Американец Энди Батлер детство провёл в католической школе для мальчиков в Колорадо, откуда сбежал, став в 15 лет диджеем в садомазо-баре в Денвере. С детства он писал песни, вдохновляясь Kraftwerk, что вылилось в создание им в возрасте 28 лет весьма колоритной группы под названием Hercules and Love Affair. Песни Энди там исполняли множество вокалистов, самый известный из которых — Энтони Хегарти, спевший знаменитый хит «геркулесов» — Blind. С группой и самостоятельно Энди часто бывает в Москве. 7 марта корреспондент The Village Софи Тронза встретила Батлера перед его диджей-сетом в баре Carabas и допросила о любимых местах и людях в Москве.

Гости столицы: Энди Батлер, основатель Hercules and Love Affair. Изображение № 1.

 

— Только честно: как тебе в Москве?

— Я влюблён в Москву! И поверь, я не говорю этого в каждом городе. Я обожаю публику, которая приходит здесь на мои выступления: она сумасшедшая в хорошем смысле слова. Это меломаны, причём из модных ребят, которые хорошо одеваются и знают толк в тусовках. Возможно, я даже немного избалован вашей аудиторией.

— Это ты о публике в каких местах?

— Например, бар «Симачёв», где прошло моё первое московское выступление. Теперь каждый раз, когда я в Москве, захожу туда. Мне нравится там всё: как организовано небольшое пространство клуба, хороший свет на танцполе и отменные диджеи. Плюс там есть возможность познакомиться с разными занятными людьми вроде того же Дениса Симачёва.

— Где ещё тебе нравится в Москве?

— Как-то раз я был на afterparty в техно-клубе. Такое большое, тёмное, даже немного зловещее место. Мне там очень понравилось.

— Arma17?

— Да, оно! Это заведение напомнило мне старые времена в Нью-Йорке, настоящий андеграунд — тогда внутри клубов было так темно, что ты не мог рассмотреть лица людей, зато там была незабываемая атмосфера. Когда я переехал в Нью-Йорк, там был очень популярен клуб Twilo. Там я познакомился с Ларри Ти и Джуниором Васкесом. Ещё я ходил в Tunnel и подобные места.

— Ты же не в Нью-Йорке родился?

— До переезда туда я рос в Колорадо и до переезда в Денвер учился в католической школе для мальчиков. При этом нью-йоркская сцена больше всего повлияла на мой музыкальный вкус, да и не только. Я перебрался в Нью-Йорк, когда мне было девятнадцать. Тогда там были прекрасные клубы: The Sound Factory, Limelight, Centro-Fly и так далее.


 

 

 мы пошли в обычный магазин.
там, кроме нас, пиво брали очень брутальные мужики. и знаешь, милейшие люди оказались

 

 

— Московские клубы могли бы с ними соперничать, как по-твоему?

— Чаще всего я играю в Москве на закрытых вечеринках — недавно вот с Hercules and Love Affair выступал на корпоративе Audi в красивейшем особняке. Вообще, я был во многих приятных местах, названий которых не запомнил. И в этом районе я впервые. Как он называется?

— Хамовники. А в этом баре часто тусуются креативные ребята из расположенных вокруг digital-агентств. Я сама, например, прямо напротив Carabas работаю.

— Тут как будто немного пафосно, но мне нравится.

— Наверняка тебя в Москве не раз пытались накормить борщом?

— Я впервые попробовал его ещё в Нью-Йорке. Мне было 19, и я его до сих пор люблю. С этой, как её, сметаной. У нас есть ресторан Veselka, в Ист-Виллидж. Ему уже лет тридцать, наверное. Он работает круглосуточно, и после клубов все — и я в том числе — едут туда.

— А где борщ, там и пельмени?

— Что-что?

— Пельмени — это мясо в тесте, национальная русская кухня.

— Не видал такого. Вот икры я за свою жизнь съел достаточно. А уж как водку люблю! Вообще, если говорить про алкоголь, последнее время я стал патриотом — предпочитаю бурбон. Правда, когда играю в Москве, обычно пью водку с энергетиком, что жестковато, приходится согласиться. Но что поделаешь, за вертушками особенно нужна энергия.

Гости столицы: Энди Батлер, основатель Hercules and Love Affair. Изображение № 7.

— В чём главное отличие клубной Москвы от других мегаполисов?

— Москва — другая. Люди, которые ходят в бары и клубы, в них общий дух чувствуется, единство определённое, понимаешь? В Нью-Йорке этого нет: клабберы считают себя слишком крутыми. В Москве люди более открытые.

— Уверяю, у нас то же самое.

— То есть все эти чудесные люди в Carabas ради меня сейчас стараются? Ха-ха. Вообще, я бы поставил Москву, например, выше Берлина по части продвинутости. И люди здесь куда интереснее. Глядя на них, пробуждаются самые разные желания.

— Уже успел подружиться с местными тусовщиками?

— Есть парочка. Владимир, фэшн-редактор на фрилансе. Не знаешь его? Он небольшого роста. Человек — вечный двигатель! Или вот Роза, из Сибири, азиатка необыкновенной красоты. Мы как раз познакомились в Arma17. Помню, после «Армы» мы с Владимиром, Розой и ещё парочкой человек шли к Владимиру домой. Утро, солнце вовсю светит. И тут кто-то говорит: «А пойдёмте пивка возьмём». И мы пошли в обычный продуктовый магазин, который в семь утра пиво продаёт, представляешь? Это было поразительно. Там, кстати, кроме нас, пиво брали несколько очень брутальных мужиков, угрожающей наружности. И знаешь, милейшие люди оказались.

— Можно я твои ботинки заинстаграмлю?

— Да не вопрос.

Гости столицы: Энди Батлер, основатель Hercules and Love Affair. Изображение № 16.

 

 

Фотографии: George Sandman Popov, Карина Гафиатуллина