Москву посетил Ричард Филлипс — создатель обложки первого номера русского Interview и автор знаменитых крупноформатных портретов по мотивам фотографий из старых порножурналов и светской хроники. Ричард Филлипс рассказал The Village о том, каково заниматься поп-артом после Уорхола, о магии женских лиц, митинге на Болотной площади, и поделился своими московскими фотографиями и впечатлениями.

Гости столицы: Художник Ричард Филлипс. Изображение № 1.

 

ПОП-АРТ И ЖУРНАЛЫ

Идеям поп-арта более пятидесяти лет, они не новы. Но не стоит полагать, что за все это время поп-культура и ее аудитория не изменились, присущие ей идеи способны принимать разные формы, и этот процесс невозможно предугадать. Так что поп-арт тоже стал иным. У великих британских художников Гилберта и Джорджа в ранние годы была очень важная и ироничная выставка про поиск искусства как некого персонажа. Они бродили по лондонским паркам в его поисках, но так и не смогли с ним встретиться. Что-то в духе «нам показалось, мы видели тебя под мостом, но когда мы пришли туда, тебя там уже не было». Подобным образом изменился сам поп-арт: никогда не знаешь, где обнаружишь искусство — на обложке журнала или на музейной на стене. Сам факт столкновения с ним, возможно, и есть искусство. 

 

Гости столицы: Художник Ричард Филлипс. Изображение № 7.Ричард Филлипс неоднократно сотрудничал с индустрией моды. На его счету рекламные кампании Cartier, Montblanc и MAC, а также капсульная коллекция сумок Jimmy Choo.

«Главная тенденция восприятия журнальных обложек — увидеть их и моментально забыть, поскольку нам надо освободить в памяти место для последующих изображений»

Я работал в подвале американского Interview в 1986 году, когда впервые приехал в Нью-Йорк, и видел эти стопки и пачки журналов. Это вдохновило меня дюжину лет спустя нарисовать картину по одной из обложек Interview с Робом Лоу, которую я назвал «Портрет бога». Этим портретом я как бы говорил, что обложка Ричарда Бернстайна и есть произведение искусства. И теперь, когда мне предложили сделать обложку для русского Interview, круг замкнулся. Ежедневно выходит столько журналов, их обложки — всего лишь каскад изображений, с которыми у нас не возникает никакой сопричастности. Главная тенденция восприятия журнальных обложек — увидеть их и моментально забыть, поскольку нам надо освободить в памяти место для последующих изображений. А я хотел задержать этот момент, и в этом смысле это очень близко к тому, над чем я работаю в живописи. Остановить процесс отторжения изображения равнозначно придумке цепкой мелодии в поп-песне. Когда я размышлял об обложке, мне хотелось, чтобы она превратила журнал практически в аксессуар, добиться эффекта моментального узнавания. Это создает чувство момента, связи с сегодняшним днем. Приехав в Москву, я постоянно вижу людей с журналом под мышкой, это процесс взаимодействия с глобальным культурным капиталом. Ведь Interview был создан как инструмент противодействия силам, царившим в Нью-Йорке того времени, в его ДНК уже заложена история. 

1. «Симачев». Впечатляющий магазин и ресторан, но в первую очередь — ночной клуб. Эта филигранная аниме-мозаика отлично задает настроение на танцполе. 2. После очень интересной выставки современного русского искусства в ММСИ я вышел передохнуть и полюбоваться скульптурами во внутренний двор. Их размеры вместе с освещением производили почти магическое впечатление.. Изображение № 8.1. «Симачев». Впечатляющий магазин и ресторан, но в первую очередь — ночной клуб. Эта филигранная аниме-мозаика отлично задает настроение на танцполе. 2. После очень интересной выставки современного русского искусства в ММСИ я вышел передохнуть и полюбоваться скульптурами во внутренний двор. Их размеры вместе с освещением производили почти магическое впечатление.

Конечно, у нас у всех есть айпэды, но это другое  ты можешь положить журнал на стол и вернуться к нему позже. В некотором смысле это похоже на то, как люди возвращаются к винилу. У меня есть подборка Interview из начала восьмидесятых, и они невероятно хорошо сохранились! Открываешь — а там Джоди Фостер берет интервью у Роба Лоу после того, как они сыграли в «Отеле Нью-Хемпшир» (драмеди Тони Ричардсона 1984 года по роману Джона Ирвинга. — Прим. ред.)! Порой это просто невообразимо! Именно за это я и люблю Interview невероятно, что эти люди просто разговаривают друг с другом, это вдруг резонирует с тобой, с твоим личным опытом. Можно воспринимать мои картины как декорации к жизни в определенном смысле, как фон для социальных пространств. То же самое и с журналом: ты замечаешь его, и это может привести к тому, что тебе захочется вглядеться пристальнее, а это, в свою очередь, приведет тебя к статье, из которой ты что-то узнаешь. Это подтверждение присутствия искусства в нашей жизни. 

 

Гости столицы: Художник Ричард Филлипс. Изображение № 12.Ричард Филлипс не только позволил создателям сериала Gossip Girl использовать в кадре свои работы, но и сыграл самого себя в эпизоде второго сезона шоу.

«Я разрешил использовать свои работы в сериале Gossip Girl, потому что всегда хотел увидеть их в пространстве абсурдной вымышленной реальности»

Главное, почему я разрешил использовать свои картины в сериале Gossip Girl, — потому что хотел увидеть их в подобном пространстве дико абсурдной вымышленной реальности. Я всегда мечтал, чтобы мои работы стали декорацией для мелодрам, хотя, конечно, не представлял себе, что это случится именно таким образом. Одна из актрис мне сказала, что все участники шоу воспринимают их чуть ли не собственными картинами, настолько часто они их видят на съемках. Одна из этих работ, «Спектрум», впервые выставлялась в лондонской галерее, и, честно говоря, она там не очень долго висела, так что, я думаю, не так много людей ее там увидели, потом ее купили в частную коллекцию и с тех пор лишь пару раз выставляли в музеях. А теперь ее видят сорок пять миллионов человек в неделю, и она заняла свое место в поп-культуре. 

Я работаю не с людьми, а с их изображениями, с которыми мы сталкиваемся повсеместно. Тут есть два момента. За последний год я сделал серию Most Wanted — портреты молодых актеров с их фотосессий на красных дорожках на фоне узнаваемых логотипов. И в продолжение серии снял два видео, с Линдси Лохан и с Сашей Грей, бывшей звездой фильмов для взрослых.

 

Гости столицы: Художник Ричард Филлипс. Изображение № 13.В Москве открылась выставка «Новая Академия»
  
Гости столицы: Художник Ричард Филлипс. Изображение № 14. Выставка Уильяма Блейка открылась в Пушкинском музее

Создание этих интимных оживших портретов, запечатлевших двух женщин в определенный момент их карьеры, отражает сам процесс зарождения медиа. Эти фильмы создавали образ, в то время как серия Most Wanted воспроизводила существующие изображения. Меня, разумеется, не интересует коллаборация условных Майли Сайрус и Gucci: я мог бы ничего не рисовать на полотне и заявить, что это минимализм, потом позвать на открытие выставки Майли и пригласить в спонсоры Gucci, но вместо этого я объединил их в один арт-объект. В фильмах, которые я сделал с Линдси и Сашей, совершенно обратный процесс очеловечивания: их изображения просмотрены миллионы раз, и мы попытались выкроить из этого медийного образа личность. 


ЖЕНСКИЕ ЛИЦА

Поместить на обложку первого номера мужчину — смелый шаг. Я сделал много мужских портретов, но мои наиболее тиражируемые работы — женские портреты. Тут действуют ровно те же законы, что и в случае с журнальными обложками: медиа проводят собственную селекцию, предпочитая тиражировать женские лица. В итоге складывается ложное впечатление, что я рисую одних женщин, более того — женщин разной степени раздетости. Мисинтепретация — очень интересное явление, сама идея ложного, ограниченного представления, искаженного восприятия. Из-за этого мое творчество может выглядеть  жестко манипулятивным, сексистским, целиком построенным на эксплуатации и унижении. В некотором смысле это верно, но лишь отчасти — это далеко не полная картина того, чем я занимаюсь. Все изображения работают в контексте других изображений, все дело в субъективности и фильтрах, заложенных в медиа. Так что да, если вы будете читать обо мне в интернете и искать там репродукции, то вы скорее всего придете к выводу, что я всю жизнь занимаюсь чем-то подобным. Но если вы будете гуглить группу Foster the People, вам выпадет их хит «Pump Up Kicks», верно? Вряд ли вы обнаружите седьмой трек с альбома. Первоочередная информация, которую нам предлагают — это то, что было уже отработано и переработано поп-культурой много-много раз. 

 

Гости столицы: Художник Ричард Филлипс. Изображение № 15.Дистанционное обучение: городские ценности 
Гости столицы: Художник Ричард Филлипс. Изображение № 16. В галерее «Триумф» открылась выставка группы AES+F

Впрочем, процесс мисинтерпретации заложен в процессе восприятия чего бы то ни было в целом. Если я буду пытаться с этим бороться, то помешаю ряду собственных работ функционировать в полной мере, в том числе и таким, ошибочным образом. Я работал с крайне болезненными, перверсивными темами; как существует политика, так же существует эротика и область личного, и мои работы говорят обо всем этом: о социуме, политике и сексуальности. Да, я работаю и с эротическими изображениями, потому что они заводят людей, а я не собираюсь им в этом мешать. К примеру, на обложке, которую я сделал для группы Dirty Vegas, использована фотография из хардкор-журнала начала восьмидесятых. Я наткнулся на него в Кельне, роясь в стопках старых порножурналов, но взял из фотоснимка только лицо. И это лицо психологически содержит в себе все остальное изображение. Достаточно одного взгляда, чтобы представить и прочувствовать все, что происходит за кадром, хотя ты этого не видишь, и это интересный эффект. Кстати, эта обложка впоследствии отлично сработала, стала лицом пластинки, номинированной на «Грэмми». 

«Мои работы говорят о социуме, политике и сексуальности. Да, я работаю и с эротическими изображениями, потому что они заводят людей, а я не собираюсь им в этом мешать»

В Москве меня познакомили с несколькими светскими львицами, о которых я не имел ни малейшего представления: было очень интересно наблюдать, как они подают себя, это увлекательное и прекрасное зрелище. Но самое поразительное я наблюдал сегодня в отеле. Понятия не имею, кем была эта женщина, это осталось для меня полной загадкой. На ней было крошечное мини-платье из белого меха, замшевые ботфорты, и что самое потрясающее — под платьем было что-то вроде школьной рубашки, с воротничком и маленьким галстуком. И белый мех. И длинные прямые белые волосы. И белый айфон, по которому она разговаривала, стоя в лобби отеля. В ней слились все стереотипы о России. Я, конечно, не Гилберт и Джордж, которые искали искусство в своем проекте, но, черт побери, я нашел его ровно в лобби своего отеля! Нет, правда, я ничего не мог с собой поделать, меня буквально парализовало: «О Господи, я что, правда это вижу?». Никто не знал, кто она, для меня она таки осталась анонимным воплощением чего-то совершенного. 

 

Гости столицы: Художник Ричард Филлипс. Изображение № 17.Гости столицы: Генри Лютвайлер
Гости столицы: Художник Ричард Филлипс. Изображение № 18.Объявлены победители премии Кандинского-2011

Можно представить, что это мой трофей. Вообще, четыре часа утра в клубе Gipsy — разгар вечера. Самое время проверить свою интуицию и не отступать.. Изображение № 19.Можно представить, что это мой трофей. Вообще, четыре часа утра в клубе Gipsy — разгар вечера. Самое время проверить свою интуицию и не отступать.


МОСКВА НЕ ЛОНДОН

Лица для меня — не единственный источник вдохновения. Я купил здесь два альбома о советской архитектуре: начала XX века и его середины. Это все влияние города — я даже не могу припомнить, когда в последний раз покупал книги по архитектуре. И еще один про Мавзолей  просто потому, что там были очень редкие и неизвестные фотографии. Надо сказать, что посещение Мавзолея стало одним из самых неописуемых опытов, случившихся со мной в Москве. Мы вообще-то не собирались туда идти, но очередь была такая короткая, что я предложил зайти и взглянуть. И знаете, это одно из сильнейших впечатлений в моей жизни. Я не могу выразить словами, как это зрелище меня потрясло. Это определенно не искусство, ты ощущаешь сильный гнет истории, всю болезненность ее последствий, и между тем ты там, в помещении, наедине с телом человека, изменившим мир. Мне сложно определить, что именно я там пережил, ты каким-то образом взаимодействуешь с этим лицом, но опыт выходит далеко за пределы визуального. И в этом вся суть — ты соединяешь воедино идеи и их последствия, и это ведет тебя в будущее. На Болотной люди увидят множество новых лиц, но объединять их будет идея. И вместе им решать, куда идти дальше. 

«На Болотной люди увидят множество новых лиц, но объединять их будет идея. И вместе им решать, куда идти дальше»


Москва — как двадцать Нью-Йорков, по крайней мере я увидел ее именно такой. Конечно, у нас тоже есть прекрасные культурные институции, безумная ночная жизнь, куча концертов, открывается много галерей с прекрасными молодыми художниками. Но здесь за всем куда более древняя история, она буквально окружает тебя на каждом шагу. И наблюдая, как на этом фоне на улицу выходят пятьдесят тысяч человек, ты, с одной стороны, понимаешь, откуда растут корни, и с другой — куда все движется. На твоих глазах меняется ход истории, прямо сейчас, в этот самый момент. Я вижу, как люди начинают использовать социальные медиа, новые способы коммуникации, все это создает новое сильное общество. Мы наблюдаем здесь потрясающий момент пробуждения, зарождения новой силы. Люди понимают, что им пора встретиться и взглянуть друг другу в глаза. После долгого периода покорности в них просыпается гражданская позиция, ощущение независимости. Здесь столько всего происходит, я в полном восторге. Сама идея того, что город живет безостановочно двадцать четыре часа в сутки, для меня очень важна. Я не выношу города, которые вымирают после определенного часа. Ты приезжаешь в Лондон и не понимаешь, что там делать, я в полном недоумении, почему город закрывается в шесть часов вечера. Но мы, к счастью, в Москве, а не в Лондоне. В общем, только не превращайте Москву в Англию, вот мой главный совет.  


Гости столицы: Художник Ричард Филлипс. Изображение № 24.ИНТЕРВЬЮ:
АРХИТЕКТОР ЯН ГЕЙЛ О ВЕЛОСИПЕДАХ И БУДУЩЕМ МЕГАПОЛИСОВ

 

Гости столицы: Художник Ричард Филлипс. Изображение № 25.ПРЯМАЯ РЕЧЬ:
АЛЕКСАНДР БАРД О СМАРТФОНЕКАК ОБ ОРУЖИИ И ОНЛАЙН-ЗАВИСИМОМ ОБЩЕСТВЕ