Книжная ярмарка non/fiction открылась сегодня. Семнадцать лет назад она была задумана для того, чтобы помочь маленьким издательствам найти дорогу к читателю: этих издательств, выпускающих удивительные и редкие книги, было много, но найти эти книги в магазинах было почти невозможно, читатели почти ничего о них не знали и шли на выставку, как в пещеру сокровищ, именно за редкостями. На non/fiction нашего времени эту маленькую жизнь скромных издательств затмевают большие хиты — когда приезжают Джулиан Барнс и Джонатан Коу, когда выходят новые книги Джонатана Коу, Орхана Памука, Алексея Иванова, Ричарда Форда, долгожданный перевод «Маленькой жизни» Ханьи Янагихары, сложно разглядеть за ними новинки не столь громкие, но не менее важные. Поэтому о важных хитах, которые всегда можно купить в любом книжном, мы расскажем чуть позже, а сейчас поговорим про книги не столь очевидные, но удивительные, найти которые можно будет только на non/fiction.

Полина Жеребцова. «Ослиная порода»

М.: «Время»

Полина Жеребцова известна как автор чеченских дневников, свидетель войн, рассказавшая нам о них словами ребенка, под бомбежками превращающегося во взрослого. Но до войны было еще десять лет детства. И «Ослиная порода» — именно о детстве. Вопреки ожиданиям, оно тоже оказывается не таким уж безоблачным и тоже свидетельством — непонимания взрослыми ребенка.


Джованнино Гуарески. «Дон Камилло и его паства. Часть первая»

Перевод с итальянского Ольги Гуревич

М.: «Гранат»

Очень важные и иногда уморительно смешные рассказы итальянского классика Джованнино Гуарески. Послевоенная Италия оказалась расколота на два непримиримых лагеря: истово-католический и революционно-коммунистический. Именно тогда Джованнино Гуарески придумал своего Дона Камилло, священника в маленькой итальянской деревушке, и его верного врага Пеппоне, главу коммунистической ячейки, на самом деле похожего на Дона Камилло силой и добротой, но уступающего мудростью. Гуарески написал сотни рассказов об их иногда забавных, иногда трагических столкновениях. Это не просто памятник эпохи, рассказы о Доне Камилло могут оказаться самым смешным чтением в вашей жизни, и столь же глубоки будут полученные здесь уроки понимания и человеколюбия.


«Калевала»

Перевод Леонида Бельского, художник Тамара Юфа

М.: «Речь»

Удивительное коллекционное издание финского эпоса: в классическом переводе Леонида Бельского 1915 года, изданном без купюр и исправлений. Иллюстрации — станковая графика карельской художницы Тамары Юфа, для которой «Калевала» стала главной темой ее почти 50-летних трудов. В трактовке Тамары Юфа «Калевала» — это женская книга, она начинается с рождения и рождением же заканчивается, и женские образы тут гораздо важнее мужских.


Артем Ефимов. «С чего мы взяли. Три века попыток понять Россию умом»

М.: «Индивидуум паблишинг»

Историю пишут историки, а они тоже люди, и забывать об этом не стоит. Книга Артема Ефимова посвящена историкам, создавшим образ российских правителей и государства, — Татищеву, Карамзину, Мусину-Пушкину, Андрею Зализняку и прочим. Автор пытается понять, как личность ученых и их биография повлияли на историю, которую они сочиняли. Почему, например, царь Иван стал Грозным, а Алексей Михайлович — Тишайшим? С чего мы взяли, что на самом деле все было ровно не наоборот?


Дитер Томэ, Ульрих Шмид, Венсан Кауфманн. «Вторжение жизни. Теория как тайная автобиография»

Перевод с немецкого Михаила Маяцкого   

М.: ИД Высшей школы экономики

Ну и как не добавить, что философы и интеллектуалы, определившие для нас образ ХХ века, — тоже люди. Книга очерков, посвященных главнейшим философам ХХ века (Людвиг Витгенштейн, Виктор Шкловский, Юрий Лотман, Теодор Адорно — только некоторые из имен), рассказывает именно об этой связи частного и публичного, теории и автобиографии, через которые неофиту гораздо проще будет постичь интеллектуальную мысль прошлого века.


Винфрид Зебальд. «Кольца Сатурна»

Перевод с немецкого Эллы Венгеровой

М.: «Новое издательство»

Автор «Аустерлица» — то ли первой великой книги XXI века, то ли последнего великого романа века XX — Винфрид Зебальд погиб в автомобильной катастрофе на пороге славы, и в этой смерти наверняка есть свой символизм. В конце концов, он всегда писал о том, что все лучшее ушло, закончилось, время его иссякло. Об этом и «Кольца Сатурна», впервые переведенные на русский язык (как всегда, великолепная работа Эллы Венгеровой): рассказчик бродит пешком по английскому графству Суффолк и погружается в меланхолию воспоминаний. Сатурн — повелитель меланхолии, оттуда и название; первая же героиня, которую вспоминает автор, исследовательница Флобера, представляется ему ожившим образом дюреровской «Меланхолии». А главная мысль его книги — невозможность вчерашней высокой культуры на сегодняшней выжженной земле. Мысль такая стройная и ясная, что читатель следит за ней с восторженным замиранием. По сути, сами книги Зебальда становятся раритетом оплакиваемой им высокой культуры и одновременно свидетельством ее существования.


Юрий Коваль. «Три повести о Васе Куролесове. С комментариями Олега Лекманова, Романа Лейбова, Ильи Бернштейна»

М.: Издательский проект «А и Б»

У Юрия Коваля и его детских и юношеских текстов и без того много поклонников, но перед нами нечто намного большее, чем просто переиздание повестей, которые любили наши родители. Филологи Олег Лекманов, Роман Лейбов и Илья Бернштейн увидели в рассказах о Васе Куролесове важный памятник последним десятилетиям советской власти и снабдили их обширным, почти в половину книги, комментарием: одеколон «Шипр», телевизор «Рубин», хромовые сапоги, шесть классов папирос, утерянные фрагменты глав, литературные цитаты и аллюзии.


Симона Вейль. «Тетради 1933–1942»

Перевод с французского Петра Епифанова

СПб. Издательство Ивана Лимбаха

Двухтомное «избранное» из тетрадей Симоны Вейль, одного из главных христианских философов прошлого века, сумевшей отыскать свет даже в самое темное и страшное время. Ее «Тетради», на первый взгляд, отрывочные и разрозненные мысли, могут стать для ищущего своеобразным путеводом, чтобы этот свет отыскать. Два тома, больше тысячи страниц с примечаниями и комментариями, монументальная работа переводчика и составителя Петра Епифанова, спасительное, преображающее чтение, требующее высокой мыслительной и духовной отдачи. Не зря же сама Симона Вейль, не слишком-то надеявшаяся на будущие поколения, верила, что им необходимо будет золото ее мыслей.


Алексей Гедеонов. «Случайному гостю»

Киев: «Лаурус»

Тот случай, когда книгу неизвестного автора выталкивает из безвестности сарафанное радио. Мы много слышали об этом романе о Малороссии и Рождестве, где 12-летний герой, наделенный способностью видеть незримое, приезжает к своей условно советской бабушке в условно южноукраинский город, и обычная подготовка к Рождеству оборачивается настоящими чудесами. Между тем, в Москве роман не купить: ищите его на non/fiction на стенде «Альянса независимых издателей».


«Письма на заметку. Коллекция писем легендарных людей»

Составитель Том Ашер

М.: Livebook

125 писем, складывающихся в яркую мозаику разнообразного и сложного мира — письмо Федора Достоевского брату Михаилу перед ссылкой, письмо Фрэнсиса Крика, в котором он объясняет сыну только что открытую структуру ДНК, письма Махатмы Ганди, Роальда Даля, Игги Попа и даже письмо Елизаветы II, в котором королева делится с американским президентом рецептом шотландских оладий. Для составителя этой книги Тома Ашера письма великих людей стали увлечением всей жизни. Он годами гоняется за особо интересными оригиналами (факсимиле этих писем есть в самой книге) и ведет популярный блог, где выкладывает особо интересные находки.