Где ты работаешь23 октября 2020

«Я работаю в бывшем корпусе УПИ на Мира» Сотрудники вуза — о здании, образовании и разнице поколений

«Я работаю в бывшем корпусе УПИ на Мира»

В рубрике «Где ты работаешь» The Village продолжает исследовать здания, которые вошли в историю Екатеринбурга. В этот раз речь пойдет о главном корпусе бывшего Уральского государственного технического университета — УПИ. Здание, построенное в 1939 году, положило начало новому району Екатеринбурга — Втузгородку. Изначально главный корпус УПИ планировали выполнить в конструктивистском стиле, но за время десятилетнего строительства в его облик добавили и элементы классицизма.

В 2009 году после объединения УрГУ с УГТУ-УПИ появился Уральский федеральный университет имени Б. Н. Ельцина. В этом году укрупненный вуз празднует 100-летие со дня основания: 19 октября 1920 года Владимир Ленин подписал декрет «Об учреждении Уральского государственного университета».

В неделю празднования 100-летия вуза The Village сделал материалы о бывших главных корпусах УрГУ и УПИ. В интервью с сотрудниками здания бывшего УПИ мы поговорили о том, какая атмосфера царила в корпусе раньше и что происходит сейчас, кто и как определяет меню в университетской столовой, как устроена библиотека и пользуется ли она спросом, как здание поддерживают в порядке и какие инновации вводят в образовательный процесс.

Бывший главный корпус Уральского государственного технического университета — УПИ


Адрес

ул. Мира, 19

Годы строительства

1929-1939

Архитекторы

Г. Я. Вольфензон,

К. Т. Бабыкин

и А. П. Уткин

Стиль

пространственное решение конструктивизма с архитектурой классицизма

Количество этажей

5

Уральский университет учредили в Екатеринбурге 19 октября 1920 года. Сначала в его составе было шесть институтов и рабочий факультет. В 1922 году деление на институты ликвидировали, и в составе университета осталось три факультета: химико-металлургический, горный и медицинский. В 1925 году на основе химико-металлургического и горного факультетов создали Уральский политехнический институт (УПИ).

Преподаватель химико-технологического факультета УПИ Борис Перетц писал: «Тогда не было здания, на котором можно было бы повесить вывеску, ибо институт размещался в магазинах, квартирах, складах, сараях и других надворных постройках в разных частях города. Например, в бывшем табачном магазине купца Полякова, рядом — в конфетном магазине, в сарае городского училища на Механической улице (теперь улице Горького), в комнате при Уральской золотосплавочной лаборатории (на углу улицы Первомайской), в квартире бывшего ее заведующего, действительного статского советника Дмитрия Писарева». А первый секретарь Уралобкома Иван Кабаков: «УПИ разбросан в десяти домах, и каждый факультет ютится в лачуге. Нет обстановки, нет учебного оборудования, нужда лезет из всех щелей».

В 1927 году комиссия СНК РСФСР заключила: невозможно выполнить учебный план, когда корпусы раскиданы по всему городу. И правительство постановило построить специальное здание для УПИ.

В 1929 году Уралоблисполком поручил местным архитекторам Г.Я. Вольфензону, А. П. Уткину и К. Т. Бабыкину составить генплан, определить объем строительства и образовать управление по возведению Втузгородка по проекту Сергея Чернышева. Нужно было не просто построить учебные корпуса, а создать целый микрорайон с жилыми домами для преподавателей, общежитиями для студентов, детскими садами, магазинами и школами.

Главный корпус УПИ возводили с 1929 по 1939 годы. Хотя здание планировали в стиле конструктивизма, во время строительства оно обрело декоративные ордерные композиции. Поэтому в центре его протяженного фасада воздвигли мощный восьмиколонный портик. Два выступающих крыла главного корпуса образовали парадный вход. Для пространства разработали оригинальные интерьеры: фойе второго этажа с колоннами, которое в сотрудники и студенты называют паркетом; чертежный зал пятого этажа с верхним светом; читальный зал библиотеки с обходной галереей, огражденной балюстрадой.

В 1930 году УПИ разделили на 10 институтов — втузов. В 1931 году на базе семи из них организовали Уральский индустриальный институт. В 1934 году ему присвоили имя Сергея Кирова. С таким названием вуз просуществовал до 1948 года, потом его опять переименовали в УПИ.

Строительство учебных корпусов длилось до 1956 года. У этих четырех-пятиэтажных зданий сложные конфигурации планов: Н-образный — у главного корпуса, Ж-образный — у Суворовского училища (которое изначально предназначалось для геологоразведывательного и бурового института — Прим.ред.) и химико-технологического факультета, У-образный — у физико-технического. В корпусах есть просторные вестибюли с парадными лестницами. Их центральные помещения украшены росписями, лепным декором, колоннадами и балюстрадами. Вместе со зданием строительного факультета и двумя П-образными жилыми домами корпуса образуют обширную площадь. Ей дали имя Сергея Кирова. Композиция площади симметрична: она продолжает ось проспекта Ленина и завершается главным корпусом — доминантой центральной улицы Екатеринбурга и студенческого городка.

В 1992 году УПИ стали называть УГТУ. Но поскольку название «УПИ» уже стало известным брендом, его стали писать через дефис — «УГТУ-УПИ». 23 апреля 2008 года Уральскому государственному техническому университету присвоили имя его выпускника Бориса Ельцина.

Уральский университет, созданный в 1920 году, снова обрел первоначальный статус в 2009 году. После слияния УрГУ имени А. М. Горького и УГТУ-УПИ имени Б. Н. Ельцина появился Уральский федеральный университет имени первого президента России Б. Н. Ельцина.

Елена Васина

заведующая отделом информационно-библиографического отдела УрФУ

В 2003 году Елена Васина начала работать в библиотеке УГТУ-УПИ. Тогда в библиотечном корпусе шел капитальный ремонт. Когда он закончился, осталось пустое пространство и хранилище, до потолка заставленное книгами. Елена занялась наполнением библиотеки с нуля. Мы поговорили о разнице поколений, истории библиотечного корпуса и специфике ее работы.


В конце 1990-х я возглавляла электронный каталог библиотеки Белинского, который тогда только зарождался. Мне было скучно. Всем кажется, что электронный каталог  — это очень просто. Но для создания одной библиографической записи нужно завести от 25 до 70 полей, чтобы у книги появились точки доступа по разным параметрам. Я попыталась уйти из библиотечной деятельности и начала работать методистом в киносети. Было интересно: мы проводили разные мероприятия и кинолектории. Но в 2003 году все равно вернулась в библиотеку — мне предложили работу в УГТУ-УПИ.

Я всегда говорю, что мы работаем во дворце

Первое время я работала вместе с айтишниками на первом этаже главного учебного корпуса, потому что в отделе библиотеки шел капитальный ремонт. Когда все работы завершились, я зашла в абсолютно пустое библиотечное пространство — и начала организовывать его с нуля. Мы выносили стопки книг из хранилища и расставляли по стеллажам, согласно таблице.

О библиотечном корпусе

Красивые колонны украшают главный корпус УПИ не только у главного входа, но и у библиотеки. Поэтому я всегда говорю, что мы работаем во дворце. В 1930-х годах при строительстве здания в проект сразу включили пятиэтажный библиотечный корпус. В нем все аудитории начинаются с литера Б.

Два двухэтажных крыла корпуса отведены книгохранилищу. Еще при переезде весь фонд в них не помещался. Раньше сотрудников библиотеки очень тщательно отбирали. Работу могли получить только те, кто владел иностранными языками: здесь было очень много книг не на русском.

В правой части библиотечного корпуса находится читальный зал гуманитарной литературы, а в левой — технической. На третьем этаже — читальный зал периодики, где занимаются профессора. Там находятся журналы за последние 5-10 лет. На четвертом этаже — зал справочных материалов и поиска информации в реферативных журналах. Здесь располагается мое рабочее место. На пятом этаже — читальный зал диссертаций, авторефератов и периодики с 1920 по 2010 год.

Об устройстве библиотеки

Книги читают не только в здании библиотеки. Большинство из них можно взять домой по студенческому абонементу. За книгами к нам может обратиться не только студент УрФУ, но тогда мы не разрешаем уносить их из читального зала.

В наших залах проходят конкурсы чтецов и мероприятия для поэтов. До 2007 года был еще один читальный зал на радиофаке. Там было много книг, но их не выдерживала архитектура корпуса. Там проводились не только традиционные мероприятия, но и, например, выставки авторских фотографий. А в середине 2000-х там прошла выставка компьютерных мышей. Студенты записывались в очередь для участия в этих экспозициях.

Преподаватели думают, что я разбираюсь и в химии, и в электронике, и в фольклоре

Сейчас у библиотеки УрФУ есть три площадки, на которых расположено более трех миллионов книг. В электронном виде хранится только одна треть. Кроме главного учебного корпуса, книги фонда хранятся на Тургенева, 4 и Куйбышева, 48. В момент слияния бывшего УрГУ и УГТУ-УПИ началось объединение библиотечных отделов и создание централизованной системы. Сначала мы работали особняком, но потом плавно наладили процесс.

Раньше в УПИ была другая структура библиотеки: одна фундаментальная и специализированные у каждого института. Сейчас на каждой кафедре тоже есть своя небольшая библиотека. Они не зависят от нас, их комплектуют за счет своих институтов. Но тем не менее все библиотеки присылают отчеты о работе.

О работе

По архиву библиотеки можно изучить всю историю УрФУ. Так, в годы репрессий на многих личных делах студентов и преподавателей появилась отметка об аресте. Некоторые данные просто перечеркнули. А у кого-то оставили пометки: «Ушел с работы и не вернулся».

Выдача книг в библиотеке не прекращалась даже в годы войны. Сотрудники смогли приютить около 14 библиотек, которые перевезли из Москвы, Санкт-Петербурга и других городов. В военные годы в университете был такой большой книжный фонд, что можно было найти экземпляр по любому запросу. После войны часть книг так и осталась в наших фондах.

Практические знания можно получить позже, а теоретическую базу — только в университете

Каждый день я прихожу в университет к 8:30. Начинаю делать сводное расписание для всех корпусов. В нашей библиотеке работают 16 сотрудников. Они преподают студентам дисциплины, связанные с библиографией. Кроме этого, в течение дня мы занимаемся издательской деятельностью и ведем работу по публикационной активности — консультируем научных сотрудников по подбору научной литературы. Когда приходит любой профессор, то начинает говорить с нами на равных. Считает, что я разбираюсь и в химии, и в электронике, и в металлургии, и в фольклоре и в языках.

О поколениях

Сейчас в библиотеке нет массового потока студентов, как раньше. Это связано не с тем, что они стали меньше читать. Потребность в библиотеках выросла, просто они изменили формат работы и перешли в онлайн. Мы активно продвигаем электронный формат книг.

Правда, многие студенты говорят, что им больше нравится листать книгу. До сих пор немногие хорошо воспринимают тексты с экрана. Современное поколение считает, что краткость — сестра таланта, потому что в интернете всегда можно получить четкий и лаконичный ответ. Но если нужно прочитать какой-то сложный текст, то обязательно нужна бумажная версия.

Сын моей соседки учится в строительном институте. На старших курсах он устроился работать и начал прогуливать пары. Однажды мы вместе ехали в лифте. Он рассказал, что сделал это, потому что вуз не дает ему тех знаний, какие необходимы на стройке. Я ответила, что ему надо было идти учиться в колледж. Для того, чтобы не просто работать, а занять хорошую должность, строителю нужно разбираться в химии, экономике. То есть не просто укладывать кирпичи своими руками, но и знать, как это делать правильно. Практические знания можно получить позже, а теоретическую базу — только в университете.

Ольга Веселова

главный технолог комбината питания УрФУ

Ольга Веселова начала работать в комбинате питания за пять дней до объединения УрГУ и УГТУ-УПИ. Она отвечает за меню во всех 18 столовых УрФУ. Мы пообщались о работе точек общепита в университете, ценообразовании и вкусах студентов.


Я устроилась на работу в комбинат питания за пять дней до объединения УрГУ и УГТУ-УПИ. И уже почти 10 лет занимаюсь контролем качества еды в столовых. Раньше вместо меня в штате было четыре технолога и два санитарных врача.

О столовых УрФУ

За день в столовую на первом этаже корпуса на Мира приходит две тысячи студентов. Из-за пандемии работы стало меньше, потому что многие учатся удаленно. Мы убрали часть посадочных мест в каждой столовой, установили везде антисептики и контролируем масочный режим.

Всего в корпусах УрФУ действует 18 столовых. Они работают с 8:00, чтобы студенты могли бюджетно позавтракать в университете. На завтрак у нас всегда есть недорогие каши, чай и булки. Раньше у каждой столовой УрФУ было свое меню. В здании бывшего главного корпуса УГТУ-УПИ даже работало кафе для диетического питания. Но это не удобно для контроля, поэтому сейчас везде действует единое меню, и я не трачу силы на индивидуальные истории. В меню представлены разные позиции, которые подойдут для людей с любыми особенностями питания.

Студент часто покупает то, что взял себе стоящий перед ним в очереди

Столовые закрываются в разное время. Позднее всего закрывается столовая на первом этаже корпуса на Мира. Раньше она находилась в темном зале с мотивами греческой мифологии на оранжевых и коричневых стенах. После ремонта многие студенты долго расстраивались, что это убрали. Напротив этой столовой есть другая. Она оформлена в виде кафе с рисунком на стене и барной стойкой.

У столовых есть общий склад. Оттуда продукты доставляют во все столовые два раза в неделю. Бригадиры отправляют туда заявку на необходимые продукты в соответствии с тем меню, которое я выдаю каждую неделю. Все замороженные полуфабрикаты — наше производство. Раньше мясной цех был на каждой столовой, везде была грязь и беспорядок. Благодаря  централизации работы полуфабрикаты для всех точек общепита производят в одной столовой — на Малышева, 144.

О работе

Я разрабатываю блюда, которые попадают в меню. В комбинате питания около семи тысяч рецептов. Обычно новые блюда появляются, когда кто-то делится интересным рецептом. Мы отрабатываем и смотрим, как его воспринимают студенты. Меню корректируем каждую неделю.

Обычно я прихожу на работу в 8:30. Начинаю составлять технологические карты меню на неделю и высчитываю соотношение белков, жиров и углеводов. Если студенты начинают жаловаться, что цена каких-то блюд слишком высокая, то я проверяю свои карты, иду в бухгалтерию и смотрю калькуляцию стоимости.

И на стройке, и на физтехе студенты съедают одинаковое количество котлет

По моим технологическим картам повара в столовых УрФУ готовят блюда. Я контролирую результат их работы: взаимодействую с санитарными службами, оцениваю вкусовые качества, корректность массы и состава блюд, проверяю на наличие брака. Езжу по разным столовым и смотрю, насколько блюда соответствуют меню. Первое время постоянно терялась по пути из столовой одного учебного корпуса в другую. Но за десять лет освоилась.

За время работы я научилась на глаз определять по блюду, есть ли у него недовес. Еще я всегда обращаю внимание на выкладку продукции. Если что-то не так, то я делаю фотографии, беру объяснительные и выкладываю в общий чат всех вузовских точек общепита. Я делаю это для того, чтобы людям стало стыдно и в других столовых никто не допускал таких же ошибок.

О студентах

Наша главная проблема — успеть всех накормить. Студенты идут есть в одно время. С 13:00 до 14:00 в столовых не протолкнуться, и кто-то всегда не успевает поесть. А потом мы всю пару снова стоим в пустом помещении. Студенты всегда очень хорошо относятся к сотрудникам столовой и хвалят еду. В начале года у нас всегда не хватает вилок и ложек, которые они разносят себе в общежития.

Расположение столовой никак не влияет на то, что именно там едят студенты. Грубо говоря, и на стройке, и на физтехе они съедают одинаковое количество котлет. Есть общие тенденции по всем столовым. Студенты чаще едят куриное мясо. На гарнир традиционно предпочитают макароны, а из выпечки выбирают пиццу. Студент часто берет то, что взял себе человек, который стоит впереди в очереди. Это нормально, когда сначала десять человек подряд заказывают шницель, а потом другие десять — мясную котлету.

Андрей Созыкин

проректор по развитию образовательной деятельности

Андрей Созыкин уже восемь лет работает в УрФУ. Он разрабатывает образовательные программы и развивает цифровые технологии. Мы поговорили о влиянии пандемии на учебу и инновациях в образовательной программе УрФУ.


Я работаю в УрФУ с 2012 года. Раньше я был в УрО РАН, а потом стал заведующим его совместной кафедры с УрФУ. Мы делали образовательные программы, связанные с суперкомпьютером и анализом данных. Потом я создавал несколько сильных магистерских программ с другими партнерами. В результате мне предложили работу заместителя проректора по образовательной деятельности. Я начал курировать проекты, которые относятся к цифровизации. Скоро развитие цифровых технологий стало одним из главных векторов развития вуза. И мне предложили стать проректором по развитию образовательной деятельности и ее цифровой части.

О пандемии

Многие относятся к дистанционному обучению скептически. Но во время пандемии оно стало единственным способом для учебы. Все преподаватели признали: это то, от чего нам не уйти. Из-за коронавируса мы поняли, что до этого все делали правильно, когда записывали онлайн-курсы. Иначе у нас бы не получилось так быстро перейти на дистант.

Мы не боимся того, что из-за пандемии все станут учиться в онлайн-университетах. Есть много практико-ориентированных специальностей, которые невозможно получить по книжкам. Например, дизайн и творчество. А еще, когда работодатели оценивают наших выпускников, то выше профессиональных навыков ставят софт-скиллы, которые нельзя получить дистанционно. Университет — это не только про образование, но и про развитие личности и формирование социальных связей.

Об инновациях

Мы должны выпустить студентов, которых компании захотят взять на работу. Для этого нужно расширять разнообразие дисциплин в направлениях. Еще недавно все очень скептически относились к введению технических дисциплин у студентов гуманитарных специальностей. А сейчас мы понимаем, что все профессии становятся гибридными.

Для того, чтобы это сделать, УрФУ совмещает несколько моделей: образовательную организацию, исследовательский университет и практическое взаимодействие с регионами. У нас практически на всех направлениях есть проектное обучение: в течение семестра студенты создают свой продукт. А еще в некоторых институтах появились образовательные траектории, где студент может сам выбрать предметы, в том числе на каком уровне он хочет их освоить  — базовом или продвинутом. Есть несколько фиксированных дисциплин, они зависят от специальности. Все студенты могут выбрать иностранный язык, майноры (предметы дополнительного профиля — Прим. ред.) и дисциплины на занятиях физической культуры.

Если у студента-айтишника на третьем курсе нет работы — значит, что у него что-то идет не так

Вместо оценок в УрФУ есть БРС — балльно-рейтинговая система. Поэтому студенты получают не тройки или пятерки, а баллы. И чем предмет сложнее, тем проще получить по нему большее количество баллов. Поэтому мы знаем, что студенты не выбирают простые предметы ради оценок.

Балльно-рейтинговую беседу начали вводить пять лет назад для создания нового подхода к реализации образовательной программы. По российской системе выставления оценок от сессии до сессии живут студенты весело. Можно не ходить на пары весь семестр, но прийти на экзамен и получить отличную оценку. БРС устроена по-другому. Итоговая оценка складывается из того, что студент делал во время семестра и как сдал экзамен. Это помогает вовлекать студента в обучение в течение всего семестра. Но только при условии, что его преподаватель использует систему выставления оценок по установленным правилам.

У нас был долгий период притирки преподавателей к новым механизмам выставления оценок. Но сейчас все работает. К сожалению, для некоторых БРС все равно остается формальностью.

О разных институтах

Мы задаем общие правила и направление, но каждый институт организует свой образовательный процесс самостоятельно. А общеуниверситетские службы согласуют расписание — в бывших корпусах УрГУ и УГТУ-УПИ разное расписание звонков. В каждом институте есть руководитель образовательных программ, и он решает, какие онлайн-курсы и дисциплины включать в программу.

Сложно сравнить, в каком институте получается лучше, а в каком хуже подготовить программу для реализации наших задач. Бывает, когда в одном институте разрабатывают и самую лучшую, и самую худшую программу. По опросам, 88 % выпускников находят работу через шесть месяцев после выпуска. И это — лучший показатель наших образовательных программ.

В IT-направлении сейчас есть большая нехватка кадров. Туда на работу берут не только выпускников. Если у студента-айтишника на третьем курсе нет работы — значит, что у него что-то идет не так. С гуманитарными направлениями ситуация сложнее, но все равно большинство наших выпускников устраиваются на работу.

О здании и работе

Я приезжаю в университет к 7:00. До 10:00 нахожусь у себя в кабинете — он находится в левом крыле главного учебного корпуса. Проректор — это административная должность. Поэтому большую часть дня я провожу на совещаниях и рабочих встречах. Еще я продолжаю преподавать в институте радиоэлектроники и информационных технологий.

Почти все свое рабочее время я провожу в главном учебном корпусе. Мы переехали сюда только в феврале 2019 года. Сначала я работал на Тургенева, 4 и Мира, 21. Но корпус на Мира более динамичный — здесь больше людей. А еще потому что он больше административный, чем образовательный, как остальные корпуса. Мне понадобилось около трех месяцев, чтобы начать ориентироваться во всех корпусах УрФУ на Мира. Правда, я до сих пор не знаю, что за конструкция торчит из здания рядом с окном моего кабинета.

Атмосферу задает культура институтов. На студентов естественно-научных направлений преподаватели смотрят, как на своих будущих коллег в лаборатории, а на студентов инженерных направлений — как на тех, кто скоро пойдет на завод и должен встраиваться в строгую иерархическую структуру. Это не значит, что один подход хуже, а другой лучше. Просто студентов приучают к тому, как они будут работать.

Светлана Тихомирова

комендант главного корпуса УрФУ

Светлане Тихомировой — 56 лет. 32 из них она работает в университете. Сначала была на кафедре факультета технологии силикатов, потом — ведущим инженером транспортного отдела. Пять лет назад стала комендантом главного корпуса УрФУ. Мы поговорили о здании УПИ, поддержании в нем порядка и атмосфере вуза.


Я провела в УрФУ больше половины своей жизни  — 32 года. Здание главного учебного корпуса давно перестало быть для меня только местом работы. Это мой дом. Я поступала в УПИ на факультет технологии силикатов. Помню, как первое время постоянно терялась в корпусах, а теперь знаю их также хорошо, как саму себя.

Я провела в УрФУ больше половины своей жизни

Со студенчества мое любимое место в главном учебном корпусе — это паркет. Пространство на втором этаже рядом с актовым залом исторически стало точкой проведения разных мероприятий: от отборочной комиссии для первокурсников до новогоднего бала. Я состояла в стройотряде, и между парами мы собирались на паркете и пели песни. Это было очень атмосферно. Грустно, что сейчас это движение перестает быть популярным. Я до сих пор общаюсь со своим отрядом. Все завидуют, что я продолжаю находиться в атмосфере университета.

После окончания университета меня определили в область по специальности. Потом я вернулась в Екатеринбург и стала искать работу. Мне предложили место на кафедре. Потом я 20 лет была ведущим инженером транспортного отдела вуза. Там я занималась оформлением всей документации, в том числе во время образования УрФУ на базе УрГУ и УГТУ-УПИ. Любое слияние — это непростая вещь. А особенно слияние двух самодостаточных вузов, которое сопровождалось сокращениями и болезненной сменой структуры. Но все уже сжились и ко всему привыкли.

О работе

Пять лет назад меня пригласили на должность коменданта главного учебного корпуса. И я решила сменить свой род деятельности. Сейчас я слежу за главным учебным корпусом УрФУ и ухаживаю за ним, как хозяйка за своим домом. Я работаю со всей душой. Если нужно задержаться, то никогда не откажусь. В вузе постоянно происходят мероприятия и встречи. А я в курсе абсолютно всего.

Каждый рабочий день начинается в 8:00 с обхода здания — и снаружи, и изнутри. Если я вижу какие-то недочеты и поломки, то передаю в отдел заявки, чтобы рабочие все исправили. Мой кабинет находится в коридоре у гардероба. Чтобы найти больше работы, достаточно просто пройтись по холлу на первом этаже. Ко мне сразу подходят коллеги со своими проблемами и вопросами. А еще у нас есть глобальный план ремонта на год, я его контролирую.

О здании

На Мира, 19 есть несколько корпусов, у каждого — свой комендант. В главном учебном корпусе работают три коменданта. Я отвечаю за его центральную часть — ГУК. Другой комендант — за левое крыло инжэка, а еще один — за правое крыло, где находятся мехфак и электрофак. В моей части находится администрация, а у моих коллег — учебные корпуса. Я не знаю, кому повезло больше. На втором этаже располагается  бухгалтерия, на третьем — проректорат, на четвертом — зона коворкинга и отдел партнерских отношений, а на самом верху — большой чертежный зал. Мне нужно находить язык со всеми. В уборке моей площади здания участвует четыре человека. Они работают с 8:00 до 20:00 и поддерживают порядок в аудиториях. А на улице работает дворник.

В центральной части здания сохранились расписные потолки, которые сделали еще при строительстве. Около 15 лет назад их реставрировали. Наверху висят исторические люстры — они находятся в здании с момента основания. Наверху у них есть лебедка, с помощью которой они опускаются. Мы делаем это дважды в год, чтобы очистить конструкцию и заменить перегоревшие лампочки.

Два года назад мы обновили пространство на втором этаже — паркет. Поменяли там половое покрытие. Постепенно хотим отремонтировать паркет и в других местах корпуса. По краям зоны паркета находятся колонны. Странно, но это самое хрупкое место здания. На каждом мероприятии на них что-то натягивают, задевают столами, которые выносят на паркет. В 2019 году здание объявили памятником архитектуры, поэтому мы не можем проводить реконструкцию — только реставрировать и делать косметический ремонт.

На каждом лестничном пролете висят большие картины, которые мы отреставрировали к юбилею УрФУ. Их дарили университету разные художники и выпускники. Со временем здание становится более хрупким. Но постоянная регулировка ситуации помогает держать его в хорошем состоянии.

Сергей Сарапулов

директор Уральского энергетического института УрФУ

Сергей Сарапулов окончил электротехнический факультет УПИ и сразу начал работать ассистентом на своей кафедре. За 20 лет прошел практически через все промежуточные должности и стал директором института. Мы поговорили о корпусе теплофака и высоковольтной лаборатории.


Я работаю в университете 20 лет, но возглавил институт только шесть лет назад. Моя карьера в УрФУ началась сразу после окончания университета: я устроился ассистентом на свою кафедру. С 2010 по 2014 год я совмещал с УрФУ работу в правительстве (Сергей работал заместителем главы министерства промышленности Свердловской области — Прим. ред.). А шесть лет назад ушел оттуда и стал директором Уральского энергетического института.

Об изменениях

Когда я был студентом, аудитории выглядели иначе. Там стояли железные парты с деревянными досками в надписях, с потолка отваливалась штукатурка. В здании теплофака долгое время было холодно зимой. Но мы не обращали внимание на этот антураж. В мое студенчество в университете было больше свободы. Тогда все курили в коридорах, в главном учебном корпусе продавали пиво.

В начале 2000-х в стране не воспринимали науку всерьез. Никто не считался с учеными, педагогами и профессорами. Поэтому в университетах было соответствующее управление. Сейчас к сфере образования относятся строго, поэтому появилось больше документной работы. Старым преподавателям оказалось трудно перестроиться на современный темп. До объединения УрГУ и УГТУ-УПИ вузы существовали в спокойном режиме. Они не участвовали в крупных программах и проектах, как УрФУ.

Рядом с электрофаком стояло мощное высоковольтное оборудование с большими шарами-разрядниками в духе Теслы

За последние 10 лет сильно изменился технологический уклад нашей жизни. Даже пандемия заставила ускориться. Всем преподавателям пришлось за лето освоить цифровые технологии, которые до этого казались им другим миром. Плюс пандемии в том, что стало проще проводить международные мероприятия. Студенты понимающе отнеслись к дистанту и даже помогали некоторым преподавателям осваивать новые технологии. Возникали единичные вопросы о перерасчете оплаты за обучение. В нормативно-правовых документах нет конкретики об объеме образования, поэтому эти вопросы сошли на нет.

О здании

Сегодня в нашем институте обучается  более двух тысяч студентов на 300 преподавателей. Энергетическое образование дает отличную базу знаний. Программа меняется каждый год и уходит в область более адаптированных для студентов вещей.

В институте есть несколько направлений. Мы закрываем весь спектр знаний, которые связаны с энергетикой. Студенты учатся в разных частях университета. Левое крыло главного учебного корпуса — теплофак, правое крыло — электрофак. Но такая территориальная разобщенность не создает проблем.

На первом этаже теплофака на кафедре атомных станций располагается макет атомного реактора. Еще в обеих частях института есть интересные лаборатории с серьезным исследовательским оборудованием. В нашем корпусе базируется старейший вузовский театр «Старый дом». По вечерам они репетируют на теплофаке, а сейчас их основная сцена — театр «Щелкунчик».

Раньше у УПИ был серьезный испытательный центр высоковольтного оборудования. Рядом с электрофаком стояло мощное высоковольтное оборудование с большими шарами-разрядниками в духе Теслы. В 1990-х оно пришло в негодность. Его распилили и сдали на металлолом. Но на здании до сих пор остались артефакты. Это изоляторы, через которые устройство питалось. Сейчас там осталась функционирующая высоковольтная лаборатория. Еще на стене корпуса установлены солнечные батареи. Когда отключается электричество, коридор в корпусе освещается с помощью этой резервной системы.

О работе

Мой рабочий день начинается с первого звонка, который может произойти и в 6:00. Обычно к 9:00 я приезжаю на Мира, 19. Участвую в директорских и профессорских совещаниях, решаю рабочие и организационные вопросы с педагогическим составом, встречаюсь с партнерами. Обычно день получается насыщенным: одна встреча сменяет другую. Мой рабочий день заканчивается около 20:00. После 18:00 с работы уходит большая часть административного состава, и эти дела уже невозможно решить. Поэтому появляется время на интеллектуальную работу с педагогами.

Юлия Шатон

директор музея УрФУ

Юлия Шатон поступила в УПИ в 1986 году на инженера-механика. После университета пошла работать по профессии, но в 1990-е, как и многие, потеряла все, когда предприятия начали разваливаться. Вернулась в УПИ работать комиссаром штаба всех отрядов УГТУ-УПИ. Потом заняла должность директора музея УрФУ. Мы поговорили о студенческих отрядах и музее в бывшем помещении спортивного зала.


О строительных отрядах

В университете я пошла в студенческий строительный отряд. Через несколько лет после окончания университета вернулась туда работать комиссаром всех отрядов УПИ. Студенческие отряды появились в нашей стране в 1940-х годах. Их стали называть строительными во время освоения целинных земель Казахстана. Они строили различные объекты — коровники, школы, дома.

В 1980-х строительные отряды стали выезжать с поездами, чтобы работать проводниками, и в детские лагеря, чтобы работать вожатыми. В 1960-х годах студенческие отряды появились практически во всех учебных заведениях и живут до сих пор. Правда, из 200 отрядов в УрФУ осталось только 50.

В каждом отряде есть командир, который ищет работу на лето, и комиссар, который следит за командой каждый день, организовывает развлекательные мероприятия. Я была комиссаром штаба всех отрядов УГТУ-УПИ с 1997 по 2001 год. Через меня проходила коммуникация вуза со студентами и организация мероприятий. Я до сих пор общаюсь с теми, кто был со мной в стройотряде. И я все еще участвую в их работе: помогаю и прихожу на их конкурсы уже как жюри.

О музее

В 2007 году мне предложили стать директором музея УГТУ-УПИ. К тому моменту я уже достаточно много знала и о самом университете, и о его истории. Для меня университет — это движение, жизнь и место силы. Я люблю его стены и людей. Занимаясь музеем, я сохраняю дорогую мне историю. Многие ее уже не знают и не помнят, а я рассказываю.

Музей УрФУ находится в помещении бывшего спортивного зала. Тогда не было отдельных спортивных сооружений, как сейчас. Они были встроены в корпуса университета. До 1980-х здесь занимались легкой атлетикой и боксом, проходили репетиции танцевальных коллективов. Когда зал перестал справляться с потоком студентов, то построили спортивный манеж. А помещение передали музею. Потом построили антресоли — и появилось два этажа музейного пространства.

После объединения УрГУ и УГТУ-УПИ нужно было соединить музеи двух самодостаточных вузов. В традиционном виде это оказалось очень сложной задачей. Поэтому мы разработали концепцию мультимедийного пространства. В год музей посещает около 10 тысяч человек. В основном это первокурсники и гости университета.

На втором этаже находится традиционное музейное пространство с фотографиями, артефактами и документами, а на первом — мультимедийная экспозиция об известных выпускниках УрГУ и УГТУ-УПИ. В университете студентам много говорят о том, как важно развиваться в науке. А мы хотели показать, что после университета можно стать кем угодно, и неважно, какая у тебя была специальность.

Читайте там, где удобно:

Share
0
скопировать ссылку

Комментарии

0 комментариев

Тэги

Сюжет

Новое и лучшее

Где искать скидки в «черную пятницу»: 22 заманчивых предложения

Кудри в городе: Как кудрявые девушки создают собственное комьюнити, косметику и парикмахерские в Москве

Как студентам и стартаперам-новичкам выстрелить

От 10 до 90 тысяч: Как устроить шопинг при любом бюджете

Надо ли вам пить витамин D?

Первая полоса

Где искать скидки в «черную пятницу»: 22 заманчивых предложения
Где искать скидки в «черную пятницу»: 22 заманчивых предложения
Где искать скидки в «черную пятницу»: 22 заманчивых предложения

Где искать скидки в «черную пятницу»: 22 заманчивых предложения

Кудри в городе: Как кудрявые девушки создают собственное комьюнити, косметику и парикмахерские в Москве
Кудри в городе: Как кудрявые девушки создают собственное комьюнити, косметику и парикмахерские в Москве
Кудри в городе: Как кудрявые девушки создают собственное комьюнити, косметику и парикмахерские в Москве

Кудри в городе: Как кудрявые девушки создают собственное комьюнити, косметику и парикмахерские в Москве

Как студентам и стартаперам-новичкам выстрелить
Промо
Как студентам и стартаперам-новичкам выстрелитьИ попасть в элиту мирового бизнеса
Как студентам и стартаперам-новичкам выстрелить
Промо

Как студентам и стартаперам-новичкам выстрелить И попасть в элиту мирового бизнеса

От 10 до 90 тысяч:
Как устроить шопинг при любом бюджете
Спецпроект
От 10 до 90 тысяч: Как устроить шопинг при любом бюджетеИ почему вложение в одежду может быть удачным вариантом
От 10 до 90 тысяч:
Как устроить шопинг при любом бюджете
Спецпроект

От 10 до 90 тысяч: Как устроить шопинг при любом бюджете И почему вложение в одежду может быть удачным вариантом

Надо ли вам пить витамин D?
Надо ли вам пить витамин D?И откуда сегодня такая мода на него?
Надо ли вам пить витамин D?

Надо ли вам пить витамин D? И откуда сегодня такая мода на него?

Как открыть галерею без грантов и спонсоров — история петербургского проекта «Стыд»
Как открыть галерею без грантов и спонсоров — история петербургского проекта «Стыд»«Это не выставки — это иммерсивные спектакли на минималках»
Как открыть галерею без грантов и спонсоров — история петербургского проекта «Стыд»

Как открыть галерею без грантов и спонсоров — история петербургского проекта «Стыд» «Это не выставки — это иммерсивные спектакли на минималках»

Не «Нежный редактор» — о секретной подготовке нового трека и своем пути к феминизму
Не «Нежный редактор» — о секретной подготовке нового трека и своем пути к феминизму«Это то, чего от меня точно никто не ожидает»
Не «Нежный редактор» — о секретной подготовке нового трека и своем пути к феминизму

Не «Нежный редактор» — о секретной подготовке нового трека и своем пути к феминизму «Это то, чего от меня точно никто не ожидает»

Можно ли уволить сотрудника за посты в соцсетях?
Можно ли уволить сотрудника за посты в соцсетях?И как отстаивать свои права любителям провокационных твитов и фотографий
Можно ли уволить сотрудника за посты в соцсетях?

Можно ли уволить сотрудника за посты в соцсетях? И как отстаивать свои права любителям провокационных твитов и фотографий

«Как мы путешествуем в доме на колесах»
«Как мы путешествуем в доме на колесах»
«Как мы путешествуем в доме на колесах»

«Как мы путешествуем в доме на колесах»

13 теплых курток на зиму
13 теплых курток на зиму
13 теплых курток на зиму

13 теплых курток на зиму

Люди, которые постоянно кашляют, — о стигматизации и проблемах во время пандемии
Люди, которые постоянно кашляют, — о стигматизации и проблемах во время пандемии«Обычное покашливание я даже не замечаю»
Люди, которые постоянно кашляют, — о стигматизации и проблемах во время пандемии

Люди, которые постоянно кашляют, — о стигматизации и проблемах во время пандемии «Обычное покашливание я даже не замечаю»

Большое интервью с Cream Soda
Большое интервью с Cream SodaОб альбоме с Федуком, доходах со стримингов и хорошем вкусе
Большое интервью с Cream Soda

Большое интервью с Cream Soda Об альбоме с Федуком, доходах со стримингов и хорошем вкусе

Тальятелле, лингвини, казаречче и спагетти: Где есть пасту в Москве
Тальятелле, лингвини, казаречче и спагетти: Где есть пасту в Москве
Тальятелле, лингвини, казаречче и спагетти: Где есть пасту в Москве

Тальятелле, лингвини, казаречче и спагетти: Где есть пасту в Москве

Правда ли мы больше устаем от удаленки
Спецпроект
Правда ли мы больше устаем от удаленкиИ какую роль здесь играют видеозвонки
Правда ли мы больше устаем от удаленки
Спецпроект

Правда ли мы больше устаем от удаленки И какую роль здесь играют видеозвонки

Что делать, если ваши доходы упали
Что делать, если ваши доходы упалиКак пересмотреть свой бюджет, договориться о скидках по аренде и рефинансировании кредитов
Что делать, если ваши доходы упали

Что делать, если ваши доходы упали Как пересмотреть свой бюджет, договориться о скидках по аренде и рефинансировании кредитов

Что делать, если вам изменили
Что делать, если вам изменилиОтрывок из книги психолога Марины Травковой
Что делать, если вам изменили

Что делать, если вам изменили Отрывок из книги психолога Марины Травковой

От первой любви до дуэта длиной в 20 лет
Промо
От первой любви до дуэта длиной в 20 летС кем Майя Плисецкая танцевала свои лучшие партии
От первой любви до дуэта длиной в 20 лет
Промо

От первой любви до дуэта длиной в 20 лет С кем Майя Плисецкая танцевала свои лучшие партии

«Сейчас шахматы — это жесткий мир спортивной борьбы»: Шахматист Ян Непомнящий смотрит «Ход королевы»
«Сейчас шахматы — это жесткий мир спортивной борьбы»: Шахматист Ян Непомнящий смотрит «Ход королевы»Почему шахматисты такие странные, но такие крутые?
«Сейчас шахматы — это жесткий мир спортивной борьбы»: Шахматист Ян Непомнящий смотрит «Ход королевы»

«Сейчас шахматы — это жесткий мир спортивной борьбы»: Шахматист Ян Непомнящий смотрит «Ход королевы» Почему шахматисты такие странные, но такие крутые?

«Я — Грета»: Интимный док о жизни главной экоактивистки планеты
«Я — Грета»: Интимный док о жизни главной экоактивистки планеты
«Я — Грета»: Интимный док о жизни главной экоактивистки планеты

«Я — Грета»: Интимный док о жизни главной экоактивистки планеты

Студенты требуют скидок на онлайн-обучение. Что делают вузы и частные школы?
Студенты требуют скидок на онлайн-обучение. Что делают вузы и частные школы?И как сейчас можно добиться компенсации за дистанционку
Студенты требуют скидок на онлайн-обучение. Что делают вузы и частные школы?

Студенты требуют скидок на онлайн-обучение. Что делают вузы и частные школы? И как сейчас можно добиться компенсации за дистанционку

Подпишитесь на рассылку