В разгар холодного лета The Village вместе с книжным магазином «Читай-город» составил список легких и необременительных, но увлекательных и умных книг для чтения на пляже.

Элена Ферранте. «Моя гениальная подруга» и другие части «Неаполитанского квартета»

Романы переводчицы Аниты Райи, скрывающейся под именем своей главной героини, и правда называют гениальными. Мало кому удается так точно описать чувства и эмоции самых разных людей и превратить обыденное жизнеописание в стопроцентный page turner, книгу, которую хочется прочесть залпом. Лена — старательная, прагматичная и сексуальная, Лила — тощая, грубая и какая-то неземная. В первом романе, вышедшем в начале 2017 года, они знакомятся в шестилетнем возрасте; в третьем, появившемся на полках пару недель назад, им исполняется по тридцать. Декорации их дружбы-ненависти — бедный район на задворках Неаполя 50-х годов, неизведанная Италия, где никто не ходит на море и не объедается пиццей досыта, а знаменитая эмоциональность приводит к стрельбе на улицах, домашнему насилию и жертвенным попыткам вырваться из этого мирка.


Кэтрин Бэннер. «Дом на краю ночи»

Еще одна итальянская новинка — чтение доброе, поэтичное и настолько уютное, что способно заменить отпуск вовсе. На островке Кастелламаре уединенно живут около тысячи человек, удят рыбу, проводят фестиваль святой Агаты и выращивают базилик ростом с живую ограду. Остров переживает голод и бомбежку Второй мировой, наплыв туристов и финансовый кризис, отъезд детей и смерть стариков, но все равно остается счастливым миражом в открытом море. На первых страницах на него высаживается первый в его истории доктор Амедео Эспозито, а на последних уже его правнучка Лена отказывается покинуть любимое место, чтобы уехать в Англию учиться медицине.


Джоанна Кэннон. «Среди овец и козлищ»

Дебютный роман практикующего врача Джоанны Кэннон сравнивают и с «Убить пересмешника», и с «Отчаянными домохозяйками». Городок на юге Англии мучается от аномальной жары, а тут еще и пропадает одна из любимых всеми горожанок Маргарет Кризи. Десятилетние подружки Грейс и Тилли решают скоротать каникулы в ее поисках — и тут выясняется, что все взрослые от них что-то скрывают, затворник-педофил норовит оказаться добрым христианином, а гостеприимная соседка — лгуньей, заварившей общее преступление.


Донна Тартт. «Маленький друг»

Увесистый томик Донны Тартт вышел еще до «Щегла» и остался практически незамеченным, однако он также полон безысходности взросления, затаенной боли от потери близкого и скрупулезно выписанных деталей. Однажды перед обедом озорника Робина Клива нашли повешенным на заднем дворе собственного дома. Прошло 12 лет, убийцу мальчика так и не нашли, и городок на американском юге погрузился в обычную жизнь: все ленятся от жары, ходят босиком по пыльной траве и возлежат на деревянных шезлонгах кантри-клуба. Однако сестре убитого Гарриет не до развлечений: ее семья совершенно разваливается после трагедии, и она решает что-то предпринять.


Жауме Кабре. «Я исповедуюсь»

Роман живого каталонского классика у многих вызывает изумление — некоторые диалоги тут длятся главами, а иногда, перевернув страницу, попадаешь в совершенно другую историю и начинаешь подозревать, что книгу неправильно сверстали. Послевоенная Барселона и сухие отношения в семье интеллигенции сменяются брутальными средневековыми сценами из испанских деревень, а то и любовными записками из семинарии в Риме. Приноровившись, понимаешь, что это главный герой, полиглот, скрипач и университетский профессор Адриа Ардевол, вспоминает свою жизнь, перемежая ее историей своей семьи и коллекционной скрипки, которая спасла и сломала его жизнь.


Барбара Кингсолвер. «Лакуна»

Говоря об испанской литературе и «щеголистых» томах, нельзя упустить эту книгу. Своим рассказом о роли маленького человека в истории «Лакуна» напоминает русскую классику, а характером главного героя, которого мотает из страны в страну, из занятия в занятие, — Тео пера Донны Тартт. Скромный гомосексуалист Соли мешает штукатурку для Диего Ривьеры, печет любимые сладости Фриды Кало, учится в американском пансионе, становится переводчиком Льва Троцкого и выпускает обо всем этом книгу — а сам хочет только готовить и любить.


Кадзуо Исигуро. «Погребенный великан»

Автор бестселлера «Не отпускай меня» всю жизнь прожил в Англии, но сохранил истинно японскую манеру говорить о страшных вещах тихим голосом. Прошлогодний роман можно читать двумя способами. На поверхности в нем лежит сказка с ограми, рыцарями, драконами и прочей атрибутикой «Игры престолов». Старики Аксель и Беатриса, устав от стирающего память тумана, что стелется вокруг их поселения, отправляются в деревню к сыну. Вот тут-то и начинается саспенс, что стоит обернуться, и что-то непременно случится. Однако Исигуро верен себе, и то самое что-то происходит лишь в конце — бьющее читателя под дых и заставляющее перечитывать страницы в шоке, что упустил очевидное с первых строк.


Tea Obreht. The Tiger's Wife

Совершенно недооцененный роман продается и в русскоязычной версии, однако обложка и перевод не так хороши. Молодая миловидная блондинка оформила свой дебютный роман с мастерством пожилого сказочника: здесь и три сюжетные линии, и оммаж «Книге джунглей», и балканский фольклор. Врач Наталия едет в глубинку забирать вещи, оставшиеся от умершего в путешествии дедушки, и в этой поездке ей предстоит убедиться, что сказки, которые она слышала в детстве, не так уж неправдоподобны.


Эрин Моргенштерн. «Ночной цирк»

Книга, необходимая всем после завершения «Гарри Поттера». Как и Джоан Роулинг двадцать лет назад, Моргенштерн смогла создать удивительно детализированный мир, полный волшебства и эмоций. Цирк приезжает по ночам без афиш и анонсов, за ним следует толпа фанатов, а внутри все черно-белое и совершенно невероятное. Для кого-то это бизнес, для других — вся жизнь, родной дом, символ первой любви и принятия. Или же просто площадка для многолетнего соревнования, из которого только один выйдет живым.


Василий Авченко. «Кристалл в прозрачной оправе: рассказы о воде и камнях»

Большой формат журналиста Авченко — полная фактов и в то же время невероятно поэтичная книга о российском Дальнем Востоке. Автор нежно пишет о камбале (с ударением на первом слоге —иначе теряется колорит) и наваге, праворульных машинах и лодках, солнце и ветре, местном сленге и придуманных чудаками топонимах — а главное, о людях, простых, работящих и бесконечно русских. Вариант для тех, кто в путешествие по стране так и не съездил, но все еще ждет вдохновения.


Обложка: Издательство Фантом-Пресс