Немец Эдгар Мюллер — необычный художник. Он рисует на асфальте масштабные картины, которые под определённым углом просмотра выглядят объёмными. Судя по рассказам самого Мюллера, он рисует чуть ли не с младенчества, а в 16 лет неожиданно для самого себя увлёкся стрит-артом. К своим 44 годам он объездил по работе практически весь мир. Мы познакомились с художником в подмосковном Красногорске на фестивале уличных искусств «Изумрудные холмы», где он изобразил на асфальте пещеру с водопадом, изумрудами и доисторическим моллюском на дне. И пока росла очередь из желающих сфотографироваться на краю нарисованной Эдгаром пропасти, мы узнали о том, что он видит в лицах русских людей и как сделать карьеру на таком, казалось бы, малоперспективном поприще.

Гости столицы: Художник 3D-граффити Эдгар Мюллер. Изображение № 1.

— Эдгар, сегодня на вашу работу пришли посмотреть в основном родители с детьми. А как ваша семья относится к вашему необычному занятию?

— Мои братья, сёстры и родители живут в Германии недалеко от меня, за моими перемещениями по миру они следят через Facebook. Все родственники поддерживают меня. Более того, никто из них не сказал ни слова против, когда за год до диплома я объявил, что бросаю учёбу в институте и отныне буду заниматься исключительно стрит-артом. Ещё в студенческие годы я заработал свои первые деньги рисунками на асфальте. Тогда родители и сказали: «Хорошо! Занимайся тем, что тебе действительно нравится!»

— Вы обладатель титула «Маэстро уличной живописи». Кто вам его присудил? Есть какая-то специальная комиссия?

— В Италии в городе Градо вот уже более тридцати лет проходит конкурс рисунков на асфальте, в котором нужно трижды победить, чтобы стать «маэстро». Я много лет участвовал в нём и сначала завоевал титул ученика, а потом и маэстро.

— Одержать верх было сложно?

— Да! Дело в том, что итальянцы очень религиозны, а Градо — настоящая Мекка для паломников. Меня же не особенно прельщала идея изображать Мадонну с младенцем. Пришлось схитрить: я сделал на асфальте копию картины «Ужин в Эммаусе» Караваджо. Тут жюри и растаяло.

— Как часто вам приходится покидать Германию ради очередного проекта в другой стране?

— На самом деле я стараюсь браться не более чем за два-три масштабных проекта в год. Дело в том, что занятие это довольно дорогостоящее, да и подготовка занимает много времени.

  

В августе я еду в Японию рисовать огромную картину перед музеем современного искусства.
Мне обещали, что сохранят её на несколько лет

  

— Сколько же вы готовились к поездке в Красногорск?

— Около двух месяцев. Сначала просто гулял у себя в Германии по лесу, вдохновлялся природой, прикидывал, что я могу изобразить для россиян. Хотелось, чтобы картина был понятна любому — и взрослому, и ребёнку. Так родилась идея изобразить изумрудную пещеру с аммонитом на дне. После я изготовил набросок, это заняло две недели. Приехав в Красногорск, я вместе со своими помощниками за шесть дней нарисовал то, что вы видите сейчас перед собой.

— Сильный дождь, который шёл последние дни, не помешал вашей работе?

— Над всей площадью картины был установлен шатёр. Немножко, правда, всё-таки подтекало снизу, но мы тут же собирали тряпками всю воду.

— В этот раз Россия встретила вас грозой. Но вообще вы уже в четвёртый раз здесь. Какие ассоциации у вас вызывает Россия?

— Мне нравится ваш менталитет. По лицам русских людей сразу видно, что они думают и какие эмоции испытывают. Русские, в отличие от европейцев, не пытаются скрыться за маской.

— Есть мнение, что мы угрюмы.

— Порой и такое впечатление может сложиться (Улыбается.), но при этом настроение русских очень переменчиво. Во время первой встречи со многими знакомыми москвичами я думал: «Вот же мрачный тип», но очень скоро убеждался, что на самом деле они открытые и обаятельные люди.

— Лёд таял, когда вы показывали им свои работы?

— В том числе! Вот и сейчас я вижу по лицам людей, стоящих в очереди сфотографироваться с моей картиной, что у них c настроением всё в порядке.

Гости столицы: Художник 3D-граффити Эдгар Мюллер. Изображение № 7.

— А ваши соотечественники разве не радуются 3D-картинам на асфальте?

— Немцы более настороженно ко всему относятся. Сегодня сюда, стоило нам убрать шатёр, тут же набежала толпа желающих сфотографироваться. Немцы, в отличие от русских, обычно стоят в стороне и боятся подойти ближе чем на метр. Их приходится чуть ли не уговаривать сделать снимок. Связано это не только с природной скромностью, но и с самой историей искусства рисования на улицах Европы. Когда-то давно нищие, просившие милостыню, рисовали рядом с собой небольшие картинки, чтобы привлечь внимание прохожих. На эти рисунки нельзя было вставать, а можно было только любоваться издали. Вот поэтому моим соотечественникам и приходится объяснять, что с рисунками на асфальте можно взаимодействовать.

— Как вообще сейчас обстоят дела со стрит-артом в мире?

— Это направление очень развито в Мексике, Китае, Америке, Италии. Особенность подобных картин в том, что их нельзя повесить на стену, нельзя продать. Мы заняты тем, что делаем сиюминутные вещи, чтобы порадовать публику здесь и сейчас. Если художник становится известным, его могут, конечно, пригласить сделать какой-то проект и оплатить его работу. 

— И вам бы не хотелось, чтобы ваши работы попали в музей?

— В августе я еду в Японию, где должен нарисовать огромную картину перед музеем современного искусства. Мне обещали, что сохранят её на несколько лет. Так что очень у многих будет возможность прийти и посмотреть, как это выглядит, практически как в музее.

— Граффити всё ближе к тому, чтобы окончательно перестать быть маргинальным искусством?

— Мне трудно судить об этом, потому что многие художники граффити идут по пути мне противоположному. Я учился дизайну и рекламе и только потом решил заниматься свободным искусством. Обычно всё происходит с точностью до наоборот: люди рисуют граффити, вдохновлённые идеей протеста или свободы творчества, и только потом их приглашают работать в рекламе. Зачастую они там застревают, и вся прелесть их былого творчества исчезает на глазах.

  

3D-художник свободен в том, что ему рисовать.
Во-вторых, это работа на свежем воздухе.
В-третьих, контакт с людьми

  

— А как вы относитесь к работам коллег по цеху?

— Вообще не слежу за их творчеством. Перестал, когда стал замечать, что вольно или невольно начинаю сравнивать свои и их работы. Они начали влиять на меня, а я хотел, чтобы мои картины исходили из моего собственного взаимодействия с миром.

— Какое бы место вы отвели своим работам в городской среде?

— Мне хотелось бы воздействовать на восприятие города человеком, вырвать его из привычного мира. К сожалению, часто мы так привыкаем к тому, что нас окружает, что вовсе перестаём обращать на это внимание. Каждое утро человек встаёт и идёт на работу одним и тем же маршрутом. Если же на его пути встретится что-то совершенно необычное, что заставит его остановиться и удивиться, он сможет проснуться и снова начать замечать окружающий мир.

— Назовите три причины, почему стоит увлечься 3D-граффити?

— Во-первых, ты свободен и сам решаешь, что тебе рисовать и в каких проектах принимать участие. Во-вторых, это работа на свежем воздухе, под открытым небом. В-третьих, контакт с людьми в процессе рисования и когда картина уже готова. Вот это самое интересное и важное для меня. Ещё я мечтаю написать книгу: не только из-за того, что могу рассказать много интересного, но и потому что у писателя есть возможность десятилетиями общаться с читателями.

Текст: Анна Бученкова

Фотографии: Metanamorph.com