Прямая улица без поворотов и крупных перекрёстков ни с того ни с сего меняет название. Если бы Маросейка становилась Покровкой после пересечения с Бульварным кольцом (как, например, Большая Лубянка становится Сретенкой), это было бы логично и понятно. Но это происходит после пересечения с небольшим Старосадским переулком. Таких случаев в Москве немало: улица Сергея Эйзенштейна после небольшого изгиба превращается в улицу Вильгельма Пика, Долгоруковская после малоприметного перекрёстка с Селезнёвской — в Новослободскую. Мы спросили учёных-топонимистов, почему улицы меняют названия без видимых причин и есть ли какие-то правила, по которым можно определить, где начинается и заканчивается та или иная улица.

 

Почему Маросейка становится Покровкой
без видимых причин?

 

 

 

Ян Рачинский

Автор «Полного словаря названий московских улиц»

 

Как правило, улица заканчивается перекрёстком или площадью. Хотя, конечно, одна улица может включать в себя много перекрёстков, поэтому довольно странно, что Маросейка переходит в Покровку после пересечения с небольшим Старосадским переулком.

Все названия и деления складывались исторически. Сначала вся улица, от Садового кольца до Лубянского проезда, была Покровкой — по Покровскому великокняжескому монастырю (сам он так назывался по православному празднику).

Название Маросейка появилось в XVII веке: кто-то говорит, что название произошло от Малороссийского подворья, которое располагалось там, но скорее оно произошло от Малорусского кабака, потому что подворье было интересно только малороссиянам, которые там останавливались, а кабак был важен для всех горожан. В то время названия улиц постоянно менялись, до XIX века не было вообще никакой системы названий, они возникали и исчезали вместе с какими-то точками притяжения. То есть был во всей округе примечательным только монастырь — вся улица Покровка, появился кабак — появилось новое название улицы.

При этом сейчас, может быть, нам кажется, что делить одну улицу несколькими названиями неудобно и осложняет ориентацию, но в то время расстояние от Садового до Лубянского проезда казалось довольно серьёзным. Поэтому дробление несколькими названиями, напротив, облегчало ориентацию. Например, современная улица Большая Полянка имела раньше сразу три названия: Космодамианская — по церкви, которая там находилась, Полянка — по незастроенному пространству и возникшему там трактиру, Серпуховская — потому что там Серпуховские ворота и начиналась большая дорога на Серпухов.

 

 

Есть ли сейчас какие-то правила для определения того, где начинается и где заканчивается улица?

 

 

Владимир Максимов

Член топонимической комиссии московского центра РГО  

 

Протяжённость улицы определяют строители, не знаю, есть ли у них какой-то регламент. Понятно, что улица должна заканчиваться каким-то довольно крупным перекрёстком или площадью. Или часто бывает, что улица расширяется, меняется количество полос и разметка — после этого название тоже может поменяться. Но вообще, это вопрос практики, а не теории. Ведь город тоже строится постепенно: построят одну улицу, обживут, потом достроят другую, появится продолжение, которое назовут уже по-другому.