СОВРЕМЕННЫЕ СКУЛЬПТУРЫ

Современные скульптуры хорошо смотрятся в окружении старой архитектуры. Такое встречается во многих городах. Исторические места и современное искусство порой вместе могут смотреться очень интересно. Но нужно искать подход к каждому месту и к каждой ситуации индивидуально. Когда скульптурный парк открылся в Йоркшире в 1977 году, мы начинали со значительно меньшей выставки, чем сегодня в Киеве (В ботсаду им. Гришко. — Прим. ред.), и много трудились, чтобы создать аудиторию, услышать и привлечь её.

Kyiv Sculpture Project: Куратор Хелен Феби о демократичных скульптурах и открытом Киеве. Изображение № 1.

Мы даём подробную информацию об авторе и его работе, это даёт глубокое понимание. Но всё же, я думаю, главное — чтобы людям просто нравилось. К примеру, в скульптуре «Кое-кто и кое-кто» Евы Ротшильд людям может нравиться цвет, форма. Можно ходить вокруг работы Найджела Холла и видеть, как она меняется с разных ракурсов. Или же «Дом знаний» — её автор Жауме Пленса говорит, что рос среди книг, будто в лесу букв, и это видно в его работе. Такая дополнительная информация помогает понять автора, но в первую очередь нужно наслаждаться скульптурой. Это очень красивая работа, и она здесь как дома, в правильном месте.

Ева Ротшильд. «Кое-кто и кое-кто». Изображение № 2.Ева Ротшильд. «Кое-кто и кое-кто»

Kyiv Sculpture Project: Куратор Хелен Феби о демократичных скульптурах и открытом Киеве. Изображение № 5.

Большие монументы прославляют одну историческую фигуру. Чаще всего они возвышаются, стоя на больших плитах, и смотрят на всех сверху, как бы говоря: «Мы сильнее вас!» А современные — находятся рядом, в том же пространстве, что и люди. Про них можно говорить: «Мне нравится эта скульптура, её цвет, а эта — нет, мне не нравится её форма». Словом, современные скульптуры более демократичные.

Kyiv Sculpture Project: Куратор Хелен Феби о демократичных скульптурах и открытом Киеве. Изображение № 6.

Современные скульптуры не нарушают уникальной атмосферы старых парков. К такой скульптуре существуют разные подходы, именно это мы показываем в Йоркшире. Можно подобрать из готовых работ ту, которая будет хорошо смотреться, с чем-то перекликаться. А можно заказать скульптуру специально для этого места. Это как заказывать в квартиру кухню и знать, что она идеально впишется. А ещё есть подход, когда место и люди, которые там живут, могут стать частью скульптуры. Пример такой скульптуры — работа Карлоса Канакое «Как Земля мечтает быть похожей на Небо». Он оформил пространство как ночной город, подсвеченный фонарями, и выглядит это как созвездие. Это очень красивая вещь. В созданном им городе он показал светом дом, в котором родился, исторически важные места. Но, как по мне, особенно важным стало то, что были опрошены жители, их попросили поделиться воспоминаниями о городе. Например, маленькая девочка рассказала, в каком парке любит кататься на велосипеде, именно его и подсветили. А ещё был слепой мужчина, который рассказал, что последнее, что он увидел в городе, это часовня. Это очень красивая работа, и в ней воспоминания людей. Это не просто монумент королю или премьер-министру. Это другой подход, который может быть применён. В процесс создания скульптуры привлечены люди, чтобы магию воплотить в жизнь.

 

Kyiv Sculpture Project: Куратор Хелен Феби о демократичных скульптурах и открытом Киеве. Изображение № 7.Парк скульптур в Йоркшире — крупнейшая открытая галерея в Англии: 500 акров территории и 250 000 человек в год

Kyiv Sculpture Project: Куратор Хелен Феби о демократичных скульптурах и открытом Киеве. Изображение № 8.

Если бы скульптуры KSP можно было оставить в Киеве, их не стоило бы никуда перемещать из ботсада. Мне кажется, они очень хорошо смотрятся здесь, на этом ландшафте, в зелени. «Дом знаний» раньше выставлялся в центре городов. И это тоже хорошо смотрелось. В зависимости от места скульптура приобретает другую атмосферу. И нет правильного или неправильного места. Они хорошо смотрятся в парке, но и хорошо будут выглядеть в городе.

Kyiv Sculpture Project: Куратор Хелен Феби о демократичных скульптурах и открытом Киеве. Изображение № 9.

Киевские скульптуры мне показались интересными, потому что мне их объяснили. Ведь без объяснений для меня они такие же, как в Париже, Франкфурте или Лондоне. Но современные скульптуры сильно отличаются от памятников, которые есть в каждом городе и характеризуют его. Современные скульпторы работают в более поэтической форме. Хорошо, когда есть памятники, но ещё лучше, когда есть работы вроде «Наследственной мантии», которые показывают историю в другой манере.

Суй Цзяньго. «Наследственная мантия». Изображение № 10.Суй Цзяньго. «Наследственная мантия»

Kyiv Sculpture Project: Куратор Хелен Феби о демократичных скульптурах и открытом Киеве. Изображение № 11.

Традиция касаться скульптур и загадывать желания довольно мила. И это абсолютно естественно. С древних времён у людей был объект поклонения, который помогал им, например в охоте. А также религиозные объекты, символы, мистические ритуалы. Люди сами наделяют объекты магическими свойствами и верят в это. Приживётся ли такая традиция в Kyiv Sculpture Project? К сожалению, скульптуры загорожены, как и в Йоркшире. Но если бы они стояли в городе, то почему бы и нет.

 

КИЕВ

Киевский памятник Ленину — это артефакт, как в музее. Но мне так кажется, потому что это не моя история. Но я понимаю людей, которые жили в то время, и памятник для них — ассоциация с плохим временем. А Родина-мать очень впечатляющая! Это сильная идентификация города. Как статуя Свободы в Нью-Йорке или Ангел Севера в Англии. Это то, что изображают на открытках. Когда я первый раз приехала в Киев и увидела её, я сказала: «Вау!» Удивительная статуя, смелая, уверенная.

Родина-мать в Киеве. Изображение № 12.Родина-мать в Киеве

Kyiv Sculpture Project: Куратор Хелен Феби о демократичных скульптурах и открытом Киеве. Изображение № 15.

По пути из аэропорта в центр поражают огромные здания, как город будущего. Мне любопытна брутальная архитектура, ведь архитектура в целом показывает историю места. В Киеве очень много красивых мест, но больше всего понравились золотые купола церквей, сверкающие на солнце. Выглядит богато. А вот Крещатик был закрыт, когда я приехала, но мне он понравился — такой энергичный.Kyiv Sculpture Project: Куратор Хелен Феби о демократичных скульптурах и открытом Киеве. Изображение № 16.

Открытый город, готовый к общению, в отличие от многих других, где после работы люди сразу идут домой и центр пустеет. Киев живой и нравится людям. Все чем-то заняты и гуляют по улицам даже ночью, с семьями. Видно, что здесь мегаполис определяет жизнь людей. На площади Независимости есть интересная архитектура и много символов. В Киеве много души, истории, а ещё — много людей, которые о нем заботятся. И это самое важное: «Смысл жизни в самой жизни» (Meaning of living, not meaning of life) — вот вам и ответ, почему мы здесь.

 

Kyiv Sculpture Project: Куратор Хелен Феби о демократичных скульптурах и открытом Киеве. Изображение № 17.Гид по Arsenale 2012

Kyiv Sculpture Project: Куратор Хелен Феби о демократичных скульптурах и открытом Киеве. Изображение № 18.

Я видела не очень много современных скульптур в Киеве, но поняла, что всё быстро развивается. Что особенно важно — и это моё личное мнение — что здешние скульпторы остаются украинскими и корни их на Украине, но при этом они быстро растут и развиваются. Каждый по-своему, но при этом у каждого — украинская душа.

Kyiv Sculpture Project: Куратор Хелен Феби о демократичных скульптурах и открытом Киеве. Изображение № 19.

Думаю, украинцы могут быть смущены современными скульптурами. Потому что все знают, о чем Родина-мать, все понимают её смысл, содержание этой скульптуры. А у современных скульптур нет таких же смыслов, потому что их авторы более свободны в своём творчестве. Но это означает, что и люди вольны формировать своё понимание и отношение к этой скульптуре. Нет правильного или неправильного пути понимания. Часто скульптуру просто чувствуют. Как только люди почувствуют скульптуру, она будет значить что-то лично для них, и это хорошо.