26 мая, четверг
Москва
Войти

Как зарабатывать на сумках, сшитых из велокамер История Саши Полярус, которая четыре года назад запустила бренд сумок из вторсырья, а теперь сотрудничает с adidas

Как зарабатывать на сумках, сшитых из велокамер

В России появляется все больше проектов, основанных на идеологии осознанного потребления. Два года назад мы рассказывали о марке этичной обуви Anima, а год назад — о бренде сумок из экокожи Arny Praht.

Петербурженка Саша Полярус пошла дальше: пятый год она шьет сумки и рюкзаки из отработанных автомобильных и велосипедных камер (которые, по данным Гринписа, могут разлагаться от 150 лет), а также баннеров, потихоньку спасая планету и делая ресайклинг модным. Осенью Саша планирует открыть в городе офлайн-магазин, где соберет различные зеленые проекты.

Мы поговорили с основательницей марки Polyarus о том, откуда она берет материалы, зачем сшила тысячу сумок-шоперов для adidas и почему старается снизить цены на свои изделия, вместо того чтобы их повышать.

Фотографии

Виктор Юльев

Меня зовут Саша Полярус, мне 29 лет. Я родилась во Владивостоке, выросла в Южно-Сахалинске. В 2010 году переехала в Петербург, окончила Институт кино и телевидения. Делала карьеру ивент-менеджера (организация мероприятий, фестивалей). А потом придумала себе другую работу — проект Polyarus.

Склад с баннерами

В 2014 году я была в Париже и искала себе некожаную сумку (около десяти лет не ем мясо, не ношу кожу и мех). Оказалось, задача не из простых. И вдруг я наткнулась на швейцарскую марку Freitag, которая шьет сумки из тентов для фур. Только в самолете, прочитав информацию о проекте, я поняла, из чего сделана моя сумка. Это было мощное вдохновение.

В то время я занималась ивентами, у нас был склад, на котором хранилось очень много баннеров с мероприятий. Я не разрешала выбрасывать баннеры, поскольку знала, что это плохо для экологии. Вернувшись из Парижа, уволилась, забрала баннеры и начала шить из них сумки. Это было в марте 2014 года.

У меня были сбережения с предыдущей работы, которые позволили купить фурнитуру и обычную швейную машинку (за полгода я убила три такие и поняла, что надо переходить на промышленную машинку). На запуск проекта ушло около 30 тысяч рублей.


Раньше на маркетах реакция людей была такая: «Это мусор? Господи, что ты делаешь вообще».


Благородная коммерция

Я всю жизнь мечтала заниматься благородной коммерцией, то есть зарабатывать деньги и при этом делать что-то правильное: честное и чистое. Одна из моих миссий — формирование культуры осознанного потребления. Человечество давно вышло из пещер, где было актуально носить шкуры диких зверей: мы живем совсем в другое время, когда есть большое количество новых материалов. При этом мусор — серьезная и огромная проблема. Polyarus — история про создание альтернативы коже и другим материалам, производство которых загрязняет среду. Я придумала материал, который не проигрывает коже ни по одному из качественных параметров.

Конечно, у нас совсем не экоориентированная страна. Только-только начинаются серьезные разговоры об осознанном потреблении, кипеж на тему экологии. Я — как проповедник: четыре года несу флаг ресайкла. Раньше на маркетах реакция людей была такая: «Это мусор? Господи, что ты делаешь вообще». Но в последнее время тенденция на моей стороне — и многие люди хотя бы примерно понимают, что такое ресайклинг.

Вторсырье

Изначально я шила сумки только из баннеров. Спустя полгода меня осенила идея с автомобильными и велосипедными камерами, и сейчас основные коллекции шью из них. Это более долговечный и водонепроницаемый материал, с которым очень приятно работать.

Камеры предоставляют авто- и веломастерские, шиномонтажи. У меня есть договоренности с отдельными местами: например, веломастерской при магазине Strida на Гончарной. Пул поставщиков меняется с моими переездами (раньше я жила в Приморском районе, сейчас — в центре). Обычно просто прихожу и говорю: «Здравствуйте, меня зовут Саша Полярус, то, что вы выбрасываете, мне очень нужно». Ребята бесплатно отдают материалы, а я в благодарность дарю им сумки. Все это в дружеском режиме: и ребятам приятно, что они прекратили выбрасывать камеры, и мне хорошо.

Сейчас автомобильные камеры — вымирающий вид. Все современные автомобили — на «бескамерках», но есть «газели». Ищу выходы на большие компании, обслуживающие автопарки, чтобы они передавали мне камеры.

Впрочем, я принимаю любые объемы вторсырья, мне можно написать в группе  во «ВКонтакте» или в инстаграме. Однажды чувак привез камеры из своего велика, на котором он проехал много километров: попросил сделать из них рюкзак. А еще как-то ребята заказали два рюкзака из велосипедных камер, на которых они катались по Москве в день своего знакомства.

Polyarus


Материалы: отработанные авто/велокамеры, ремни безопасности, рекламные баннеры

Город: Санкт-Петербург

Старт: 2014 год

Цены: 900–8000 рублей

Оборот за январь-август 2018 года: один миллион рублей

instagram

Тысяча шоперов для adidas

Я придумываю и создаю модели в личной мастерской у себя дома. Большие объемы отдаю в производство на Васильевском острове. Плюс есть два человека, которые работают в своих мастерских: один — с автомобильными камерами, второй — с велосипедными и резиной. В итоге в производстве задействованы около семи человек, по мере надобности я загружаю их разными объемами.

Алгоритм работы — вполне обычный: материал моется и обрабатывается специальным спиртовым раствором, обезжиривателем. Потом идут раскрой и пошив.


Ребята заказали два рюкзака из велосипедных камер, на которых они катались по Москве в день своего знакомства.


Я несколько раз сотрудничала с художниками. Первая коллаборация была с одним из старейших художников уличной волны — Станисловом Dange. Плюс было сотрудничество с Пашей Бумажным — он расписывал сумки. Кроме того, года три назад была коллаборация с дизайнером-художником Катей Нуклеус: она нарисовала очень крутых собак и кошек в скафандрах.

Самый большой свой заказ я сдала на днях: за месяц сшила тысячу сумок-шоперов для adidas. Случилось это так: мне написала девушка из московского агентства интегрированных коммуникаций Louder, которое ведет adidas. Бренд являлся официальным спонсором чемпионата мира по футболу, и у них было три базы в столице: Музей Москвы, парк Горького и Лужники. Там было большое количество баннеров и баннерной сетки — две тысячи квадратных метров. После ЧМ в adidas задумались о том, чтобы их переработать, стали искать переработчика в России — вышли на меня. В итоге adidas подарят шоперы из переработанных баннеров своим клиентам, партнерам и спортсменам.

Экологи и модники

Моя аудитория — люди разных возрастов и разного достатка. Я грубо поделила ее на две части. Есть люди, которые приходят ко мне по экологическим и этическим соображениям, — экологи, веганы. И есть модники: люди, которые любят что-то необычное, при этом не придерживаются экологичных взглядов, не вегетарианцы. Есть, разумеется, те, кто посередине: и экологи, и модники.

Сама я не слежу за модой, мне это не очень интересно. Модели придумываю опытным путем: я не рисую — просто беру материал и начинаю экспериментировать. У меня даже лекал нет, потому что Polyarus — история про уникальность: каждая сумка в единственном экземпляре. Юзабилити изделий проверяю я и мои друзья.

900 рублей за шопер

Цена складывается из количества фурнитуры, потраченного времени и в целом ощущения того, сколько должна стоить та или иная вещь. Я не хочу поднимать цены, даже несмотря на то, что все сумки — ручной работы и отшиваются в единственном экземпляре. Наоборот, цель — понизить стоимость, чтобы увеличить продажи и, соответственно, объемы переработки.

Долгое время я все шила сама, это занимало огромное количество времени. Сейчас я отдала на аутсорс производство шоперов — и это позволило снизить ценник до 900 рублей за сумку.

Зеленая точка

Моя цель — осенью открыть офлайн-магазин: поставить зеленую точку на карте Петербурга, где наконец-то можно будет увидеть, что происходит в мире осознанного потребления. Мы уже ищем место, есть варианты (скорее всего, откроемся в одном из креативных пространств). Это будет площадка, связанная с экологией. Там будет не только продукция Polyarus, но и проекты знакомых ребят, которые со мной в одной лодке. Например, бренд одежды Di Ch, у которого есть линейка ресайкла: они из обрезков шьют кофты и пледы. Собираюсь проводить лекции, подтянуть «Раздельный сбор», поставить баки для батареек и лампочек, контейнер «Спасибо».

Надеюсь, наша страна станет более экоориентированной, объемы переработки будут расти — и у меня наконец-то появятся коллеги. Или начну продавать франшизы. Чем нас больше, тем лучше.

Share
скопировать ссылку

Читайте также:

Как экономист создала первую в России марку этичной обуви
Как экономист создала первую в России марку этичной обуви Петербургский обувной бренд Anima использует материалы, в составе которых нет компонентов животного происхождения
Как экономист создала первую в России марку этичной обуви

Как экономист создала первую в России марку этичной обуви
Петербургский обувной бренд Anima использует материалы, в составе которых нет компонентов животного происхождения

Arny Praht: Как создавался популярный бренд сумок из экокожи
Arny Praht: Как создавался популярный бренд сумок из экокожи Предприниматель из Петербурга Влад Прахт рассказывает об опыте запуска своего дела без рекламы и в разгар кризиса
Arny Praht: Как создавался популярный бренд сумок из экокожи

Arny Praht: Как создавался популярный бренд сумок из экокожи
Предприниматель из Петербурга Влад Прахт рассказывает об опыте запуска своего дела без рекламы и в разгар кризиса

Outlaw: «Наша задача — пробить культурную изоляцию России»
Outlaw: «Наша задача — пробить культурную изоляцию России» История еще одной российской марки, за которой охотятся зарубежные байеры
Outlaw: «Наша задача — пробить культурную изоляцию России»

Outlaw: «Наша задача — пробить культурную изоляцию России»
История еще одной российской марки, за которой охотятся зарубежные байеры

«Не оставлять следов»: Жизнь экокемпинга на берегу Ладоги
«Не оставлять следов»: Жизнь экокемпинга на берегу Ладоги Геокупол, раздельный сбор, маленький флот, ручная ворона и выездной лагерь «Антон тут рядом»
«Не оставлять следов»: Жизнь экокемпинга на берегу Ладоги

«Не оставлять следов»: Жизнь экокемпинга на берегу Ладоги
Геокупол, раздельный сбор, маленький флот, ручная ворона и выездной лагерь «Антон тут рядом»

Тэги

Люди

Места

Бренды

Прочее

Новое и лучшее

Какие бизнесы (пока) остаются в России или вернулись под новыми названиями

Хороший, плохой, русский

Обыкновенный нацизм: Как в «МуZее Победы» на Поклонной горе открыли выставку, оправдывающую ***** в Украине

«Нет состава правонарушения»: Как прекращают дела о «дискредитации» армии

«Это позволяло не свихнуться»: как сотрудники провластных медиа саботируют их работу

Первая полоса

Чем грозит отказ от Болонской системы обучения в России
Чем грозит отказ от Болонской системы обучения в России Упадок высшего образования и потеря связи с европейскими вузами
Чем грозит отказ от Болонской системы обучения в России

Чем грозит отказ от Болонской системы обучения в России
Упадок высшего образования и потеря связи с европейскими вузами

Сколько стоит жизнь в Якутске
Сколько стоит жизнь в Якутске Квартиры в домах на сваях, замороженная рыба и комедии, которые понимают только местные
Сколько стоит жизнь в Якутске

Сколько стоит жизнь в Якутске
Квартиры в домах на сваях, замороженная рыба и комедии, которые понимают только местные

Какие бизнесы (пока) остаются в России или вернулись под новыми названиями
Какие бизнесы (пока) остаются в России или вернулись под новыми названиями Avito и новый L'Occitane
Какие бизнесы (пока) остаются в России или вернулись под новыми названиями

Какие бизнесы (пока) остаются в России или вернулись под новыми названиями
Avito и новый L'Occitane

Что известно об оспе обезьян, вспышку которой зафиксировали в Европе
Что известно об оспе обезьян, вспышку которой зафиксировали в Европе Может ли она стать новым ковидом
Что известно об оспе обезьян, вспышку которой зафиксировали в Европе

Что известно об оспе обезьян, вспышку которой зафиксировали в Европе
Может ли она стать новым ковидом

«Смотрю телевизор и плачу»: Что ветераны ВОВ думают о «спецоперации»
«Смотрю телевизор и плачу»: Что ветераны ВОВ думают о «спецоперации»
«Смотрю телевизор и плачу»: Что ветераны ВОВ думают о «спецоперации»

«Смотрю телевизор и плачу»: Что ветераны ВОВ думают о «спецоперации»

«Нулевой пациент»: Хроники умирающей страны
«Нулевой пациент»: Хроники умирающей страны Главный сериал года от «Кинопоиска» — про ВИЧ, которого не было в СССР
«Нулевой пациент»: Хроники умирающей страны

«Нулевой пациент»: Хроники умирающей страны
Главный сериал года от «Кинопоиска» — про ВИЧ, которого не было в СССР

Разработчик HighLoad VPN обвиняет создателя сервиса в присвоении денег и обмане пользователей
Разработчик HighLoad VPN обвиняет создателя сервиса в присвоении денег и обмане пользователей В ответ обвинителя называют агентом спецслужб
Разработчик HighLoad VPN обвиняет создателя сервиса в присвоении денег и обмане пользователей

Разработчик HighLoad VPN обвиняет создателя сервиса в присвоении денег и обмане пользователей
В ответ обвинителя называют агентом спецслужб

Отрывок из книги Нины Бёртон «Шесть граней жизни. Повесть о чутком доме и о природе, полной множества языков»
Отрывок из книги Нины Бёртон «Шесть граней жизни. Повесть о чутком доме и о природе, полной множества языков»
Отрывок из книги Нины Бёртон «Шесть граней жизни. Повесть о чутком доме и о природе, полной множества языков»

Отрывок из книги Нины Бёртон «Шесть граней жизни. Повесть о чутком доме и о природе, полной множества языков»

Хороший, плохой, русский
Хороший, плохой, русский Реакция твиттера на предложение ввести антидискриминационные паспорта
Хороший, плохой, русский

Хороший, плохой, русский
Реакция твиттера на предложение ввести антидискриминационные паспорта

Бан, кик и переезд: Как ***** повлияла на российский киберспорт
Бан, кик и переезд: Как ***** повлияла на российский киберспорт
Бан, кик и переезд: Как ***** повлияла на российский киберспорт

Бан, кик и переезд: Как ***** повлияла на российский киберспорт

«Нет состава правонарушения»: Как прекращают дела о «дискредитации» армии
«Нет состава правонарушения»: Как прекращают дела о «дискредитации» армии
«Нет состава правонарушения»: Как прекращают дела о «дискредитации» армии

«Нет состава правонарушения»: Как прекращают дела о «дискредитации» армии

Кто такой Михаил Иосилевич, почему его могут посадить на 4,5 года и при чем тут Храм Летающего макаронного монстра?
Кто такой Михаил Иосилевич, почему его могут посадить на 4,5 года и при чем тут Храм Летающего макаронного монстра?
Кто такой Михаил Иосилевич, почему его могут посадить на 4,5 года и при чем тут Храм Летающего макаронного монстра?

Кто такой Михаил Иосилевич, почему его могут посадить на 4,5 года и при чем тут Храм Летающего макаронного монстра?

Обыкновенный нацизм: Как в «МуZее Победы» на Поклонной горе открыли выставку, оправдывающую ***** в Украине
Обыкновенный нацизм: Как в «МуZее Победы» на Поклонной горе открыли выставку, оправдывающую ***** в Украине Маффины в полевой кухне, танки и кружки со свастикой
Обыкновенный нацизм: Как в «МуZее Победы» на Поклонной горе открыли выставку, оправдывающую ***** в Украине

Обыкновенный нацизм: Как в «МуZее Победы» на Поклонной горе открыли выставку, оправдывающую ***** в Украине
Маффины в полевой кухне, танки и кружки со свастикой

Что известно о поджогах военкоматов после начала *****

И что об этом пишут в интернете

Я уехал из России, а мой работодатель — нет. Как мне теперь платить налоги?
Я уехал из России, а мой работодатель — нет. Как мне теперь платить налоги? И может ли налоговая узнать, где я нахожусь
Я уехал из России, а мой работодатель — нет. Как мне теперь платить налоги?

Я уехал из России, а мой работодатель — нет. Как мне теперь платить налоги?
И может ли налоговая узнать, где я нахожусь

Отрывок из книги «Быть скинхедом. Жизнь антифашиста Сократа»
Отрывок из книги «Быть скинхедом. Жизнь антифашиста Сократа» «ФСИН — это наследие ГУЛАГа, система работает на уничтожение человека»
Отрывок из книги «Быть скинхедом. Жизнь антифашиста Сократа»

Отрывок из книги «Быть скинхедом. Жизнь антифашиста Сократа»
«ФСИН — это наследие ГУЛАГа, система работает на уничтожение человека»

«Только для всех»: Как устроен кластер «Нормальное место» на «Севкабеле»

«Только для всех»: Как устроен кластер «Нормальное место» на «Севкабеле»

«Только для всех»: Как устроен кластер «Нормальное место» на «Севкабеле»

«Только для всех»: Как устроен кластер «Нормальное место» на «Севкабеле»

Что слушать про *****
Что слушать про ***** Подборка антивоенных подкастов — от ежедневных новостей до гайдов по психотерапии
Что слушать про *****

Что слушать про *****
Подборка антивоенных подкастов — от ежедневных новостей до гайдов по психотерапии

Философ Теодор Адорно — о восприятии военных преступлений, культуре и лжи в нацистской Германии
Философ Теодор Адорно — о восприятии военных преступлений, культуре и лжи в нацистской Германии
Философ Теодор Адорно — о восприятии военных преступлений, культуре и лжи в нацистской Германии

Философ Теодор Адорно — о восприятии военных преступлений, культуре и лжи в нацистской Германии

Интервью художника, который хотел выразить протест против ***** так, как еще никто не делал в России
Интервью художника, который хотел выразить протест против ***** так, как еще никто не делал в России «Важно не просто уехать, а что-то сделать»
Интервью художника, который хотел выразить протест против ***** так, как еще никто не делал в России

Интервью художника, который хотел выразить протест против ***** так, как еще никто не делал в России
«Важно не просто уехать, а что-то сделать»

Подпишитесь на рассылку