За свою продолжительную историю аниме, отстающее от первой рисованной мультипликации всего на 30 лет, успело превратиться из исключительно национального феномена в универсальный подвид анимационного искусства. Сегодня оно одинаково успешно сочетает жанры от безудержной космической фантастики до реалистичных исторических драм и семейной бытовухи. Все же большинство зрителей продолжает относиться к этому виду киноискусства как к stand alone шоу. Говорим «аниме», в ответ слышим «Миядзаки».

Голливуд уже успел доказать, что многие крутые идеи он позаимствовал из самых разнообразных аниме-источников. В честь столетия одного из важнейших достижений японской развлекательной культуры The Village решил продемонстрировать, что аниме значительно выходит за рамки творчества его самого знаменитого автора.

Текст: Андрей Писков

«Агент паранойи»

Детективная история

До того как основать студию «Гибли», Хаяо Миядзаки работал над анимационной серией «Люпин III» по сверхпопулярной манге Кадзухико Като, завершив сотрудничество с проектом в 1979 году выпуском дебютного полнометражного фильма «Замок Калиостро». Приключенческий сюжет о внуке культового французского авантюриста, преследуемого инспектором Интерпола Дзэнигата с коронной фразой «Люпен, ты арестован!», после выхода превратился в эталон остросюжетного аниме и запустил карьеру самого мультипликатора (позднее вернувшегося к детективной классике в «Великом детективе Холмсе»).

Детективный сюжет с персонажем-трикстером и полицейским, брошенным в омут загадочного дела, с тех пор стал одним из основных среди японских аниматоров. В рассчитанном на детскую аудиторию «Детективе Конане» 17-летний поклонник Холмса Синъити выступает против зловещего Черного синдиката. В более взрослых и фантастических «Эрго Прокси» и «Мастер Муси» сюжет крутится вокруг столкновения титульного героя (иногда совмещающего в себе черты следователя и авантюриста) с неизведанным: вирусом когито или загадочными духами муси. Именно психологическое противостояние гениального старшеклассника Лайта и главного детектива Интерпола Л стало центром притяжения аниме сериала «Тетрадь смерти», во многом обеспечив ему мировой успех. Возможно, один из самых изощренных примеров интерпретации детективного сюжета в современном аниме можно наблюдать в сериале выдающегося мультипликатора Сатоси Кона «Агент паранойи». Расследование двумя напарниками странных нападений в пригороде Токио, совершаемых мистическим школьником на золотых роликах и с золотой битой в руках, на протяжении 13 серий оборачивается едким фантасмагорическим кошмаром, достойным лучших творений Дэвида Линча.

«Мисс Хокусай»

Сильная героиня

Прорывом в творчестве Хаяо Миядзаки стала экологическая антиутопия «Навсикая из Долины ветров». Однако не только и не столько за счет постапокалиптической повестки, сколько по причине революционного подхода к расстановке персонажей. Поместив в центр жесткого художественного мира воинственную принцессу, которая оказывается намного мудрее и храбрее большинства мужчин, мультипликатор запустил абсолютный тренд в аниме по эстетизации сильной героини.

За последние десятилетия эта тенденция стала неотъемлемой частью аниме всех поджанров: от киберпанковой классики с его совершенной Мотоко Кусанаги («Призрак в доспехах») до фильмов категории сёдзё (девочкам от 12 до 18 лет) и даже хентая — красивая девушка, спасающая мужчину, для японцев стала своего рода фетишем. Сегодня место Сейлор Мун занимают ударные по девчачьим меркам сериалы «Смертоносная принцесса» и «Нана», тогда как даже артхаусные аниматоры вроде Кэйити Хары посвящают свои драматические сюжеты женщинам и их самоопределению в строгом кастовом мире («Мисс Хокусай»). Особо примечательной в этой череде персонажей стала Люси из «Эльфийской песни». Будучи генетически модифицированным существом в женском обличье, она не боится пускать в ход силу, граничащую с жестокостью, отстаивая свои интересы, в то же время оставаясь глубоко хрупким и жаждущим понимания объектом, — идеальное отражение шовинистического отношения к меньшинствам в современном мире.

«Дораэмон»

Меха-фантастика

В лентах Миядзаки непрочное отношение человека и техники и фанатичное обожание всего механического занимает важное место. Особенно это воплотилось в страстном изображении летающих объектов, чему аниматор, одно время желавший стать конструктором, посвятил отдельный фильм «Ветер крепчает». Однако еще в первой успешной картине студии «Гибли» — «Небесном замке Лапута» — Миядзаки уделил внимание другому главному объекту поклонения в техногенном японском обществе — роботам.

История массовой робофилии, которая привела к появлению отдельного аниме-поджанра (меха), началась с отца современной японской анимации Осаму Тэдзуки. Именно он в 60-х годах запустил в производство сериал «Астробой» по собственной манге, сегодня считающейся безоговорочной классикой. Позднее роботы проникли во все поджанры аниме, обратив в свой культ даже голливудских продюсеров. Начиная с детской мультипликации, где бесспорным лидером до сих пор остается кот-робот «Дораэмон», заканчивая творчеством Хидэаки Анно («Евангелион», «Ганбастер: Дотянись до неба»), ориентированным на подростковую аудиторию, роботы служат как источником защиты от инопланетного вторжения, так и причиной враждебных взаимоотношений государств будущего. В этом плане абсолютной величиной меха стал «Мобильный воин Гандам», до сих пор считающийся одной из трех величайших аниме-франшиз, из которой выросли в том числе и «Трансформеры».

«5 сантиметров в секунду»

Подростковая романтика

Страсть Миядзаки к женским героиням не ограничивается исключительно фантастическими сюжетами. Простая и тихая жизнь девочки в современном мире, впрочем, не лишенная волшебства, любовного или сверхъестественного, интересовала его даже больше желания вывести на экран сильную героиню. Такова, например, история 13-летней Кики из «Ведьминой службы доставки», которой приходится пройти обучение жизнью, прежде чем стать полноправной ведьмой.

Схожий сюжет можно встретить как в фильмах студии «Гибли» («Со склонов Кокурико», «Шепот сердца», «Воспоминания о Марни» и «Здесь слышен океан»), так и в мультфильмах других авторов, ставящих подростковые любовные переживания в более сложный контекст («В лес, где мерцают светлячки», «Дотянуться до тебя» и «Чобиты»). Несомненным лидером по числу романтически ориентированных картин сегодня является Макото Синкай, покоривший многих часовой драмой «5 сантиметров в секунду». Будь-то любовная связь, протянутое сквозь далекое пространство («Голос далекой звезды») или телепортация влюбленных в тела друг друга во время снов («Твое имя») — Синкай из раза в раз будто специально надавливает на самые болезненные точки, неизменно оставляя доверчивых зрителей в слезах.

«Манускрипт ниндзя»

Путь воина

Утверждать, что именно Миядзаки придумал образ благородного воина, было бы опрометчиво. Однако в его анимационных лентах мужские персонажи если не являются олицетворением настоящего самурайского достоинства, то нередко выступают в роли доблестных служителей меча и защитников. Таковы Аситака («Принцесса Мононоке»), Хаул («Ходячий замок») и Хаку («Унесенные призраками»).

Своеобразным высмеиванием этого культурного клише стал хит поджанра сёнэн (для парней от 12 до 18 лет) «Наруто», сделав главным персонажем ниндзя-подростка, проходящего через череду препятствий ради нехитрой задачи добиться уважения жителей своей деревни. Благородных рыцарей не раз выводил в своих картинах Ёсиаки Кавадзири («Манускрипт ниндзя» и «D: Жажда крови»), а сериал «Василиск» полностью посвящен вражде двух исторических кланов. Возможно, самым захватывающим в этом ряду является серия «Самурай Икс», построенная вокруг жестоких и поразительных странствий бродячего ронина Химуры Кэнсинао по раздираемой смутой Японии XIX века.


Фотографии: обложка, 3 – TMS Entertainment, 1, 5 – Madhouse, 2 – Production I.G, 4 – CoMix Wave Films