Инженер театрального прогресса Эдуард Бояков, за плечами которого создание фестиваля «Золотая маска», театра «Практика» и пермских проектов «Текстура» и «Сцена-молот», обживает место с историей. Под его руководством в легендарной Большой аудитории Политехнического музея начинает работу «Политеатр».

В фойе Политеха до сих пор стоят макеты двигателей, и голова Ленина сверкает разноцветными осколками в монументальном мозаическом панно. Впрочем, нововведения тоже заметны: за углом открылся продвинутый книжный «Циолковский», а обновленный Лекторий занимается популяризацией последних естественнонаучных достижений под дружелюбными заголовками вроде «Роботы летят на Марс». Через два года музей закроют на реконструкцию, чтобы превратить в современный центр высоких технологий, наук, искусств и ремесел. А пока театр должен вернуть сюда взыскующего гуманитария.

Не тронув внешний облик, Большую аудиторию напичкали современной световой и звуковой аппаратурой. Здесь важна акустика. «Политеатр» поселился не просто в музее, но в месте, где на протяжении всего ХХ века было принято спорить и читать стихи. Маяковский, Крученых, «суд над имажинистами» и «суд над театральным сезоном», потом Евтушенко, Рождественский, Ахмадуллина. Идея пригласить Боякова возникла у руководства музея после летней премьеры его спектакля «Стихи про Москву» во дворе института «Стрелка».

 

«Политеатр»: Программа в лицах. Изображение № 1.«Платформа»: Экспериментальная театральная площадка открывает новый сезон
«Политеатр»: Программа в лицах. Изображение № 2.События недели: ANBB, Nouvelle Vague, 
«Современное искусство Японии», открытие «Политеатра»


«Политеатр» открывается сегодня спектаклем «Волны» по рассказам Владимира Сорокина. В ближайшей афише также документальный портрет, футуристическая антиутопия и, конечно же, поэтические вечера. The Village попросил главных действующих лиц новой площадки рассказать, каким им видится новый театр.



 

«Политеатр»: Программа в лицах. Изображение № 3.
 

Эдуард Бояков, арт-директор «Политеатра», режиссер спектакля «Волны»:

«Как бы мы ни любили наш подвал на Патриарших, как бы мы ни радовались возможности играть на "Стрелке", на "Винзаводе" или в "Гараже", есть места, которые обозначают совсем другой уровень ответственности. И Политехнический музей, безусловно, одно из таких мест. Я поражен, как быстро мы забыли об этой площадке. Притом, что поколение наших родителей помнит триумфы поэтических вечеров в Политехе. В 60-е сюда невозможно было попасть. Это была духовная и интеллектуальная Мекка. Болотная площадь того времени была здесь.

Пора митингов закончилась. На митингах воспроизводятся смыслы, которые рождаются на других территориях и внутри других практик. И театр — это одна из таких практик. Очень важно находиться в одном пространстве с единомышленниками и сопереживать что-то отличное от эмоции митинга, что-то гораздо тоньше. В театре может произойти не только личностный, но и гражданский рост. При этом переводить все в жанр политперформанса или акционизма мы не собираемся. Мы будем говорить о простых вещах, которые волнуют всех нас: о сексе, о детях, о политике, о наркотиках, о феминистках, о деньгах, о медиа. Только если мы будем делиться этим друг с другом, мы сможем вырасти в настоящий социум.

Спектакль-открытие "Волны" выбран не случайно. Это очень внятный программный жест с нашей стороны. Мы будем очень внимательно относиться к слову и к человеку, который работает с этим словом. Нас интересуют люди, которые наделены собственным опытом, которые могут экспонировать его на сцене. Хазанова, Смехов, Дапкунайте, Филиппенко, Солодовникова как раз из таких».



 

«Политеатр»: Программа в лицах. Изображение № 4.  

Вениамин Смехов, исполнитель главной роли в спектакле «Волны», автор вечера «Память места»:

«С этим местом меня многое связывает. В 60-е я выступал здесь с Высоцким, читал Вознесенского. Теперь же играю Сорокина. Текст "Волн" принадлежит вечно прекрасной русской словесности, которая обновлена его талантом. Такого Сорокина не было даже у самого Сорокина. В последние годы начинания Эдуарда Боякова и примкнувших к нему молодых забияк совпадают с моими интересами. Я познакомился с ним в Перми на фестивале поэзии, где на огромный зал не было никого старше 27 лет. Утверждение, что новое поколение глупее предыдущего — абсолютная ложь. Важно знать грибные места».



 

«Политеатр»: Программа в лицах. Изображение № 5.

 

Алиса Хазанова, исполнительница главной роли в спектакле «Волны»:

«Большая Аудитория — совершено замечательное пространство. Здесь голос совсем другой, меняются ощущения. Но что удивительно, у меня нет чувства, что я не в театре. Мы идем от обратного — мы привносим театр в это пространство».



 

«Политеатр»: Программа в лицах. Изображение № 6.
 

Владимир Агеев, режиссер спектакля «Выбор героя»: 

«Плоская неглубокая сцена заставляет художника-сценографа искать остроумные ходы. В нашем спектакле она будет малым отражением амфитеатра. Половина действия пьесы происходит в зале суда, зрители оказываются на месте присяжных. На дворе 2014 год. Уже принят закон об интеллектуальном терроризме, позволяющий государству эффективнее контролировать искусство. Подсудимый — режиссер. Его прототип, герой культового американского романа, по мотивам которого написана пьеса, — архитектор. Вообще архитектура — это такой синтез физики и лирики, уместный в Политехническом музее. На афише спектакля небоскребы — гигантомания, свойственная техногенной антиутопии. При создании этой среды мы ориентировались на фильмы "Олимпия" и "Метрополис"».



 

«Политеатр»: Программа в лицах. Изображение № 7.
 

Юрий Муравицкий, режиссер спектакля «Артемий Лебедев. Человек.doc»:

«Спектаклем про Артемия Лебедева мы начинаем новую серию документального цикла "Человек.doc". Герои первых десяти спектаклей были связаны с исполнительскими искусствами, для них публичное пространство, будь то сцена или кафедра, было привычным. В большинстве случаев они играли себя сами. Новая серия посвящена айтишникам, героям рунета. Их будут играть актеры. В своем спектакле мы предъявляем не говорящую голову Лебедева, но собственное представление о нем. Спектакль замечательно вписывается в пространство Большой аудитории, потому что у нас получился спектакль-манифест».



 

«Политеатр»: Программа в лицах. Изображение № 8.
 

Вера Полозкова, поэт:

«К шестидесятникам я чувствую большую нежность, к их пылу, смелости и наивности. Все эти кадры из фильма Марлена Хуциева вызывают во мне жгучую ностальгию по эпохе, в которую росла моя мама. Вениамин Борисович Смехов мне много рассказывает о тех временах. Выход на эту сцену будет серьезной проверкой профессиональной и личной состоятельности».



«Политеатр» в Политехническом музее
Новая площадь, 3/4, подъезд №9 
polyteatr.ru