27 февраля видеосервис Netflix опубликовал все 13 серий нового, третьего сезона сериала «Карточный домик» с Кевином Спейси в роли вымышленного американского политика Фрэнка Андервуда. В новом сезоне Андервуд становится президентом США и сталкивается с невиданными доселе проблемами. Одна из таких — российский невежа-президент Виктор Петров, отказывающийся сотрудничать с Андервудом по вопросам Ближнего Востока. Отталкивающий Петров доводит до пиковой точки тренд на плохую Россию в американском кино, внезапно вернувшийся после вполне либеральных по отношению к русским нулевых годов.

Впрочем, из плохих фильмов этот штамп никуда и не уходил: достаточно вспомнить последний «Крепкий орешек» или несусветную картину «Неуловимые» про Третью мировую войну — ремейк «Красного рассвета» 1984 года, фильма, в котором советские войска вторгаются в США. Однако после охлаждения отношений между Россией и Америкой в 2014 году на большой экран вырвалась уйма фильмов про русских бандитов с крестами на груди — не выдающихся, но и не однозначно скверных.

Настя Курганская, зажмурившись, вспоминает плохих (и не очень) русских, шагнувших на кино- и телеэкраны лишь в последние полгода. 

 

Виктор Петров, «Карточный домик»

Президент России

Как плохие русские возвращаются в американское кино. Изображение № 1.

О том, что в новом сезоне «Карточного домика» появится герой, похожий на Владимира Путина, заговорили ещё после первого трейлера — уж очень похож на российского лидера был русоволосый человек, отказавшийся пожимать Фрэнку Андервуду руку для нужды фотографов. На деле оказалось, что Виктор Петров — не просто намёк на российского президента с теми же инициалами, а немилосердная сатира. На приёме в Белом доме Петров учит американцев пить водку и занюхивать рукавом, следом залихватски затягивает «Ой, полным-полна коробушка» и без стеснения целует Клэр Андервуд на манер слияния Брежнева с Хонеккером. При этом за одним столом с Петровым сидят девушки из Pussy Riot — стоит ли говорить о том, как потешно выглядит эта сцена для российского зрителя. «Это ваш первый визит в Белый дом, господин президент?» — спрашивает Андервуд у Петрова. «Да, — бесхитростно отвечает тот. — Но вы мой третий президент». 

В качестве сравнения: смешной Владимир Путин, ещё премьер-министр России, в эпизоде «Гриффинов» под названием «Шпионы, похожие на нас» 2009 года. 

Тедди, «Великий уравнитель»

Мафиози, бывший спецназовец

Как плохие русские возвращаются в американское кино. Изображение № 2.

В «Великом уравнителе» главный герой в исполнении Дэнзела Вашингтона борется с русскими негодяями, которые крышуют туманную компанию под названием «Удовольствия по-русски». Возглавляет её сутенёр русского происхождения Слави, в кабинете которого развешаны иконы и заливается певец Серёга. Впрочем, главным злодеем станет не Слави, а Тедди — русский терминатор, призванный в прибрежный городок, чтобы помешать герою Вашингтона вершить правосудие и ликвидировать русские бордели. У Тедди есть наколка «Не тронь меня, если хочешь жить!» и шеф по фамилии Пушкин, которого в русском дубляже предусмотрительно переименовали в Пушкевича. 

Вигго Тарасов, «Джон Уик»

Мафиози

Как плохие русские возвращаются в американское кино. Изображение № 3.

Одним из главных героев боевика с Киану Ривзом, громыхнувшего в кинотеатрах на этот Новый год, выступает гибрид Михаила Шуфутинского и Тайвина Ланнистера в малиновой рубашке — главарь русской мафии Вигго Тарасов. Его идиотичный сын Йозеф Тарасов крадёт у талантливого киллера Джона Уика машину и убивает собаку — единственную память об умершей жене. Вигго любит напевать колыбельную «Баю-баюшки-баю» и меланхолично попивать бурбон у камина — спасибо, что не водку «Столичная», эпоха которой для некоторых сценаристов всё ещё не канула в Лету.

Аркадий Фёдоров, «Человек ноября»

Кандидат в президенты России

Как плохие русские возвращаются в американское кино. Изображение № 4.

В «Человеке ноября» с Пирсом Броснаном бывший спецагент ЦРУ приезжает в Москву, чтобы выдернуть свою любовницу Наталью из опасного окружения русского политика Аркадия Фёдорова — главного кандидата в президенты России, с которым страна вот-вот войдёт в НАТО, чему все несказанно рады. Фёдоров по сюжету шит не лыком: по версии сценаристов, он развязал военный конфликт в Чечне из-за нефти (детали не раскрываются), а теперь заметает следы, убирая всех, кто ему в этом помогал. Кроме того, фигурирующую в ленте московскую улицу Тверскую снимали где-то в Югославии, благодаря чему она выглядит несколько зеленее, чем есть на самом деле. 

Олег Маланков, «Заложница 3»

Мафиози

Как плохие русские возвращаются в американское кино. Изображение № 5.

Ещё один русский мафиози с внешностью Владимира Машкова появляется в последней серии «Заложницы» с Лиамом Нисоном. Его фамилия уже не Петров и не Тарасов, однако оператор опять спешит показать зрителю наколки православного характера во всей красе. Непонятно, почему создатели франшизы решились втюхать русскую мафию лишь в третий фильм, однако перед нами снова жестокий ветеран войны в Афганистане и банда его невоспитанных головорезов. Как всегда, русские станут на пути главного героя и его пистолета, но у них ничего не выйдет. 

Блэки, Морозов, Зайцев, Левченко, «Чёрное море»

Экипаж подлодки

Как плохие русские возвращаются в американское кино. Изображение № 6.

Наконец-то не бандиты, а моряки. Обескураживающий отечественного зрителя новый фильм Кевина Макдональда про поиски затонувшей в Чёрном море субмарины с Джудом Лоу и Константином Хабенским на одной съёмочной площадке. «Чёрное море» — выдающийся пример в этом списке, поскольку это единственная картина с русскими героями из вышедших в последние полгода, где те не демонстрируют наколки и кресты, не хамят, не пьют как верблюды и вообще, кажется, такие же люди, как все. Причиной тому лучший из возможных ходов — русских играют русские (притом хорошие) актёры, поэтому, когда герой Константина Хабенского переходит с английского на русский полулагерный, кажется, кажется, будто географ Виктор Служкин из фильма двухлетней давности возродился в новом амплуа.

Недавно подобный фокус пытались выкинуть во французской ленте «Мёбиус» — там одного россиянина играл Владимир Меньшов, но другого, главного героя Григория Григорьевича Любова, — почему-то француз Жан Дюжарден из  фильма «Артист». В результате, когда они с Машковым на яхте покусывают виноград и обсуждают свои шпионские дела, Дюжарден издаёт какое-то славянское мычание, а Меньшов делает вид, что всё понимает. К слову, Максим Виторган ещё и играл там агента по прозвищу Собчак — но картина всё равно вышла довольно скучная.