Сегодня в широкий прокат наконец выходит «Левиафан» Андрея Звягинцева — фильм, который не переставали обсуждать с прошлого мая, когда картина получила приз за лучший сценарий на Каннском кинофестивале. Дату выхода фильма неоднократно переносили, а когда несколько недель назад пиратская копия попала в торренты, мнения зрителей о «Левиафане» буквально наводнили социальные сети и новостные ленты, разделившись на восхищённые «за» и агрессивные «против».

В день выхода самой важной российской картины года The Village собрал вместе скандалы, разносторонние оценки и прогнозы на будущее «Левиафана». 

С чего начался «Левиафан»?

Съёмки четвёртого фильма Андрея Звягинцева начались в августе 2013 года и продолжались до 1 ноября в Мурманской области — преимущественно в Кировске и селе Териберка, что на побережье Баренцева моря. Первоначальный вариант сценария носил название «Батя» и перекладывал на российский лад историю американского сварщика Марвина Джона Химейера: тот больше десяти лет воевал с цементным заводом в Колорадо, владельцы которого хотели расширить свои владения за счёт земельного участка, на котором работал автосервис Химейера. Сварщик навстречу заводу не пошёл, а спустя несколько лет купил бульдозер, модифицировал его и отомстил обидчикам, уничтожив весь цементный завод, близлежащий офис газовой компании, жилые дома мэра и членов городского совета и ещё почти десяток зданий. При этом ни один человек в городе не пострадал, кроме самого Химейера: в финале своего разрушительного путешествия он застрелился прямо за рулём бульдозера.

Уже после съёмок Андрей Звягинцев признался, что главный герой «Левиафана» Николай в рабочем варианте сценария тоже садился в трактор и крушил здания администрации, однако в итоге финал переписали, так как «существеннее и выразительнее был бы не бунт, а то, что зрители увидят в картине».

Кроме американского прототипа, у «Левиафана» есть две литературных модели, к которым часто отсылают создатели картины: ветхозаветная «Книга Иова» о праведнике, которому на долю выпадают многолетние испытания страданиями, и одноимённый философский труд Томаса Гоббса о могущественном государстве, который принято толковать как с политической, так и с богословской точки зрения.

 

 

Что было дальше? 

23–24 мая: «Левиафан» впервые показывают на Каннском кинофестивале. В итоге фильм получает «Пальмовую ветвь» за лучший сценарий.

5 июля: Картина получает Гран-при на кинофестивале в Мюнхене.

17 сентября: Компания-дистрибьютор «Левиафана» A Company Russia сообщает, что в соответствии с новым законом о запрете мата в кино и на телевидении, фильм выйдет в российский прокат переозвученным.

29 сентября: Продюсеры фильма «Горько!» решают оспорить решение российского оскаровского комитета о выдвижении «Левиафана» на «Оскар» от России, аргументировав это тем, что фильм Звягинцева «не был оценён широкой аудиторией, тогда как „Горько!“ только в кинотеатрах посмотрели свыше 4,5 миллиона человек». До этого на заседании оскаровского комитета на финальное голосование было вынесено два фильма — «Горько!» и «Левиафан». В итоге «Левиафан» получил больше голосов жюри.

19 октября: «Левиафан» получает приз как лучший фильм на Лондонском кинофестивале.

4 декабря: На фестивале «Кинопроба» в Екатеринбурге Андрей Звягинцев рассказывает о том, что на съёмках «Левиафана» он доснял новый кадр своего второго фильма «Изгнание», который вошёл в отреставрированную версию картины 2007 года.

10 января: Копия фильма, которой располагал один из американских киноакадемиков, появляется в свободном доступе на торрент-трекерах и YouTube. Продюсеры фильма отказываются преследовать распространителей пиратской копии, заявив, что все номинированные на «Оскар» фильмы уже можно посмотреть в Сети. По приблизительным оценкам, только за две недели фильм в Сети посмотрели около четырёх миллионов человек.

12 января: «Левиафан» получает «Золотой глобус» как лучший иностранный фильм — вторую по значимости американскую кинопремию после «Оскара». Это вторая победа российского кино на «Глобусе» после «Войны и мира» Сергея Бондарчука 1969 года.

12 января: Министр культуры Новосибирской области предлагает назвать улицу в честь Андрея Звягинцева, родившегося в Новосибирске.

13 января: Независимый продюсер Слава Смирнов создаёт сайт, на котором в связи с пиратской утечкой «Левиафана» предлагается перечислить любую желаемую сумму создателям фильма. Позже продюсер картины Александр Роднянский заявил, что, так как к созданию сайта авторы фильма не имеют никакого отношения, все собранные деньги будут переданы в благотворительный фонд «Подари жизнь».

15 января: «Левиафан» номинируют на «Оскар» в категории «Лучший фильм на иностранном языке», а ассоциация православных экспертов выступает с просьбой отобрать у фильма прокатное удостоверение. По мнению активистов, фильм критикует Русскую православную церковь и порочит российское государство: «Мы не должны ни перед кем оправдываться. „Левиафан“ — это зло, а злу не место в прокате», — говорит глава активистов Кирилл Фролов. 

16 ЯНВАРЯ: СМИ вспоминают о том, что в 2009 году в Кировске, где снимался «Левиафан», предприниматель убил мэра и его заместителя, а затем покончил с собой. В предсмертной записке, которую оставил застрелившийся бизнесмен, было сказано: «Мой торговый оборот не превышал 25 миллионов рублей в год. Администрация была должна мне 4 миллиона рублей. Вы уничтожили меня». Одна из статей о громком убийстве выходит с подзаголовком «Ответ Мединскому из российской действительности».

18 января: «Левиафан» завоёвывает премию кинокритиков Лондона в номинации «Лучший иностранный фильм», обойдя «Иду» Павла Павликовского, «Два дня, одну ночь» Жан-Пьера и Люка Дарденнов и «Зимнюю спячку» Нури Бильге Джейлана.

19 января: Самарские депутаты и деятели культуры публикуют открытое письмо с жалобой на самарского театрального режиссёра Валерия Гришко, сыгравшего в фильме роль архиерея, пьющего водку вместе в мэром городка. «Образ, созданный этим деятелем, является циничной и грязной пародией на русский православный епископат, оскорбляет всех верующих людей и, по сути, есть не что иное, как фиглярское издевательство над российской властью и основной конфессией нашей страны — святым православием, — пишут авторы письма. — Очень хочется, чтобы наш Минкульт разрешил эту странную и нездоровую ситуацию, которая вводит в недоумение абсолютное большинство наших земляков-самарцев, искренне любящих свою Родину». Никакой реакции со стороны министерства культуры на письмо не последовало. Сам Гришко позже подаёт в суд на самарского депутата Дмитрия Сивиркина за оскорбительные высказывания.

25 января: Телеканал «Дождь» организовывает спецпоказ фильма в селе Териберка, в котором он частично снимался. В зале местного Дома культуры на 150 мест нет свободных стульев, зрители стоят вдоль стен.

28 января: Создатели фильма рассказывают о том, что муляж скелета кита, который видели даже те, кто ещё не посмотрел кино, купил московский бизнесмен. Конструкцию весом в 1,5 тонны сделали из металла в Москве, а затем перевезли на съёмки в Мурманск. «Потом его купил бизнесмен и установил на лужайке у своего дома, — рассказывает Андрей Звягинцев. — Он стоит где-то в Москве».

2 февраля: Сайт «Левиафана» собирает один миллион рублей.

 

 

 

Что сказали зрители?

Вижу ли я в героях фильма некую русскую особость? Не вижу. Сколько бы авторы ни заставляли их материться и пить литрами водку из горла, настоящими русскими это их не делает. Странно, но среди героев фильма вообще нет ни одного положительного героя. То есть что и кого ненавидит Звягинцев, более-менее ясно. А кого он любит? Славу, красные дорожки и статуэтки — это понятно. А любит ли кого-то из своих героев? В этом большие сомнения. Надеюсь, что в будущем Андрей Звягинцев, человек очень одарённый, при поддержке Министерства культуры снимет кино, в котором не будет этой экзистенциальной безнадёги.

Владимир Мединский, министр культуры РФ

   

Звягинцев — пока единственный, кто отважился высказаться об отпадении России от Бога и о том, какую роль сыграла в этом официальная церковь, — за одно это фильм можно было бы назвать выдающимся событием и отважным поступком, но отвагой, слава Богу, его достоинства не исчерпываются.

Дмитрий Быков, писатель

   

 

Я не считаю просмотр пиратской копии «Левиафана» ужасным преступлением — преступлением, скорее, является то, что для российского проката Звягинцев вынужден был вырезать из фильма весь мат. Я не увидел в фильме никакой особенной чернухи — даже на фоне одиозного фильма «Дурак» (не говоря уж о Балабанове) «Левиафан» выглядит по-европейски корректным, если не сказать стерильным; ну и вообще, кто «Маленькую Веру» смотрел, тот в цирке не смеется.

Юрий Сапрыкин, журналист

   

Некоторые рецензенты (особенно протоиерей Крылов) сетовали на то, что в фильме «ничего не сказано о Боге». А мне показалось, что главная тема фильма — это Бог. Это честный и ответственный фильм о Боге и о вере. Это фильм о духовной реальности и о том, в каком отношении к этой реальности находится современный человек. Для меня этот фильм — праздник.

Монах Диодор (Ларионов)

   

Главный афоризм «Левиафана» — надпись «При поддержке Министерства культуры Российской федерации» в начальных титрах. Это как если бы Казахстан спонсировал «Бората» своими доходами от продажи нефти».

Энтони Лейн, кинокритик The New Yorker 

   

Впечатлений (от фильма) особых нет, мы здесь все алкаши, живущие в собственной помойке. С эстетической точки зрения я против показа, я вообще не знаю, кому этот фильм стоит смотреть.

Татьяна Трубилина, глава посёлка Териберка Кольского района Мурманской области 

   

Здорово, что появляется такое кино. Любое кино должно вызывать спор. Общество должно жить, должно переживать. Я пиратскую версию фильма не скачивал, но воспользовался служебным положением и попросил, чтобы скачали, посмотрели, а потом пересказали. Единственное — мне бы очень хотелось, чтобы сначала «Левиафан» вышел в российском прокате.

Дмитрий Песков, пресс-секретарь президента РФ

   

Весь смысл сводится к такому показу и мраку, который деморализует и парализует. А в условиях нынешней ситуации, на мой взгляд, это носит антинациональный характер. Это психологический паралич.

Геннадий Зюганов, политик

   

Роман Мадянов в роли коррумпированного мэра похож на жуткую реинкарнацию Бродерика Кроуфорда в фильме «Вся королевская рать» 1949 года с примесью Бориса Ельцина. Я никогда не слышал об этом российском актёре раньше. Его блестящая игра заставляет меня cожалеть о том, что на Каннском кинофестивале не присуждают приз за лучшую мужскую роль второго плана.

Питер Брэдшоу, кинокритик The Guardian

   

На мой взгляд, это самая сильная картина Звягинцева (а все предыдущие я видел). Можно быть не согласным с этим. Но чего нельзя делать, так это обвинять его в русофобстве, потому что такую картину мог сделать только человек, который сильно любит Россию, у которого сердце болит за неё. Равным образом нельзя говорить, что он сделал антирусскую картину, чтобы получить премии «Золотой глобус» и «Оскар». Такое утверждение не только глупо, но и подло. Что до меня, то у меня к Андрею Звягинцеву лишь одна претензия: он лишает меня надежды, он говорит мне, что нет света в конце туннеля, а я с таким убеждением не могу жить.

Владимир Познер, журналист

   

Мне кажется ошибочной, узкой точка зрения, что, дескать, «Левиафан» — картина о безнадёжности («У меня к Андрею Звягинцеву лишь одна претензия: он лишает меня надежды, он говорит мне, что нет света в конце туннеля, а я с таким убеждением не могу жить» — В. Познер). Потому что искусство не просто имитирует жизнь, оно является неотъемлемой частью этой самой жизни. И фильм Звягинцева не заканчивается титрами, он продолжается общественной дискуссией, российским отнюдь не маленьким прокатом, спорами на кухнях, в конце концов. И разве всё это могло бы иметь место, одержи победу та самая «безнадёжность»? Это напоминает мне, как во время моего интервью с Майклом Каннингемом я поставил тому в укор, что он так любит убивать своих героев, оставляя своих читателей сиротами. Каннингем удивился. «У всех моих книг счастливые финалы, — заявил он. — Да, эти финалы не обязательно совпадают с чаяниями героев. Но никогда я под конец книги не оставлял читателя с чувством безнадёжности!» Так же и здесь: стал бы Звягинцев снимать такой фильм, если бы верил, что надежда для всех нас — его, меня, Познера, тех спорщиков на кухнях — сгинула, умерла, как тот кит?

Милослав Чемоданов, главный редактор The Village

 

 

Чего ждать от фильма теперь? 

Сегодня, 5 февраля, «Левиафан» выходит в российский прокат в новой версии — с приглушённым звуком в тех местах, где звучит нецензурная брань. Только в Москве и области, вопреки пессимистичным прогнозам некоторых критиков, фильм покажут на 85 экранах. Это не маленькая и не огромная цифра — для сравнения, стартовавший на прошлой неделе фаворит оскаровской гонки «Охотник на лис» Беннета Миллера идёт в 52 кинотеатрах, а продолжение популярной российской франшизы «Ёлки» под названием «Ёлки лохматые» стартовало в 103 кинозалах.

Следом, 22 февраля, в Лос-Анджелесе вручат «Оскар», где в номинации «Лучший иностранный фильм» наряду с «Левиафаном» представлен польский фильм «Ида», «Дикие истории» от Аргентины, «Мандарины» от Эстонии и «Тимбукту» от Мавритании. Главным соперниками фильма Андрея Звягинцева считаются драма о монахине «Ида» и чёрная комедия «Дикие истории» — в частности, именно на них делает ставки блог о кино Indiewire и ведущий кинообозреватель Variety Гай Лодж. Однако не стоит забывать и об уже полученном Звягинцевым «Золотом глобусе»: последние четыре года выбор американских киноакадемиков совпадал с выбором Голливудской ассоциации иностранной прессы.