На этих выходных в петербургском Музее уличного искусства пройдёт второй фестиваль электронной музыки Present Perfect. В ночь с субботы на воскресенье на четырёх сценах выступят 40 музыкантов и групп. На одной сцене разобьют небольшой сад, на другой пройдут вечеринка и трансляция Boiler Room при поддержке adidas Originals. The Village рассказывает о хедлайнерах фестиваля и музыкантах, на которых стоит обратить внимание.

King Midas Sound

22:00, главная сцена

В King Midas Sound играют три человека — музыкант Кевин Мартин (он же The Bug), вокалистка Кики Хитоми и поэт Роджер Робинсон, — и это выглядит скорее как творческое объединение, а не музыкальная группа. Сначала они пересмотрели бас-музыку конца нулевых, показав, что у неё нет границ: она может быть песней с хрупким вокалом, трип-хопом, грубым речитативом. Потом King Midas Sound ушла от электронной музыки настолько далеко, насколько это возможно, и стала творческим объединением ещё больше. Трио начало записывать серию из четырёх альбомов, каждый — с новым приглашённым музыкантом. Первый — с австрийским гитаристом Кристианом Феннешем, который научил King Midas Sound делать песни ещё тише.

Machinedrum

20:30, главная сцена

Трэвис Стюарт сделал себе имя, когда в начале 2010-х придумал, как переосмыслить джук, ломаный ритм и бас-музыку. Он сделал это и под основным псевдонимом, и в составе дуэта Sepalcure. Machinedrum звучит так, будто пластинку с чикагским джуком откопали на музыкальной ярмарке в далёком будущем, а потом сделали на неё даб-ремикс. Музыку замедлили, добавили шумов и мелодий из какого-то другого жанра. Стюарт не отпустил эту идею — его последняя работа замыливает джук ещё сильнее, смешивает его с сёрфом и звучит как ремикс на саму себя. Если техно и прямая бочка не интересуют, то стоит пойти на сет Стюарта.

Plaid & The Bee

23:00, главная сцена

Дуэт Эндрю Тёрнера и Эда Хэндли последние десять лет был не только о музыке, но и об экспериментах с ней. Как она взаимодействует с видео (альбом «Greedy Baby», который связан с видеоартом Боба Джейрока), что может сделать для анимации и кино (саундтреки к аниме «Железобетон» и фильму «Небесные врата»), можно ли разобрать на части, а потом собрать заново стандарты IDM (последние два альбома). Даже если забыть об этом, Plaid — важные музыканты, которые в 1990-х создавали IDM и играли с Бьорк. Их выступление для тех, кто не хочет быстрой музыки, а собирается послушать и подумать. На фестивале дуэт выступит с мультиинструменталистом Беннетом Уолшем, который записывал с ними последний альбом.

In Aeternam Vale

01:00, сцена Boiler Room

Француз Лоран Прот записал почти все свои вещи 30 лет назад, но большинство слушателей о нём узнали только через 20 лет. В 1983 году он придумал In Aeternam Vale (фразу, которая сокращается в слово Iav, по произношению совпадающее с именем бога Яхве по-французски) и стал сочинять дома. Прот любил работать быстро и за шесть лет записал 200 кассет с призрачным минималистическим техно. Он не знал, что играют коллеги, и импровизировал, поэтому его звук отличался от всего, что тогда делали. Но потом забросил музыку. Десять лет назад его записи нашла Вероника Васика, которая собирает неизвестную электронику 1980-х и переиздаёт её на лейбле Minimal Wave. Прот до сих пор редко выступает — не хочет повторяться.

Aux 88

01:30, главная сцена

Если выбирать на фестивале самых почётных музыкантов с большой историей, то стоит остановиться на дуэте Томми Гамильтона и Кейта Такера. Они играют с 1985 года, за это время успели разбежаться и сформировать бас-техно. Aux 88 звучит по-хорошему задорно и безумно. На фестивале просто нет ещё одной группы, которая может дать мощный, танцевальный и ностальгический сет.

Mesak

00:00, сцена Boiler Room

За 15 лет финн Тату Метсатахти сделал для родной сцены две важные вещи. В конце 1990-х вместе с Тату Пелтоненом играл в популярном дуэте Mr Velcro Fastener и оказал влияние на северное электро. А в конце нулевых вместе с Рэнди Барракуда стал ответственным за развитие жанра скви, нордического замедленного R&B с перегруженными синтезаторами. На их совместном лейбле Harmönia выходили сборники с перспективными новичками и релизы, определяющие будущее стиля. И скви, и Harmönia уже не существуют, но Метсатахти будто до сих пор экспериментирует с тем звуком: замедляет ритм, накручивает синтезаторы, иронизирует с электро. Но его звук ушёл далеко вперёд.

Shed

00:00 — главная сцена,
03:00 — сцена Boiler Room

Немец Рене Павловиц придумал себе так много имён (около десяти), что, кажется, не помнит всех. На фестивале он выступит два раза. Сначала под основным псевдонимом Shed, под которым пишет бодрое техно и выпускался на лейблах 50 Weapons дуэта Modeselektor и Berghain. А потом со своим относительно новым проектом Head High с воспоминаниями о брейкбите и британском хардкоре. Два проекта стали противоположностями друг друга: первый — более серьёзный, второй — о неудержимых треках для танцев.

Kedr Livansky

20:00, сцена DIY

Москвичка Яна Кедрина с такой любовью относится к российской поп-музыке 1990-х, что её песни легко спутать с вещами, записанными в то время. Pitchfork сравнил Кедрину с ранними Boards of Canada и Grimes, лейбл 2MR выпустил её дебютную пластинку, а сама она недавно проехала с туром по США.

Хелена Гауф

06:00, сцена Boiler Room

27-летняя немка Хелена Гауф любит усложнять. Она боится потерять связь с реальностью, сочиняя в музыкальных редакторах, поэтому накупила себе аналоговых синтезаторов. Она предпочтёт разговор в пабе в пять утра переписке в фейсбуке. Она скорее выступит в маленьком клубе в двух шагах от зрителей, а не на большом фестивале. Она много путешествует, но так и не завела себе кредитную карту. Гауф дебютировала с вязким и иногда психоделичным техно на Werkdiscs, лейбле музыканта Actress. На своих сетах она ставит то же, что пишет сама: механические и грязные вещи. Гауф выступает после Даши Раш, и поскольку в их музыке много общего, то два сета интересно сравнить.

Даша Раш

04:30, сцена Boiler Room

У Раш такая биография, что её сложно представить как музыканта одной страны: выросла в СССР, познакомилась с рейвами в России, в 1990-х стала моделью во Франции, в 2004-м — открыла два лейбла (Hunger to Create и Fullpanda) и начала записывать техно в Берлине. Если послушать её последний альбом и записи пятилетней давности, то покажется, будто это два разных человека. Тогда была музыка для танцполов, сейчас — медленный и монохромный звук, который висит между эмбиентом, техно и трип-хопом.


Обложка: Ninja Tune