14 ноября в Главном штабе Государственного Эрмитажа открывается выставка «Золотое поколение. Модернизм в финской архитектуре и дизайне», подготовленная совместно с Институтом Финляндии в Санкт-Петербурге: оригинальные чертежи, фотографии, макеты и дизайнерские предметы 1930–1960-х годов из Музея Алвара Аалто (Ювяскюля), Музея дизайна (Хельсинки) и Музея финской архитектуры (Хельсинки).

По просьбе The Village куратор выставки, научный сотрудник отдела современного искусства Государственного Эрмитажа Ксения Малич выбрала десять своих любимых экспонатов и рассказала о них. 

Финский модернизм в Эрмитаже: 10 лучших примеров. Изображение № 1.

Ксения Малич

куратор выставки 

 Рабочий клуб в Ювяскюля

Финский модернизм в Эрмитаже: 10 лучших примеров. Изображение № 2.

Алвар Аалто

1924–1925 

   

из коллекции Музея Алвара Аалто

История финского модернизма наглядно демонстрирует обстоятельство, которое в свете европейских радикальных архитектурных манифестов 1920-х годов часто игнорируется: историческую преемственность, чрезвычайно важную для понимания модернистского проекта в целом. В 1917 году Финляндия получает независимость. Молодые финские зодчие, конечно, мечтают о новой, современной архитектуре, не уступающей другим европейским городам. Орнаменты с мифологизированными тварями и средневековые цитаты уже не отвечают запросам многообещающей современности, сделавшей ставку на пар и электричество. Но финскому функционализму не были свойственны утопический ригоризм и тотальная редукция дизайна, характерные для немецкого баухауза и советского конструктивизма.

В проектах финских зодчих 1920-х годов присутствует недовысказанный функционализм. На основе приёмов неоклассицизма и ар-деко архитекторы испытывали меру художественной и конструктивной рациональности — одной из главных отличительных черт финской архитектуры. Ранняя работа Алвара Аалто — рабочий клуб в Ювяскюле — это ещё и свидетельство увлечения итальянским ренессансом. Но в скупости декоративных средств, геометризированном рисунке фасадов, конспективной трактовке ордера уже угадывается потенциал нового большого стиля.

 Отель «Похьянхови» в Рованиеми

Финский модернизм в Эрмитаже: 10 лучших примеров. Изображение № 3.

Паули Эрнести Бломстедт

1935

   

из коллекции Музея финской архитектуры

Финский модернизм в Эрмитаже: 10 лучших примеров. Изображение № 4.

Финские зодчие с огромным воодушевлением изучали технологии первого машинного века. Всё новое, отвечавшее требованиям прогресса, наделялось свойствами эстетического объекта. Железобетонные конструкции и обширные полосы остекления, хромированная фурнитура, алюминиевые жалюзи и линолеумные покрытия, раздвижные двери и встроенный свет. Строительная индустрия была ещё недостаточно развита, чтобы позволить повсеместно использовать арсенал новых технологий в жилом строительстве, но общественные здания — отели, кинотеатры, — построенные в 1930-е годы в Финляндии, стали классическими памятниками раннего модернизма, белого функционализма, как был позже назван этот этап.

Одним из таких проектов стал отель «Похьянхови» Паули Бломстедта в Рованиеми. Отель был оснащён по последнему слову техники: система кондиционирования, современная кухня, горячая вода, доступная во всех номерах. В самых дорогих апартаментах были ванные комнаты. Просторные террасы гостиницы «проплывали» вдоль берега реки Кемийоки словно палубы тихоокеанского лайнера. 10 октября 1944 года (в ходе Лапландской войны) немцы разбомбили здание, оставив от шедевра финского функционализма горы железобетонной арматуры.

 Церковь в Каннонкоски

Финский модернизм в Эрмитаже: 10 лучших примеров. Изображение № 5.

Паули Эрнести Бломстедт

1933

   

из коллекции Музея финской архитектуры

Финский модернизм в Эрмитаже: 10 лучших примеров. Изображение № 6.

Церковь в Каннонкоски — выдающийся современный и одновременно патриархально-традиционный проект. Хилдинг Экелунд ещё в 1920-е годы писал, что любовь финских архитекторов к Италии связана в том числе с любовью к architettura minore, к гармонии сельского и провинциального ландшафта, выдающейся особенностью которого являются в том числе паритетные отношения зодчего и природы. Изучение пейзажа подсказывало зодчим общее композиционное решение, задавало ритм, провоцировало на поиск «внутренне интуитивного» решения, «бесцельного», как определял, в свою очередь, Алвар Аалто, рисования. Модернизм в этом смысле просто открывал для архитекторов совершенно иные конструктивные и выразительные возможности, давал ещё больше независимости. 

 Павильон Финляндии для Всемирной выставки в Нью-Йорке, США

Финский модернизм в Эрмитаже: 10 лучших примеров. Изображение № 7.

АЛВАР ААЛТО

1939

   

из коллекции Музея Алвара Аалто

Аалто избегал термина «национальный», делая акцент на климате, топографии, природных ресурсах. Вместе с тем два павильона, которые он спроектировал для международных выставок в Париже (1936–1937) и Нью-Йорке, очень характерно представляли Финляндию именно в национальном контексте: фотографии пейзажей, на фоне которых была развёрнута экспозиция местных промтоваров от беговых лыж до техники лесообрабатывающего производства. Да и сами материалы, которые использовал Аалто в проекте, были напрямую связаны с переосмыслением финской строительной традиции и технологий деревянного зодчества. Нью-йоркский павильон символизировал двойственность, под знаком которой суждено будет в XX веке развиваться современной архитектуре Финляндии: от гуманизма к материализму, от функционального к живописному подходу, от рассудительности к эмоциональности, которую один из современников Аалто даже сравнивал с барочным пониманием свободно развивающегося пространства.

 Центр Тапиолы, Эспоо. Перспектива

Финский модернизм в Эрмитаже: 10 лучших примеров. Изображение № 8. 

Аарне Эрви

1956

   

из коллекции Музея финской архитектуры

Один из самых известных экспериментов финского модернизма 1950-х годов — пригород Тапиола в Эспоо. Этот район возник по частной инициативе, а в работе принимал участие весь цвет молодого поколения финских зодчих — Аарне Эрви, Аулис Бломстедт, Вильо Ревелль, Маркус Тавио. Жизнь в пригороде была продумана до мелочей. Проект предусматривал развитую инфраструктуру: помимо жилых домов, были построены здание администрации, церковь, универмаг, кинотеатр, гимнастические залы, бассейн, теннисный корт. Были опробованы разные типы сооружений: высотные жилые точки, дома-террасы, дома-студии, здания с разновысотными схемами, общественные и спортивные сооружения. Между домами располагались обширные зелёные зоны. Пешеходные дорожки и автомобильные трассы были спроектированы так, чтобы развести потоки пешеходов, общественного и частного транспорта, велосипедистов.

«Дом-цепочка» в районе Тапиола, Эспоо. Аулис Бломстедт, 1953. Изображение № 9.«Дом-цепочка» в районе Тапиола, Эспоо. Аулис Бломстедт, 1953

 Промышленный центр и отель «Палас» на набережной Этеляранта, Хельсинки

Финский модернизм в Эрмитаже: 10 лучших примеров. Изображение № 10.

Вильё Ревелль,
Кейо Петяйя

1949–1952

   

из коллекции Музея финской архитектуры

Вильё Ревелль мечтал о скором наступлении прорыва в архитектуре благодаря прогрессу стандартизированного фабричного производства. Но строительная инфраструктура не поспевала за архитекторами. В свою очередь это стало причиной того, что современные технологии часто имитировались более традиционными способами. Производство не удешевлялось, а, напротив, становилось сложнее и дороже. Отсюда — невероятно высокое качество архитектуры 1950-х годов, тщательная проработка деталей, почти ремесленная забота о результате. Благодаря этому обстоятельству памятники классического интернационально стиля, подвергающиеся столь частому остракизму в других странах, в Финляндии являются гордостью и символом национальной школы. К такому символу причислен отель «Палас» на набережной Этеляранта. Многоэтажное здание с непрерывными лентами остекления приподнято на пилонах, что делает парадный фасад, обращённый к гавани, легче и динамичнее. «Исчезновение» нижних двух этажей служит интеграции замкнутого пространства холла и гостиницы с набережной, превращению здания в центр общественной и светской жизни.

Проект интерьера кафе-бара отеля «Палас», Хельсинки. Олави Хяннинен. 1949–1952. Изображение № 11.Проект интерьера кафе-бара отеля «Палас», Хельсинки. Олави Хяннинен. 1949–1952

 Дом «Маримекко»

Финский модернизм в Эрмитаже: 10 лучших примеров. Изображение № 12.

Аарно Руусувуори

1965–1966

   

из коллекции Музея финской архитектуры

Идею безграничного развития структуры нельзя назвать инновационной для архитектуры. Традиционное японское деревянное зодчество, в основе которого лежала лёгкая разборная конструкция, также было основано на принципах открытой, незамкнутой архитектуры. В Финляндии самым известным архитектором, который работал с сборными индустриальными объектами, был Аарно Руусувуори.

В 1966 году для компании «Маримекко» Руусувуори разработал концепцию посёлка Марикюля. Предполагалось, что жители будут работать на строившемся рядом заводе. Деревянные коттеджи были рассчитаны на 3 500 человек. Позже место строительства завода и поселения перенесли ближе к Порвоо. В результате был построен лишь один экспериментальный дом из четырёх изготовленных на заводе типовых модулей с деревянными несущими конструкциями. 

 Серия посуды Саары Хопеа-Унтрахт для фабрики «Нуутаярви»

Финский модернизм в Эрмитаже: 10 лучших примеров. Изображение № 13. 

Саара Хопеа-Унтрахт

1953–1954

   

Кувшин «1618» и стаканы для напитков «1718» из коллекции Музея дизайна

В 1951 году руководителем провинциальной стекольной мануфактуры Nuttajarvi был назначен художественный директор знаменитого завода Arabia, дизайнер Кай Франк. В это время дизайнеров посуды постоянно критиковали за то, что они создают вещи, непрактичные в быту, рассчитанные на крайне ограниченную аудиторию. Кай Франк и его ассистентка Саара Хопеа сделали ставку на серии, предназначенные для повседневного использования. Они запустили в производство лаконичные простые модели (что стало абсолютной новинкой для местного рынка), но сразу в шести тональных вариантах. 

 Кресло «Мяч»

Финский модернизм в Эрмитаже: 10 лучших примеров. Изображение № 14. 

Ээро Аарнио

1968

   

Кресло «Мяч». Фабрика «Аско» из архива Ээро Аарнио

В начале 1960-х годов в моду вошли новые синтетические материалы — пластик и стекловолокно. Открытия, которые были совершены в области исследования космоса, имели огромное влияние на дизайн. Образы неизведанной, непокорённой Вселенной стали ключевой темой 1960-х годов. Пластик и эргономичные обтекаемые формы казались безусловным атрибутом мира будущего. Самым ярким примером этого увлечения являются работы Ээро Аарнио. В 1960-е годы мебель Аарнио год за годом производила фурор на международной мебельной выставке в Кёльне. 

 Комбинезон

Финский модернизм в Эрмитаже: 10 лучших примеров. Изображение № 15. 

Анника Римала

1966

   

Комбинезон. Фабрика «Маримекко». 
(фотограф Сеппо Савес из коллекции Музея дизайна) 

Долгое время финская швейная промышленность практически не имела отношения к сфере дизайна, но в 1950-х исключением стали две компании — Marimekko и Vuokko. Они были основаны дизайнерами, а не бизнесменами, что и повлияло на политику этих локомотивов финской моды. Первым штатным дизайнером Marimekko была Вуокко Нурмесниеми, создавшая ряд моделей, ставших сегодня уже легендарными. После того как Нурмесниеми организовала собственную фирму, её сменила Анника Римала. Её стиль ассоциируется с расцветом финского модного авангарда 1960-х: ясный, простой крой, неповторимый рисунок тканей, космические образы будущего.

   

Обложка и фотографии предоставлены Государственным Эрмитажем