером, чтобы персонаж проявил себя попозже. А это опять откладывание.

За

Антон Хитров


Вот несколько причин, по которым новый сезон можно считать удачным:

Фокус на отношениях

Новые эпизоды «Шерлока» рассказывают о взаимоотношениях и внутренних конфликтах героев куда больше, чем обычно. Драматическая составляющая стала чуть ли не важнее детективной: кто бы мог подумать, что рассказ о тайном романтическом увлечении Ватсона может быть интереснее расследования Холмса, а сам детектив окажется в кресле психоаналитика? Судя по финалу второго эпизода, в заключительной серии сезона всплывут нерешенные семейные проблемы братьев Холмс. Словом, персонажи становятся сложнее и человечнее, а это скорее плюс.

Неслучайные проблемы Ватсона

Трагическая развязка первой серии «Шесть Тэтчер» хороша не только потому, что зрители шокированы: это совершенно закономерный поворот сюжетной линии Джона Ватсона, чья роль в этом сериале окончательно прояснилась. О трактовке Холмса в «Шерлоке» сказано несравненно больше, чем о трактовке его напарника, и все же метаморфоза скромного доктора — одно из самых удачных новшеств экранизации BBC.

Стараясь объяснить дружбу Джона с детективом-социопатом, шоураннеры Стивен Моффат и Марк Гэтисс зацепились за его военное прошлое: герой Мартина Фримена искалечен войной и мечтает о мирной жизни, но подсознательно тянется к опасности. Идею, заявленную с самого начала, создатели сериала развили в третьем сезоне, женив Ватсона на бывшем спецагенте Мэри Морстен и в который раз разрушив его планы на спокойное существование.

Присутствие Джона должно отрезвлять зрителя, очарованного супергероем Шерлоком и общей театральностью происходящего. Это персонаж, для которого все по-настоящему: в отличие от неуязвимого детектива, чьи приключения проходят, кажется, без малейших последствий, Ватсон получает все новые и новые душевные травмы. Есть ощущение, что именно его гибелью (реальной, а не инсценированной, как у Холмса) сериал однажды и закончится.

Сценарий и режиссура второй серии

Во втором эпизоде с непереводимым названием Lying Detective (lying — это и «лежащий», и «лживый»), основанном на рассказе «Шерлок Холмс при смерти», идет речь о противостоянии сыщика со знаменитым миллионером и филантропом по имени Калвертон Смит — и это одна из лучших серий с начала «Шерлока». Во всяком случае, ее формальная сторона безупречна: Lying Detective — идеально сбалансированная конструкция. Время в эпизоде нелинейно: сцены идут в неправильном хронологическом порядке, как у раннего Тарантино. Грань между галлюцинацией и реальностью, между буквальным и метафорическим размыта настолько, что зритель не всегда отличает одно от другого. А визуальные приемы, которыми всегда отличался сериал, стали еще необычнее — скажем, мысли Шерлока теперь материализуются не в парящие слова, как раньше, а в наглядные объемные картинки.

Своевременный разговор о неравенстве

Адаптируя классику к современности, талантливый автор неизбежно создает портрет собственной эпохи, и «Шерлок» — не исключение. Эпос о Холмсе — сугубо мужская история, где женщине почти всегда уготована роль архетипической девы в беде (Ирэн Адлер — пожалуй, единственный активный женский персонаж шерлокианы). Сценаристы XXI века Моффат и Гэтисс не могут игнорировать «женский вопрос», как это делал Конан Дойль: они выравнивают гендерный баланс, переосмысляя каноничных героинь вроде миссис Ватсон и добавляя новых, таких как патологоанатом Молли Хупер.

Неравенство полов — важный сюжет прошлогоднего рождественского спецвыпуска, ненадолго вернувшего героев в патриархальную викторианскую Англию. Эту тему развивает и четвертый сезон: в сегодняшней Великобритании проблема все еще не решена. У двух крайне важных новых героинь «Шерлока» есть общая черта — это женщины-невидимки, чья подлинная личность незаметна окружающим (в первую очередь мужчинам) за социальной ролью. Впрочем, обе научились извлекать из этого выгоду.


фотографии: BBC