Рано утром 9 ноября художник-акционист Пётр Павленский поджёг входную дверь в главное здание ФСБ на Лубянке, став вместе с тем самым обсуждаемым человеком недели в российском медиапространстве. До этого Павленский был известен рядом других провокационных акций: он прибивал мошонку к брусчатке Красной площади, зашивал себе рот у Казанского собора в Санкт-Петербурге в поддержку Pussy Riot и отрезал мочку уха на заборе института психиатрии имени Сербского. Из-за новой акции на Павленского было заведено дело по статье «Вандализм», а 10 ноября Таганский суд Москвы вынес решение заключить Павленского под стражу на 30 суток.

Акции Павленского не в первый раз делят общество на два лагеря: одни называют его художником № 1 в России, другие не понимают и чуждаются слова «акционизм» как такового. Как бы то ни было, противостоянию акционизма и широкого московского зрителя уже четверть века — первыми московскими акционистами принято считать таких узнаваемых сегодня художников, как Анатолий Осмоловский или Олег Кулик. В дни, когда общественность следит за ходом событий вокруг Павленского, The Village вместе с экспертами в области современного искусства вспоминает, где разворачивались запоминающиеся художественные акции последних 25 лет и что они означали.

 

   

Лобзай мусора: Хроника акционизма в Москве. Изображение № 1. 

Антонина Баевер

художница и куратор

Акционизм — это по сути другое название перформанса. Как известно, Йозеф Бойс называл свои перформансы акциями, венские акционисты — тоже. Грубо говоря, началось всё после войны, с переходом искусства из картины в реальное непосредственное взаимодействие со зрителем. Понятно, что сформировавшаяся группа художников, начавших с этим работать, следовала заветам дадаистов, и свои задачи они определяли как стирание границ между искусством и жизнью. Мне кажется, такие задачи ставят перед собой художники и сегодня. 

   

 Лобзай мусора: Хроника акционизма в Москве. Изображение № 2.

Катрин Ненашева

художница, автор акции «Не бойся»

Акционизм — это вид публичного анализа. Понятно, почему власти в последнее время принимают акционистов за преступников, а публика — за террористов (особенно в антивоенном дискурсе). Стать свидетелем и участником этого самого анализа может абсолютно любой человек — в том и опасность акционизма не столько для власти, сколько для общества, которое не особо хочет всматриваться и вчитываться. Задача акционизма — анализировать различные процессы (культурные, социальные, политические) и вскрывать на тухлом теле новые рубцы, в том числе и за счёт различных реакций, следующих за актом. Либеральная интеллигенция уже вшила в наши мозги этот одиозный код про «Путин — чмо», но на этом далеко не уедешь. Так что в задачи акционизма входит и выявление новых тем для диалогов, поиск ключей для вскрытия железных сейфов, популяризация нерастиражированных проблем (особенно это относится к жизни узких притесняемых групп).

Когда я вместе со своей соратницей Аней Боклер отбывала арест за бритьё на Красной площади в рамках месячной акции «Не бойся», следователь сказала: «Красная площадь — резиденция нашего президента и даже за бесплатную раздачу мороженого там вы попадёте под арест». Когда вся страна — резиденция нашего президента, акционизм не может не быть политическим жестом, такова действительность. Поэтому тут стоит опираться в первую очередь на то, как позиционирует себя субъект, выполняющий акт, и как своё действие интерпретирует посредством экспликации («релиза»). Всё, больше никаких критериев. Конечно, не стоит забывать о тех самых средствах художественной выразительности — метафоры, детали, метод — всё это важно, если ты позиционируешь себя как художник. Другое дело, что само государство и социум всё меньше и меньше оставляют акционистам как художникам пространства для этого. Последняя акция Павленского — яркий тому пример. Это метафизика, которая кажется мне важной в этом разговоре. Если художники поджигают двери — мы все в этом виноваты. И СМИ в том числе.

Сейчас в России складывается абсолютно новый формат акционизма, я его называю «русский народный». Среди его особенностей — расширение сюжетного поля за счёт постоянного участия полицейских и расширение самого поля действия за счёт абсурдных обвинений и арестов. Кроме того, появился такой фактор, как «экстремизм». Сейчас практически со всеми акционистами работают сотрудники центра «Э» — это расширяет и семантические подтексты самого акта. А вообще именно сейчас российский акционизм поднял ногу, чтобы переступить тот самый горящий порог Лубянки.

   

Лобзай мусора: Хроника акционизма в Москве. Изображение № 3.

 

Лобзай мусора: Хроника акционизма в Москве. Изображение № 4.

 Движение Э.Т.И., «Э.Т.И. — Текст»

1991 год, Красная площадь

Пионеры того, что принято называть московским акционизмом, созданное Анатолием Осмоловским «Движение Э.Т.И.», выкладывают телами на брусчатке Красной площади слово на букву Х. Формально перформанс был приурочен к выходу 15 апреля 1991 года закона о нравственности, включавшего в том числе запрет на нецензурную брань в общественных местах. Именно эту акцию многие арт-критики считают стартовой для московского акционизма из-за вызванного ею общественного резонанса.

Лобзай мусора: Хроника акционизма в Москве. Изображение № 5.

 Олег Кулик, «Бешеный пёс»

1994 ГОД, Якиманка,
галерея Марата Гельмана 

В ноябре 1994 года киевский художник Олег Кулик впервые показал Москве своего знаменитого человека-собаку — один из символов отечественного радикального искусства 90-х годов. Обнажённый Кулик на цепи выскочил из дверей галереи Марата Гельмана на Якиманке, другой конец цепи при этом держал Александр Бреннер, ещё один видный московский акционист. Потом свои «собачьи» перформансы Кулик где только не показывал: в Цюрихе, Стокгольме, Роттердаме и Нью-Йорке. По словам художника, он понял, что «собачий цикл» себя исчерпал, тогда, когда его стали приглашать выступать в этом образе на закрытые мероприятия за деньги.

 Александр Бренер, «Чего не доделал Давид»

1995 ГОД, Лубянская площадь

Художник Александр Бренер, в 90-е исследовавший отношения человека и законодательства, 11 мая 1995 года пересёк поток машин, стал в центр Лубянской площади, где раньше стоял памятник Феликсу Дзержинскому, и громко прокричал: «Здравствуйте! Я ваш новый коммерческий директор!» Вторую из своих самых известных акций Бренер провёл за несколько месяцев до этого: вышел на Красную площадь в боксёрских перчатках и закричал: «Ельцин! Выходи, подлый трус!» В 1997 году художник навсегда уехал из России.

 

 

 Анатолий Осмоловский, Авдей Тер-Оганьян, 
Константин Звездочётов и другие, «Баррикада»

1998 ГОД, Большая Никитская улица

К 30-летию французской студенческой революции группа московских акционистов перекрыла пустыми картонными коробками Большую Никитскую улицу, скандируя лозунги типа «Запрещено запрещать!», «Вас обманывают!» и «Вся власть воображению!». Это самая многочисленная художественная акция, проведённая в Москве: в ней приняли участие около 300 человек. Авторы «Баррикады» — художники и друзья журнала «Радек» — определили свой поступок как испытание нетрадиционных технологий политической борьбы в современной им России.

 

 

Лобзай мусора: Хроника акционизма в Москве. Изображение № 6.

 Авдей Тер-Оганьян, «Юный безбожник»

1998 ГОД, «Манеж»

Знаменитый перформанс Авдея Тер-Оганьяна на выставке «Арт-Манеж-98»: рубка топором икон «Спас Нерукотворный», «Владимирская Божья Матерь» и «Спас Вседержитель». По словам куратора «Арт-Манежа» Елены Романовой, таким образом художник противопоставил своё видение мира ортодоксальному христианству. Перформанс был прекращён по требованию возмущённых зрителей, а на Тер-Оганьяна возбудили уголовное дело по статье «Возбуждение национальной, расовой или религиозной вражды», которое было закрыто в 2010 году, предположительно по истечении срока давности. Тер-Оганьян уехал из России в 1999 году.

 

Лобзай мусора: Хроника акционизма в Москве. Изображение № 7.

 Олег Мавроматти, «Не верь глазам своим»

2000 ГОД, Берсеневская набережная

Самый известный перформанс акциониста Олега Мавроматти: во дворе Института культурологии Минкульта РФ его привязали к деревянному кресту, прибили к нему гвоздями, а на спине гвоздём вырезали слова: «Я не сын бога». Эта акция должна была десакрализовать боль и физическое страдание. На Мавроматти также было заведено уголовное дело по обвинению в разжигании межнациональной и межрелигиозной розни, в нулевых ему пришлось уехать из России.

 

Лобзай мусора: Хроника акционизма в Москве. Изображение № 8.

 Группа «Бомбилы», «Автопробег несогласных»

АПРЕЛЬ 2007 ГОДА, Покровский бульвар

Группу «Бомбилы» создали ученики и сотрудники студии Олега Кулика Антон «Безумец» Николаев и Александр «Супергерой» Россихин. В день «Марша несогласных» 14 апреля 2007 года по улицам Москвы ездила «семёрка», на крыше которой занимались любовью мужчина и женщина. Таким образом художники хотели сказать, что контроль над обществом аналогичен контролю над сексуальной жизнью. Многие считают эту акцию открывшей волну нового российского акционизма. 

 

 Группа «Бомбилы», «Белая линия»

МАЙ 2007 ГОДА, Крымский вал

В том же году «Бомбилы» организовали ещё одну известную акцию — отсылая к гоголевскому «Вию», очертили мелом круг по линии Садового кольца. Круг замкнулся на Крымском валу, а сами художники заявили, что хотели очистить Москву от нечисти, заполонившей центр.

 

Лобзай мусора: Хроника акционизма в Москве. Изображение № 9.

 Группа «Война», 
«***** за наследника медвежонка»

МАРТ 2008 ГОДА
Биологический музей имени Тимирязева 

Акция, надолго определившая образ главной акционистской группы конца нулевых, среди далёких от современного искусства людей: одновременный секс нескольких пар в биологическом музее накануне президентских выборов 2008 года. По словам активистов, в момент, когда Владимир Путин объявил о том, что его преемник — никому не известный на тот момент Дмитрий Медведев, «страну действительно поимели», а они — перевели это на язык современного искусства.

 

 Группа «Война», 
«Лёня ***** крышует федералов»

2010 ГОД, Кремлёвская набережная

22 мая 2010 года активист «Войны» Леонид Николаев, больше известный как Лёня *** (Чокнутый), запрыгнул на служебную машину ФСО с мигалкой неподалёку от Большого каменного моста. За эту акцию Николаеву предъявили обвинение по статье «Хулиганство», предусматривающую максимальное наказание в виде ареста сроком до 15 суток.

 

 Группа «Война», «Лобзай мусора»

2011 год, «Китай-город» и другие станции метро

Вступление в силу 1 марта 2011 года закона «О полиции» активистки группы «Война» отметили акцией в московском метрополитене: Надежда Толоконникова и Екатерина Самуцевич целовали сотрудниц полиции. Толоконникова позже отмечала, что женщин больше шокировало не то, что их целуют, а то, что это делают представительницы одного с ними пола.

 

 

 Pussy Riot, «Богородица, Путина прогони»

2012 ГОД, храм Христа Спасителя 

Про «панк-молебен» феминистской панк-группы Pussy Riot в Храме Христа Спасителя слышали, кажется, даже в самых отдалённых уголках России, и нужды что-либо рассказывать о нём нет. После перформанса две из его исполнительниц —  Надежда Толоконникова и Мария Алёхина — были приговорены к двум годам лишения свободы по статье «Хулиганство» и освобождены в декабре 2013 года по амнистии, за два месяца до официального окончания срока заключения. Надежда Толоконникова после не раз признавала акцию в ХХС неудавшейся.

 

 

 Пётр Павленский, «Фиксация»

2013 год, Красная площадь

Первая московская и одновременно самая известная акция петербургского акциониста Петра Павленского: обнажённый художник прибил свою мошонку гвоздём к каменной брусчатке Красной площади. Сам Павленский позже пояснил, что акция стала метафорой апатии и политической индифферентности российского общества. Многие акционисты 90-х годов дали поступку Павленского высокую оценку, зато министр культуры Владимир Мединский порекомендовал всем поклонникам творчества Павленского посетить Музей истории медицины и психиатрии.

 

 Пётр Павленский. «Отделение»

2014 ГОД, Институт имени Сербского

Одновременно с психолого-психиатрической экспертизой украинской лётчицы Надежды Савченко, которой не разрешали видеться с консулом Украины и адвокатом, Павленский провёл следующую акцию «Отделение»: кухонным ножом отрезал себе мочку уха, сидя на крыше здания института психиатрии имени Сербского. Задача акции, по словам адвоката художника, заключалась в том, чтобы осудить психиатрические ярлыки, которые навешивают на людей, не вписывающихся в рамки общественного мнения

 

 «Синий всадник», «Изгоняющие дьявола. Осквернение Мавзолея»

Январь 2015 года, Красная площадь

Участники группы «Синий всадник» Олег Басов и Евгений Авилов 20 января 2015 года облили Мавзолей Ленина святой водой с криками «Встань и уйди». После акции активисты, видевшие смысл своего поступка в очищении современных умов от советского наследия, получили по десять суток ареста.

 

Лобзай мусора: Хроника акционизма в Москве. Изображение № 10.

 Катрин Ненашева, «Не бойся»

Июнь 2015 ГОДА, Красная площадь

30-дневная акция перформансистки Катрин Ненашевой в поддержку заключённых женщин, завершившаяся также на Красной площади. Ненашева месяц ходила по Москве только в тюремной робе, а в финальный день её соратница Анна Боклер обрила голову Катрин налысо в двух шагах от Кремля. Не успев закончить перформанс, девушки были задержаны и заключены под арест на трое суток.

 

 

 Пётр Павленский, «Угроза»

ноябрь 2015 ГОДА, Лубянская площадь

«Угроза неизбежной расправы нависает над каждым, кто находится в пределах досягаемости для устройств наружного наблюдения, прослушивания разговоров и границ паспортного контроля. Военные суды ликвидируют любые проявления свободы воли. Но терроризм может существовать лишь за счёт животного инстинкта страха. Пойти против этого инстинкта человека заставляет безусловный защитный рефлекс. Это рефлекс борьбы за собственную жизнь. А жизнь стоит того, чтобы начать за неё бороться», — так прокомментировал поджог дверей в главное здание ФСБ Пётр Павленский. В Таганском суде Москвы, где 10 ноября выносился приговор по делу художника, Павленский потребовал судить его за терроризм — как «крымских террористов», режиссёра Олега Сенцова и анархиста Александра Кольченко. Однако суд отказался переквалифицировать дело и приговорил Павленского к месяцу в СИЗО.

 

 

 

Помощь в подготовке материала: Куба Снопек

Комментарии: Настя Курганская, Екатерина Фирсова

фотографии: обложка — Wikipedia, 1 — Osmopolis, 2 — lenta.ru, 3 — Alexander Brener, 4 — Игорь Тихий, 5 — Mn, 6 — Livejournal, 7 — Сolta.ru, 8 — «Бомбилы Шоферовы», 9 — Биологический музей имени Тимирязева, 10 — Stariy1983, 11 — VoinaArhiv, 12 — Гараджа Матвеева, 13 — «Уралинформбюро», 14 — «Новый Регион ТВ»