Пару дней назад в Москве отыграла сольный концерт Мария Минерва — эстонка, переехавшая в Лондон и внезапно ставшая новой надеждой экспериментального электро. На ее счету несколько EP, сделанных чуть ли не на коленке, два альбома, десяток психоделических клипов и сотрудничество с уважаемым американским лейблом Not Not Fun. Мария рассказала The Village о том, из чего рождается ее странная музыка, и о любви к творожным сыркам и пельменям. А также поделилась впечатлениями от своего пребывания в российской столице, во время которого она успела увидеть концерт On-The-Go, купить два раритетных винила и попасть в драку с нелегальными таксистами.

 

ОБ ОБРАЗОВАНИИ


Я начала делать музыку еще в Таллине, на последнем курсе Эстонской академии художеств. Было скучно, и холодно, и нечем особенно заняться, так что я завела себе что-то вроде вечернего хобби. Я окончила факультет истории искусства, а после решила продолжить учебу в Лондоне и поступила в Goldsmiths — это часть Лондонского университета, один из лучших колледжей в Европе. Я поехала туда — как вы это по-русски называете? Ас-пи-ран-ту-ра! Просто если хочешь найти хорошую работу, особенно в Лондоне, то тебе необходима ученая степень. Поступив, я уверенно себе сказала: так, все, давай учись и забудь обо всей этой музыкальной истории, ничего из нее не выйдет. Пока училась, я работала в баре, продолжала делать дома музыку без особых надежд, а потом меня подписал лейбл  и все закрутилось.

 

Гости столицы: Мария Минерва. Изображение № 1. Интервью: Художник Тарин Саймон о границах, иронии и кодах доступа

У меня нет музыкального образования, так что мне приходилось во всем разбираться самой. Нет, я не встаю в позицию «Ах, я женщина, я училась истории искусств, мне не положено разбираться в железках», просто так вышло, что я начинала с нуля. Отсутствие знаний очень замедляет процесс, но, к счастью, путь ошибок порой порождает интересный результат. Говорят, что мой саунд очень странный, но это из-за того, что я не умею толком обращаться с техникой и моя голова избавлена от клише. 



Гости столицы: Мария Минерва. Изображение № 2.

 

В Москве мы часто ловили мини-автобус, тут они называются marshrutka. Это напомнило мне Таллин — у нас они тоже были, но потом от них избавились. И еще я, конечно, каталась на метро — оно такое огромное. По-моему, я нигде не видела таких больших станций и эскалаторов, по которым надо ехать минут десять. Метро вообще многое говорит о городе. Вот я ненавижу парижский метрополитен, он такой тесный  ни влезть, ни выбраться.


 

 

О ЗВУКЕ И НОВОМ АЛЬБОМЕ

Разумеется, я постепенно работаю над качеством звука, но я начала выступать меньше полугода назад. Так что, скорее всего, через год буду звучать уже иначе. Люди привыкли, что все развивается очень быстро, как с Ланой Дель Рей — появилась одна песня, на следующий день она проснулась знаменитой, теперь выходит альбом, а все уже разочаровались. А чего вы ждали? Дайте ей перевести дух! Люди хотят быть клевыми, носить классную одежду и слушать правильную музыку, но порой это плохо отражается на артистах — им требуется время, а им его не дают.


Гости столицы: Мария Минерва. Изображение № 3.

 

Мы нашли магазин винила с отличной подборкой, и я купила пару редких пластинок из восьмидесятых в подарок другу. Всегда приятно потратить деньги на пластинки в таких маленьких лавках, потому что я знаю, что они пойдут не крупной корпорации, а энтузиастам, которым правда важна музыка. Я столько гигабайт скачала в своей жизни, но когда становишься музыкантом, то начинаешь задумываться о подобных вещах.


Музыка, которую я делаю, довольно экспериментальна, она все-таки рассчитана на узкий круг публики. Конечно, меня не будут показывать по центральным телеканалам. Вряд ли я смогу попасть в мейнстрим с тем, что делаю, — и даже не уверена, что хотела бы этого. Разумеется, я бы зарабатывала куда больше и носила дизайнерские шмотки, но как художнику мне приятнее сохранять независимость. У меня есть возможность ездить по миру с концертами, а для одного человека это более чем достаточно. Весной вот еду на Sonar, потом на фестиваль Unsound в Нью-Йорк и в Бухарест. А потом... потом, может, найду работу, кто знает.

 

Гости столицы: Мария Минерва. Изображение № 4.Интервью: Сергей Лобан, режиссер «Шапито-шоу»

Я сейчас пишу новый альбом в Лиссабоне — у меня там живет хорошая подруга, у которой оказалась свободная комната, и я уехала к ней на всю зиму. Кроме того, она держит галерею, которую я могу бесплатно использовать как студию. Не то что в Лондоне, где приходится буквально за все платить. А как только закончу альбом, то вернусь в Лондон и запрусь в библиотеке — надо начинать работу над диссертацией. У нас был очень интересный, супертеоретический курс о голосе, а мне всегда хотелось писать о своей любимой музыке в контексте истории и философии. Но тут не столь важно, о чем ты пишешь — об андеграунде или Бритни Спирс, это исследование возможностей и специфики голоса.



Гости столицы: Мария Минерва. Изображение № 5.

 

Я попала здесь на концерт группы On-The-Go. Обычно я такую музыку не слушаю, но у этих ребят большой потенциал, надеюсь, их ждет прорыв. Это же главная проблема музыкантов из восточного блока. Ты можешь быть сколь угодно хорош, но если ты хочешь выбраться на Запад, то тебе придется соперничать с сотнями похожих групп, для которых это родная сцена. Надо быть либо ебанько как я, либо суперпрофи с командой четких менеджеров. 


 


О ПАПЕ И БРЕЖНЕВЕ

Мои родители всегда меня очень поддерживали, хотя им грустно видеть, что мое поколение уезжает из Эстонии. С тех пор, как мы вступили в Евросоюз, это стало намного проще  и я, и множество моих друзей уехали. Кстати, мой папа — журналист, но в первую очередь комик. Он ведет колонку в газете, в разделе «Юмор», у него свое сатирическое шоу на радио и ТВ. А еще он дикий фанат истории и все время шутит про Советский Союз. Он был в полном восторге, что я еду в Россию и увижу все своими глазами. Кажется, он бывал здесь в восьмидесятых. И еще он тотально одержим брежневскими похоронами и вообще Брежневым. Когда ему было одиннадцать лет, он даже послал ему поздравительную телеграмму в духе «Наш класс из маленького городка на юге Эстонии поздравляет Вас с днем рождения, дорогой мистер Брежнев», и это опубликовали в газете «Правда». У него удивительное чувство юмора, врожденное, так что у меня было веселое детство.



Гости столицы: Мария Минерва. Изображение № 6.

 

Я очень хотела попасть в Мавзолей, но он был закрыт. Я слышала, что у вас обсуждается вопрос захоронения Ленина, с позиций этики это разумно, но с другой стороны, это часть истории, а она полна мрачных страниц и нерешенных вопросов. Забавно, потому что я и все мои друзья в Таллине — леваки. Эстония была частью СССР, и мы хорошо себе представляем, что такое коммунизм на практике, но при этом мы также читаем Маркса. 


 

О ДРУЖБЕ НАРОДОВ

Если честно, у меня было много предубеждений насчет русских. Я учила русский в школе одиннадцать лет, но у меня никогда не было русских друзей. Это многое говорит о том, как разделено общество в Эстонии. Помните этот конфликт с памятником Воину-освободителю, когда его пытались перенести из центра Таллина на кладбище? Он стоял около моей школы, так что я все это наблюдала своими глазами. После того как памятник убрали, начались уличные волнения, и протестовали не ветераны — на улицы вышла русская молодежь, которая никогда не видела ужасов войны. Они били витрины и тащили джинсы Hugo Boss из дорогих магазинов, крича «Россия! Россия! Все наше!». Все, конечно, были в шоке. И в этот момент отношения между русскими и эстонцами стали очень напряженными, это было заметно даже в общественном транспорте.

 

Гости столицы: Мария Минерва. Изображение № 7. Гости столицы: Художник Ричард Филлипс

Я помню, как в Таллине поймала с двумя русскими парнями машину, потому что пропустила последний троллейбус, и заплатила за них, а они пообещали снять деньги в банкомате и отдать, но просто убежали. Все эти мелкие детали создали у меня кучу предубеждений, всего лишь из-за нескольких неудачных эпизодов. Точно такие же предубеждения у людей по отношению к чернокожим или мусульманам.

 



Гости столицы: Мария Минерва. Изображение № 8.

 

После концерта мы пытались поймать машину, стояли на улице и умирали от холода. А наши русские друзья торговались и ввязались в драку с водителями, один назвал другого «kozel», тот в ответ назвал его «pederast», и я такая: «А, вот как ловят такси по-русски». В Лондоне весь сервис заменили автоматы, обычно ты слышишь в ответ: «Простите, ваш запрос отклонен». А тут, наконец, нормальное человеческое общение. Козел, педераст — и все счастливы. Это дико, но весело.


 



О СМЫСЛЕ БУНТА

До того, как в Лондоне начались уличные беспорядки, мне казалось, что все о'кей. Там все устроено очень жестко, с самого детства: сначала надо отдать ребенка в хороший садик, который стоит как обучение в университете, потом в хорошую школу, потом в университет, и после этого есть шанс найти отличную работу. Так живет весь миддл-класс. Но есть миллионы людей, которым это не по карману. Даже если ты приехал туда из другой страны, но у тебя есть деньги на обучение, то у тебя все равно больше шансов устроиться в жизни, чем у детей иммигрантов, которые там родились. И когда им выпадает возможность протестовать, они идут на улицы и тащат сникерсы из магазинов — так же, как у нас крали джинсы. Достаточно одного импульса.

 

Гости столицы: Мария Минерва. Изображение № 9. Иностранный опыт: Как жители Лондона борются с погромами

Мне всегда казалось, что я супероткрытая, но когда я впервые в жизни начала встречаться с чернокожим парнем, у нас было несколько диких идеологических стычек. Он обвинял меня в высокомерии: «Ты испорченная белая девушка из Восточной Европы, ты понятия не имеешь о том, откуда я». А он обычный парень из лондонского миддл-класса. И только тогда я действительно начала понимать: я выросла в обществе, где 99% белые, и не задумывалась об этом, а человека, действительно, может задеть малейшее неверно сказанное слово или ошибочный стереотип. В Лондоне ты ежедневно общаешься с людьми разных национальностей из разных стран, но как только вы сближаетесь, оказывается, что все немного сложнее.



Гости столицы: Мария Минерва. Изображение № 10.

 

Мы ходили в «Солянку» посмотреть на симпатичную молодежь, очаровательных русских hipsteri. Они все такие хорошенькие, моей маме бы очень понравились! Вообще мы зашли туда поужинать. Каждый раз, когда я возвращаюсь в Эстонию, первым делом ем пельмени — их вкус напоминает мне обо всем лучшем в жизни. Здесь я сразу купила в магазине творожный сырок и пельмени, и в «Солянке», надо признаться, я тоже ела пельмени.


 

О РУССКОМ ДУХЕ

Я не успела увидеть здесь даже пяти процентов того, что хотела, но я планирую вернуться сюда в июне с другими артистами с лейбла, у нас будет тур. Надеюсь, летом мне удастся устроить себе архитектурную прогулку по городу, рассмотреть все эти знаменитые конструктивистские здания, которые я пока видела только из окна машины.  Но я очень прониклась русским духом, ментальностью, все безумно доброжелательные, гостеприимные и веселые. Например, я три часа болтала с парнем, который живет в Москве и разогревал меня в Питере. Обычно приезжаешь в какую-нибудь Австрию или Голландию, и все супервежливые и милые, но нет этого безумия. А русские, конечно, совершенно сумасшедшие и очень искренние. И, кстати, похожи на эстонцев. Я знаю, у вас тут шутят, что мы медленные. В этом есть доля правды, но на самом деле у нас очень много общего. В Европе все слишком нормальные, а мне это не совсем свойственно.