Сегодня в Сети опубликован новый альбом деятельной петербургской группы «Самое большое простое число» — называется он «Мы не спали, мы снились» и состоит из 12 композиций, над которыми ребята работали весь последний год. Из очевидно нового: Женя Борзых, актриса театра «Табакерка», теперь полноценный участник группы, а саунд-продюсером релиза стал Саша Липский из дуэта Simple Simmetry — он помог «СБПЧ» с очередной перезагрузкой. В альбоме есть и поп-хиты, и погружения в психоделическое техно, и фичеринги с российскими исполнителями — Наадей и Thomas Mraz.

В редакции The Village есть и фанаты «СБПЧ», и те, кто вообще не знаком с их творчеством. Мы послушали «Мы не спали, мы снились» и собрали весь спектр мнений об альбоме.


Алик Кемалов

продюсер соцсетей

Нравится ли мне 2014 год? Да! Хочу ли я в него вернуться? Нет!

Вот и с «Мы не спали, мы снились» так же — и вроде тексты про жестокого бога, который скоро умрет, и что кругом один большой провал, но «СБПЧ» для меня звучит так же, как и четыре года назад. Я изменился, мир вокруг меня изменился, а тут время застыло.


Степан Нилов

редактор раздела «Развлечения»

Сразу признаюсь: я никогда не слушал группу «СБПЧ» и никогда ей не интересовался — хватило увидеть квази-ЛГБТ-клип, который нагло подменяет понятия сестринства и сексуальной раскрепощенности влажными мечтами гетеросексуальных мужчин. В России так можно (а еще можно быть героем молодого поколения, публично говорить «ненавижу геев» и продолжать штамповать солдауты, на которых будет радостно прыгать не только ЦА группы, но и сотрудники прогрессивных медиа, но это уже совсем другая история, к «СБПЧ», к счастью, не имеющая никакого отношения). Знаю только, что Илья Барамия — участник «СБПЧ» — делает хорошую музыку для проекта «Аигел».

Так же и на альбоме «Мы не спали, мы снились» — сама музыка сделана качественно, и все это диско с фанфарами звучит как надо, но к текстам претензий настолько много, что я даже не знаю, с чего начать. Наверное, с бессмысленного фонетического онанизма вроде «тут и там мы бьем в тамтам» — эдакой подготовки к тяжелой артиллерии в форме строчек, где буквально поется «это ласковый спецназ, у тебя подбитый глаз». После такого даже Элджей кажется певцом Принцем. Если это писалось для студентов, которые до сих пор экспериментируют с джинсами скинни и клетчатыми рубашками, тогда все понятно — хотя так ведь даже в H&M уже сложно одеться. Но как можно сочинять песни со строчками «впереди радость и смех» в стране, которая только что переизбрала президента, при котором успело вырасти целое поколение? Только не говорите, пожалуйста, что это все ирония и абсурд — станет только хуже.

В общем, я не понимаю, почему Кирилл Иванов четыре минуты тянет «я обещал никогда не выключать, но я отключил телефон» и даже пытается обозначить дерзкий пацифизм: «Мы мусоров называли „копчики“, в прохожих плевались черешнями, солдатам кричали: чего вы тут топчите?» — может, потому что я впервые осознанно заставил себя включить эту группу. Впрочем, ситуацию несколько улучшил (но не спас) дабовый трек «Друг» при участии певца Томаса Мраза — пример того, что петь можно не настолько плохо, достаточно просто иметь подходящий голос с удачно подобранным эффектом. Последний трек — неприятную попытку монументально закончить совершенно пустой альбом — я даже не дослушал до конца. Вот тут одна из цитат как раз будет уместна: «Ну все, горшочек, не вари».


Алла Буракова

менеджер редакции

Я «СБПЧ» никогда не слушала, но в этот раз точно послушаю из-за Ильи Барамии, потому что очень люблю «Аигел», а это проект от народа.

«СБПЧ» узнается, даже если не помнишь ни одной их песни, которые слышал последний раз года три назад. Это очень русская группа, в музыке слышатся родные интонации из разных эпох, сумму которых сложно описать словами. Приятно услышать голос любимой Наади в одном из треков. Мне очень импонирует легкий тон «СБПЧ», который, как березка сквозь асфальт, пробивается через сложность и некоторую мрачность текстов — в конце концов, «эта песня нужна, чтобы вы танцевали». Много простых и ярких фраз, вроде одно время говорили, что раньше было лучше, а по мне, так сейчас хорошо.


Настя Макоста

редактор раздела «Развлечения»

Под эти песни можно прыгать на батуте, и им удобно подпевать хором на летних оупенах. Мне кажется, на это и рассчитывалось.

А если говорить о новинках, то лучше оценить альбом группы «Кровосток», тут можно не гадать — подпевать в России будут все.


Таня Симакова

главный редактор

Мне сложно писать про «СБПЧ», потому что я пристрастный человек, мы дружим, и я слушаю их с их первого альбома. Ребята сильно менялись от альбома к альбому, но то, что осталось постоянным, так это стихи Кирилла Иванова — неподражаемые — и музыка, которая не похожа ни на одну группу в мире. Для меня каждый их альбом — событие, что бы вообще ни происходило.


Роман Чернянский

редактор новостей

«СБПЧ» я никогда не слушал, и первое столкновение оказалось довольно жестким. Первые же ноты альбома напомнили мне о существовании мультсериала «Ох уж эти детки». Перед моими глазами проступили яркие шизофренические картины: пионеры, клоуны, ошалелые младенцы, упивающиеся в совершенно беспричинном веселье. В солнечную погоду в головах самых преданных пациентов психиатрической клиники, должно быть, пробегают те же эмоции. И сперва это выглядит как издевательство над слушателем. Зато на утреннике вполне можно включать.

В определенный момент на звучание погремушек резко накатывает темнота, и кто-то включает кассету группы «Телевизор». Происходит это по каким-то причинам на коллаборации с Наадей. Однако слушать становится легче. На протяжении оставшегося времени альбом колбасит из стороны в сторону, и «Телевизор» периодически сменяется пионерами. Наиболее победоносно это происходит на треке «Провал». Именно здесь, несмотря на название и текст, пионеры звучат подросшими, с проблесками надежды, а потому впервые настоящими и живыми. «Провал» открывает перед нами кульминацию противоречий, который несет в себе альбом.

Звучание «СБПЧ» эмоционально очень дестабилизирующее. Работать у меня под их музыку, ясное дело, выходило плохо, а если уложить свои впечатления от альбома в одну фразу: почувствовал себя очень старым.


Андрей Яковлев

специальный корреспондент

Прыг-скок, животный лес, воздух, рефрены, рыцари, хор, сказка, бочка, речитатив, море расплакалось, синтезаторы, искры в темноте, ничего нового, все так же хорошо.


Мария Абросимова

стажерка

Новый альбом «СБПЧ» по настроению напомнил девчонку во время ПМС — экспериментировали с музыкальными стилями с таким усердием, что я бы вряд ли догадалась, что все треки из одного альбома, если бы слушала вслепую. Они напоминали мне поочередно то Гребенщикова и его «Аквариум», то «Руки вверх!», то даже как будто бы Цоя и «Горгород» Оксимирона. Но добила окончательно попытка найти десять отличий между «Провалом» «СБПЧ» и «До завтра» Маликова. Не нашла, но вы попробуйте.


Обложка: Алексей Никишин / «СБПЧ»