В глазах петербуржцев американцы ещё с советских времён кажутся жителями другой планеты, приезжающими в основном посмотреть на Эрмитаж и Спас на Крови. Но есть и те, кто остаётся в городе надолго. Правда, их порой сложно отличить от местных жителей: почему-то именно у выходцев из США отлично получается выучить русский и перенять местные привычки и образ жизни.

The Village побеседовал с выходцами из Нью-Йорка, Чикаго и Солт-Лейк-Сити и узнал, чем они занимаются в Петербурге, куда ходят и как общаются между собой.

 

История 

Первые американцы в Петербурге появились ещё до того, как царский двор официально признал независимость США в 1794 году. Однако вплоть до последнего десятилетия XX века в городе их почти не было. В Петербург 90-х американцы ехали из романтических побуждений: СССР только что распался, Россия, приподнявшая железный занавес, стала доступнее для выходцев из стран Запада. В конце 1980-х, на волне моды на perestroyka, в некоторых американских школах даже появились классы русского языка. Правда, грамматику там практически не преподавали. Обычно всё ограничивалось песенками, при помощи которых школьники старательно заучивали русский алфавит и простейшие слова. К концу 90-х романтические чувства улетучились: сейчас американцы обычно едут в Петербург на учёбу.

 

Лига наций: Американцы в Петербурге. Изображение № 1.

Нэйтон Кокс

Представитель Американского совета
в Петербурге

 

Для большинства моих сверстников из поколения, рождённого в 70-е годы, Россия ;— это страна-загадка. Нынешнее поколение студентов интересуется Россией с точки зрения политики, истории, бизнеса. Многие едут изучать в Петербурге литературу и язык.

 

Сколько американцев живёт в Петербурге, не может сказать никто: отмечаться в местном консульстве приезжие не обязаны. Бывает даже что студенты едут сюда самостоятельно, в обход стандартных программ обмена. Официально в Генконсульстве придерживаются цифры в 1 000 человек. Заодно напоминают об огромном количестве американских туристов: 130 000 в 2011 году и чуть больше в 2012-м.

 

Вузы, в которых учатся американцы

РГПУ имени Герцена (факультет русского
как иностранного)

около 30 человек

 

СПбГУ 
(факультет политологии)

около 50 человек

 

Смольный институт свободных искусств
и наук

до 50 человек

Большинство американских студентов в Петербурге либо изучают русский язык, либо занимаются политологией. Для специалистов по России в США постоянно придумывают новые термины. 30 лет назад были советологи. Теперь они стали кремлинологами.

 

Лига наций: Американцы в Петербурге. Изображение № 2.

ТРИНА СЕН

Юрист

 

У нас в американском университете есть такая система, называется liberal arts education, в которой можно изучать что угодно не только на своём факультете. У нас было много курсов по разным темам, связанных с Россией или с СССР, в том числе о советских фильмах, искусстве, литературе, театре и, конечно же, истории. Я больше всего интересовалась «матерью» этого всего, т. е. Россией, и её главными ребятами: Лениным, Сталиным, Хрущёвым, Брежневым, Горбачёвым и даже теми стариками до него. 

 

Чтобы попасть в Петербург, американцам нужно потратить около трёх месяцев на беготню с документами. Один — на получение приглашения, без которого визу не дадут. Ещё один — для оформления собственно визы. И несколько недель на получение регистрации (многие едут больше чем на 90 дней, а первая виза этой возможности не предоставляет).

 

Лига наций: Американцы в Петербурге. Изображение № 3.

Популярные профессии:
учёные,

 преподаватели,

 студенты, 

сотрудники
посольства

Нэйтон Кокс: «Однажды меня остановил полицейский в метро. Спрашивает: „Американец? Говоришь по-русски? Слушай, у меня есть родня в Штатах, не знаешь, как их найти?“ В другой раз я на вокзале в Ростове-на-Дону сел на пол — у нас так можно сделать. Ко мне подходит полицейский и говорит, что, мол, так садятся только хулиганы. А когда увидел мой американский паспорт, то говорит: „Я монеты иностранные собираю, и мне не хватает некоторых американских монет“. Открываю кошелёк — там оказались как раз те, которые он искал. В итоге получилось где-то около $1,41& — это была единственная „взятка“, которую я заплатил в России».

 

Официальные организации

Такого понятия, как американская диаспора, не существует в принципе. Выходцы из США здесь мало общаются с соотечественниками, стремясь впитать местный колорит: от пельменей и дешёвых сигарет до баров на Думской и тесных квартир в центре города.

В консульство петербургский американец идёт только если с ним случились большие неприятности: его обокрали, избили, он потерял паспорт или не может связаться с родными. Как говорят в самом диппредставительстве, бывает это крайне редко.

Трина Сен: «Я обращалась всего три раза. Сначала у меня закончились чистые страницы в предыдущем паспорте и нужно было получить дополнительные странички для какой-то визы. Потом я туда пришла, когда срок моего паспорта истекал и нужно было получить новый. В третий раз я обратилась в консульство, когда получала очередное разрешение на работу: после получения нового паспорта, в котором указано просто „выдан: Госдеп“, российские власти затребовали информацию о том, где конкретно выдали документ». 

Ещё в консульство ходят, чтобы проголосовать на выборах. Но голоса тех, кто пришёл на избирательный участок в Петербурге, по сути дела мало что меняют. Бюллетени отправляют в США почтой, там их считают, как правило, только если есть сомнения в победе того или иного кандидата. В ;этом году, говорят, особых сомнений не было.

 

Образ жизни

По статистике консульства, американцы, приезжающие в Петербург надолго, остаются в среднем на четыре года. При этом они говорят по-русски лучше большинства других иностранцев: почти без акцента, с правильными окончаниями и даже с вполне уместными вкраплениями разговорной речи.

При том, что почти все американцы говорят, что город им очень нравится, перечисление того, что их поражает, раздражает, пугает и удивляет, займёт не одну минуту. В Петербурге очень темно — «это психологически трудно переносить». Люди живут в коммунальных квартирах — «а как быть с личным пространством?».

Трина Сен: «Больше всего меня удивили бахилы. При всём моем уважении к привычкам и традициям, в этом есть что-то смешное, особенно когда нужно их купить при входе в поликлинику.

Ещё вы одержимы чистой обувью! В Америке только бизнесмены так сильно заботятся о ботинках. Когда я начала работать тут, о туфлях, конечно, мало думала. Но через какое-то время я стала замечать, что начальник смотрит на мои туфли с очевидным осуждением. Когда я начала встречаться с русским парнем, то смеялась над тем, как долго он чистил свои ботинки перед выходом из дома. Я его спрашивала тогда: «Зачем это? Через пять секунд на улице они опять станут очень грязными!» А теперь я и сама так делаю!

А питерская горячая вода пахнет то ли кровью, то ли металлом. Смущает и то, что в Питере нельзя бросать туалетную бумагу в унитаз, а нужно бросать в мусорное ведро. Это отвратительно!

Меня удивляют слова, которые я не встречала до того, как приехала в Россию, хотя они вроде бы взяты из английского языка: арт-директор, диджей-бар, фейсконтроль (последнее — моё любимое, очень смешно звучит!). И „демократичная цена“: демократия — это же политическая система, нельзя же описать таким прилагательным цену, не имеющую никакого отношения к политике!»

 

Лига наций: Американцы в Петербурге. Изображение № 4.

СОФИЯ БАКМАН

Студентка РГПУ
имени Герцена

 

Незнакомые люди тут не улыбаются. С другой стороны, людей тут очень много, город большой. Но я даже бы сказала, что после того, как люди познакомились, друзья здесь ближе, чем в США. Это интересно.

 

Отдельная тема для разговора с американцем — местный общественный транспорт. Во-первых, его много, что для обычного американского города большая редкость. Во-вторых, он относительно чистый. В-третьих, он большей частью по расписанию. В том же Нью-Йорке метро может работать с перебоями, поезда ждут по 15–20 минут, линии постоянно закрывают на ремонт, легко потеряться. Возмущает только то, что в городе, где даже книжные магазины работают круглосуточно, ночного транспорта практически нет. 

Нэйтон Кокс: «На самом деле тут спокойнее, чем в любом городе США. Потому что тут никто не носит огнестрельное оружие. С ножом-то я как-то смогу справиться, но вряд ли увернусь от пули». 

 

Лига наций: Американцы в Петербурге. Изображение № 5.

ЛИАНА САТЕНШТЕЙН

Студентка

 

А ещё было круто поехать в так называемом gypsy cab (частник-нелегал. — Прим. ред.). Кажется, очень опасно ехать с кем-то неизвестным, но на самом деле это очень круто — поехать быстро, когда ты не знаешь, кто сидит рядом. Очень тупо звучит, но мне понравилось.

 

 

Места

Ещё в нулевые в Петербурге существовало два заведения с американскими владельцами — City Bar и The Other Side. Большинство экспатов ходили именно туда. Сейчас бары закрылись, а часть их посетителей переместились на Думскую, в «Стирку» и Mishka Bar. Многие хвалят местные «Макдональдсы» и Carl’s Junior, отмечая, что бургеры в них намного вкуснее, чем в тех же сетях в Нью-Йорке. А вот, к примеру, бейглы из Brooklyn Local настоящий американец не признаёт за национальную еду. В США вряд ли кому-то придёт в голову положить в качестве начинки маринованные огурцы.

Со своими соотечественниками большинство студентов и аспирантов общаются в общежитии СПбГУ на улице Кораблестроителей. Как и другие приезжие студенты, они снимают квартиры компаниями, но, как правило, не по национальному признаку. Примечательно, что некоторые селятся в общежитии гостиничного типа на Казанской улице. Кроме иностранцев, которые ищут более комфортные условия, чем обычная студенческая общага, там можно встретить выходцев из богатых сибирских регионов.

Трина Сен: «У меня только русские друзья и почти нет экспатов в компании. Это, кстати, мне больше всего помогло и помогает выучить русский язык. Я часто хожу в бары на Фонтанке: Mishka-бар, „ПирО.Г.И.“, „Продукты“. Но познакомилась со всеми в „Стирке“ года два назад. Там тоже бывали иностранцы. Кстати, я помню только один момент, когда я пообщалась с американцами, когда была лётная программа для американских law students на юрфаке (я через работу тоже поучаствовала), мои земляки как раз ходили в „Стирку“, потому что кто-то из них читал про неё в путеводителе».

Фотографии: jmtimage, Corrine Klug