1 июля, пятница
Москва
Войти

Ад в ОВД «Братеево»: Там жестоко избивали и унижали задержанных на митинге девушек

Ад в ОВД «Братеево»: Там жестоко избивали и унижали задержанных на митинге девушек

Только в России названия ОВД становятся именами нарицательными. Так было с казанским ОВД «Дальний», после пыток в котором в 2012 году от разрыва прямой кишки умер мужчина, то же, видимо, сейчас происходит с ОВД «Братеево». Только если «Дальний» был символом полицейского насилия вообще, то «Братеево» в прямом эфире становится синонимом конкретного полицейского произвола — в отношении задержанных на митингах.

«Хочется, чтобы вся страна узнала о том, что они творят в этом маленьком кабинете», — рассказывает Кристина. Ее, как и еще минимум тысячу человек в Москве, задержали на акциях 6 марта. Кристина и другие девушки пережили в «Братеево» физическое насилие, оскорбления и унижения. И им почти удалось сделать так, чтобы о том, что произошло, с ними узнали очень многие. Тем не менее полицейские, ответственные за то, что произошло «в этом маленьком кабинете», до сих пор не наказаны. Но Кристина говорит, что будет рассказывать свою историю, пока это не дойдет до всех, потому что о таком просто нельзя молчать.

The Village поговорил с девушками, которые оказались в «Братеево» после митинга, о том, что они думают про «спецоперацию», почему их забрали, как над ними издевались и что они чувствуют сейчас. Хронология происходившего составлена по рассказам пяти героинь, которые упомянуты ниже. Некоторые из них из соображений безопасности не стали называть свои настоящие имена и места работы.

Настя, 22 года

танцовщица


Кристина, 25 лет

музыкант


Наташа, 19 лет

студентка


Катя, 23 года

самозанятая


Настя, 19 лет

студентка

Задержание

Кристина рассказывает, что они сразу почувствовали себя по-дурацки: митинг еще толком не начался, а их уже приняли. «Мы прошли десять минут, три раза покричали и сели в автозак. Хотя бы еще пару часов походили, а тут феминистский протест сразу схлопнулся».

Четыре из пяти героинь говорят, что вышли на акцию целенаправленно — «спецоперация» противоречит их принципам. Катя аккуратно делится: «Было воскресенье — это выходной. Я вышла погулять, потому что была хорошая погода. Над головой — мирное небо и никаких бомбежек, захотелось этим насладиться». Кристина и Настя говорят, что насилие в XXI веке им кажется абсурдным: «Вроде бы весь мир пришел к спокойному решению проблем, к умению использовать речевой аппарат, и то, что сейчас происходит, — это позорище. Причем беспрецедентное позорище, и клеймо на нас будет еще много лет. Его будет очень тяжело стирать».

Мы даже соблюдали социальную дистанцию. Шли через пару шагов по тройкам

Все пять героинь этого текста были задержаны в одном месте — на Каланчевской улице. ОМОН сразу оцепил всех, кто там стоял, и прижал к стене. Девушки не делали ничего противозаконного, кто-то даже не успел ничего крикнуть, все были без плакатов. «Мы даже соблюдали социальную дистанцию. Шли через пару шагов по тройкам», — шутит Настя. Кристину задержали, потому что она захотела сделать фотографию происходящего — омоновцу это не понравилось, и он задержал ее. По словам героинь, задержания проходили спокойно — полицейские не использовали силу, разве что у некоторых девушек проверили сумки (и по несколько раз). Но все героини упоминают одно нарушение — никто из полицейских не показал жетон и не назвал имени после просьбы представиться.

Автозак

В автозаке было 29 человек. Девушки рассказывают, что их запихивали, как селедок в банку. И еще одно сравнение, которая приводит Кристина: «Представьте, что вы едете на работу из Выхина в восемь утра». Людям приходилось стоять друг у друга на ногах, кто-то из задержанных из-за нехватки воздуха чуть не упал в обморок. Зато все упоминают, что в автозаке (как обычно бывает) собралась прекрасная компания: психотерапевты, танцоры, поэты, правозащитники, музыканты. Они вместе стали вспоминать законодательную базу. А еще пели песни. Одна из героинь рассказывает, что они спели весь саундтрек «Бременских музыкантов», и говорит, что напели советских песен на годы вперед.

Такая добрая атмосфера в автозаке (если она вообще возможна) помогла всем успокоиться. Перед приездом в отдел девушки почти не волновались — паника после задержания поутихла, а сообщение о задержании в бот «ОВД-Инфо» и создание чата автозака, казалось, гарантировали хоть какую-то безопасность. Людей начали грузить в автозак в 15:30, в 16:45 они уже были в отделе. Правда, задержанным до последнего не говорили, куда именно их везут. Из 29 задержанных, которых отвезли в «Братеево», четверо — мужчины. Все остальные — девушки. На следующий день в России был укороченный рабочий день в связи с предстоящим праздником — 8 Марта.

Отделение

«Когда ты живешь в стране, где домашнее насилие не пресекается и ты никак не защищен государством, подобное отношение даже не воспринимается как что-то из ряда вон выходящее. Ты понимаешь, что с тобой так может поступить чуть ли не каждый второй мужчина. Включая твоего отца. Это самое стремное — я поняла, что конкретно этих людей не боюсь», — рассказывает Кристина о том, что происходило в допросной.

На входе в «Братеево» у всех отобрали паспорта. Это очень испугало девушек: «Обычно так не делают, а тут ты понимаешь, что в случае чего тебя хрен отпустят». Еще страшнее стало, когда задержанных отвели на второй этаж в актовый зал. Буквально через пять минут после этого в здании заиграла сирена, которая сообщала, что в отделении введен план «Крепость» — это особое положение, которое вводят, чтобы защитить учреждения от вооруженного нападения. После этого в «Братеево» уже не могли попасть адвокаты, а задержанные лишились права на передачки.

В самом актовом зале было очень тихо. Полицейские сразу начали давить на задержанных: им разрешали говорить только шепотом, не давали воды или еды, в туалет выводили только по двое. И то, если сотрудники отделения были свободны, то есть кто-то ждал своей очереди по 40 минут. Девушки говорят, что условия были похожи на тюремные. Атмосфера была нервной: от страха по актовому залу поползли разговоры — кто-то даже сказал, что слышал, что им могут дать пожизненное. А еще в актовом зале сотрудники пытались проводить воспитательные беседы. Кристина говорит, что это было похоже на разговоры с отцом — заядлым путинистом, который ненавидит твою точку зрения. Кому-то из задержанных включали выпуски «Международной пилорамы» — чудовищной передачи Тиграна Кеосаяна на телеканале НТВ, в которой супруг Маргариты Симоньян пытается делать свою версию американских политических Late Night, но с сугубо верноподданических позиций. Чтобы как-то заглушить звук из телевизора, задержанные стали напевать песни (например, «А я иду, шагаю по Москве…»), но это быстро пресекли полицейские. К одной из задержанных с радужным поп-итом подошел полицейский и спросил: «Ты, что ли, из ЛГБТ?»

Вы не в американском фильме, чтобы у вас были права

Из актового зала стали выводить по тройкам в комнату для фотографирования. Первых, кто попал в комнату, полицейским удалось сфотографировать. Потом люди начали отказываться — из них сделали еще одну очередь. На вопросы о том, зачем вообще понадобились фотографии, полицейские отвечали сухо: «Надо. Чтобы пробить вас по базам». Задержанные пытались объяснить, что у них есть права и полицейские уже и так незаконно отобрали паспорта. На это им говорили: «Вы не в американском фильме, чтобы у вас были права».

Отказавшихся подвели к комнате допросов. Внутрь запускали по одному. Людей держали в комнате около часа, поэтому очередь тянулась очень медленно. Сперва из кабинета доносились мужские крики с оскорблениями, угрозами и громкие удары по столу. Через пару минут полицейские отвели задержанных за угол, чтобы они меньше слышали. Но с выходящими все равно можно было пересечься взглядом — скоро девушки в очереди увидели другую задержанную, которая вышла из кабинета в белой мокрой футболке. Кристина говорит, что больше всего ее потрясла даже не она, а другая задержанная, которая заходила в кабинет в приподнятом настроении, а вышла истошно рыдая.

Очередь дошла до Кати — она зашла в кабинет, села, скрестив ноги, и положила руку сбоку на стол. Мужчине в черной водолазке — вероятно, полицейскому в штатском (он же мучил и других девушек) — это не понравилось, и он стал пинать ее по ногам. Катя упрямо продолжала их скрещивать, показывая, что она не боится происходящего. Тогда мужчина в водолазке одернул руки героини и влепил ей пощечину. Катя говорит, что от этой пощечины у нее до сих пор болит шея, когда она пытается повернуть голову. После пощечины женщина-блондинка в комнате стала задавать типичные протокольные вопросы: «Где живешь? Где учишься? Как узнала о митинге?» Катя ссылалась на 51-ю статью, которая позволяет не свидетельствовать против себя, и отказывалась отвечать: за это мужчина в водолазке начал бить ее по ногам.

Потом облил водой и стал брызгать антисептиком в лицо. Как оказалось, его отобрали у другой задержанной, и следующих за ней в очереди стали им пшикать. Затем мужчина в водолазке схватил ее за волосы, чтобы заставить встать для фотографии, и вырвал у нее клок волос. Катя уворачивалась, сфотографировать ее так и не получилось, и полицейские решил выпустить ее из кабинета. Краем глаза, выходя из кабинета, она увидела, что мужчина в водолазке пытается «дать ей мощного пинка». Ей удалось увернуться — задело совсем немного. Фотографию с вырванным клоком волос она отправила в общий чат.

Кристина говорит, что была слишком ярко одета для такого случая: кислотный зеленый свитер с брошкой и джинсы. Она периодически проверяла свой телефон, и фотография с клоком волос ее потрясла. Когда она зашла в кабинет, на нее уставилось четыре пары глаз — двое мужских и двое женских. Она сразу увидела, что глаза одного из полицейских залиты кровью: «Я впервые в жизни видела, чтобы у человека были настолько бешеные глаза. В тот момент я подумала, что на такой работе могут работать только безумные люди».

Ей некого дискредитировать, поэтому она честно отвечала на вопросы про работу, но, когда начались вопросы про фактический адрес, воспользовалась 51-й статьей. Она объясняет, что прекрасно понимала, чем грозит передача такой информации полицейским. В ответ на отказ грубый мужской голос отвечает: «Нельзя. Говори адрес, быстрее». Кристина повторила свою позицию, на что две женщины в кабинете заорали: «Да как же вы ******* [надоели], ** твою мать». К этому девушка была совсем не готова — ей казалось, что хотя бы женщины в отделе должны быть чуть адекватнее. Тогда же ей стало понятно, что упоминание 51-й статьи — что-то вроде красной тряпки для полицейских. Она добавляет: «Если ты хоть как-то пытаешься защитить свои права, тебе будет больно».

Вы все одинаково ******* [сумасшедшие]. Как из одной ***** повылезали

Потом на Кристину тоже начали медленно выливать бутылку воды. Кристина говорит, что до этого она проходила через насилие в жизни, и понимала, что ей остается только сохранять спокойствие и молчать. На нее начали замахиваться и еще громче кричать: «Вы все одинаково ******* [сумасшедшие]. Как из одной ***** повылезали». В оскорблениях чувствовалась «сексуальная перверсия» — например, один следователь называл ее шлюхой и проституткой, а другой обещал закрыть ее в «камере бомжей», которые, по его мнению, были путинистами, и «она бы успевала только ноги раздвигать».

«Эти люди — животные, которые не могут контролировать свои эмоции. Но они прекрасно подходят для такой работы», — добавляет девушка. Она говорит, что ей «еще повезло» — за весь допрос ее ни разу не ударили, хотя и пытались поднять за грудки со стула. На очередной замах полицейского — все того же, в черной водолазке — она сказала: «Вы понимаете, что меня ******* [били] дома? Мне это не страшно, можете хоть целиком меня избить». После этого в комнате ненадолго повисло молчание, которое разразилось лаконичной репликой одного из полицейских: «Какая же ты ******** [сумасшедшая]». В протокольную ее отвели уже в девять вечера.

У другой героини, Наташи, мужчина в черной водолазке просил разблокировать телефон. Когда она отказалась — начал угрожать, что сейчас разобьет об нее стул. Затем стал орать, чтобы она встала, потому что ей нельзя сидеть в присутствии сотрудников полиции. Ударил ее по спине и по почкам. В итоге Наташа показала ему свой телефон и полицейский переписал контакты ее мамы и друзей. Перед выходом из комнаты полицейский обозвал ее целкой. Что это слово значит, она узнала, только когда приехала домой, и удивилась, как можно быть настолько тупым, чтобы в то же время называть ее шлюхой.

Послесловие

С одной из задержанных в протокольной начал говорить полицейский: «Вы же понимаете, нам за вас деньги платят. Вы — пушечное мясо. Мы получаем деньги — это наша работа. Как вы не поймете, что мы только рады вас ловить. Вы тут на хер не нужны». Этот монолог впервые пробил ее на слезы. Протоколы и материалы дела задержанным выдавали с множеством нарушений. Например, давали подписать до того, как человек с ними мог ознакомиться. И говорили, что девушки «просто не знают законов». Многим в итоге так и не выдали копию протокола.

В актовом зале те, кого отпустили, тихо делились друг с другом тем, что с ними произошло. На выходе из ОВД задержанных встречали люди с водой и едой. Кристина добиралась до дома на машине — она была в ступоре. Не могла ни о чем думать или двигать частями тела. Дома она приняла очень горячую ванну, в голове впервые пронеслась мысль о том, что стоит уехать из России. Потом она отписалась в чат автозака, что добралась домой, и сразу заснула. На следующее утро она поняла, что уезжать для нее не выход и что об этом нужно говорить. Она написала тред в твиттере о том, что происходило в «Братеево». Он быстро стал популярным, но личка героини заполнилась только словами поддержки. Ей кажется, что даже люди с противоположной позицией понимают, что такого отношения не заслуживает никто.

Наташа говорит, что весь следующий день ей была так плохо, что каждую секунду хотелось разрыдаться. Катя была опустошена по приезде домой. Но мы говорим с ней через два дня после произошедшего — 8 марта, и она рассказывает, что сейчас чувствует себя хорошо.

«Мне легче пережить такое самой, чем знать, что кого-то другого избили. Рада, что я заняла место в этом ОВД. И потратила их время, воду и чернила».

Обложка: Andreyev Vladimir/TASS /Ura.ru

Share
скопировать ссылку

Читайте также:

Московские прятки: Россияне покидают страну из-за «спецоперации». Мы поговорили с теми, кто улетает из Шереметьева
Московские прятки: Россияне покидают страну из-за «спецоперации». Мы поговорили с теми, кто улетает из Шереметьева «Все, кто успел купить билеты, улетают»
Московские прятки: Россияне покидают страну из-за «спецоперации». Мы поговорили с теми, кто улетает из Шереметьева

Московские прятки: Россияне покидают страну из-за «спецоперации». Мы поговорили с теми, кто улетает из Шереметьева
«Все, кто успел купить билеты, улетают»

Тэги

Сюжет

Новое и лучшее

«У тебя нет паспорта, нет денег, и ты в Гольянове»

«При Олеге такого не было»: Что сейчас происходит с «Тинькофф-банком» и как забрать из него свою валюту

«Я оплатил то, что никто не видит»: Пользователи телеграма — о том, зачем купили «Премиум»

«Один большой курьез»: Как прошла Московская неделя моды

«Разведенка без семьи и с детьми от любовниц решил установить День семьи, любви и верности»

Первая полоса

«Он разрушает мне жизнь»: Участница Pussy Riot Ольга Борисова — о сталкере, из-за которого ее не пустили в Грузию
«Он разрушает мне жизнь»: Участница Pussy Riot Ольга Борисова — о сталкере, из-за которого ее не пустили в Грузию
«Он разрушает мне жизнь»: Участница Pussy Riot Ольга Борисова — о сталкере, из-за которого ее не пустили в Грузию

«Он разрушает мне жизнь»: Участница Pussy Riot Ольга Борисова — о сталкере, из-за которого ее не пустили в Грузию

«Идея была моя, но сделал это не я»
«Идея была моя, но сделал это не я» Как интернет реагирует на комиков, пошутивших про изнасилование
«Идея была моя, но сделал это не я»

«Идея была моя, но сделал это не я»
Как интернет реагирует на комиков, пошутивших про изнасилование

«С точки зрения искусства это убийство»
«С точки зрения искусства это убийство» Реакция режиссеров, актеров и критиков на закрытие «Гоголь-центра»
«С точки зрения искусства это убийство»

«С точки зрения искусства это убийство»
Реакция режиссеров, актеров и критиков на закрытие «Гоголь-центра»

Не мать Тереза — чем известна новый программный директор V-A-C Алиса Прудникова

Не мать Тереза — чем известна новый программный директор V-A-C Алиса Прудникова

Не мать Тереза — чем известна новый программный директор V-A-C Алиса Прудникова

Не мать Тереза — чем известна новый программный директор V-A-C Алиса Прудникова

The Village становится платным
The Village становится платным Как продолжить читать нас
The Village становится платным

The Village становится платным
Как продолжить читать нас

«Один большой курьез»: Как прошла Московская неделя моды
«Один большой курьез»: Как прошла Московская неделя моды За моду взялись «настоящие патриоты»
«Один большой курьез»: Как прошла Московская неделя моды

«Один большой курьез»: Как прошла Московская неделя моды
За моду взялись «настоящие патриоты»

Десять лет колонии за пять предложений в соцсети
Десять лет колонии за пять предложений в соцсети Как на адвоката Дмитрия Талантова завели уголовку за дискредитацию российской армии
Десять лет колонии за пять предложений в соцсети

Десять лет колонии за пять предложений в соцсети
Как на адвоката Дмитрия Талантова завели уголовку за дискредитацию российской армии

Слово редакции
Слово редакции Ридерки и ридеры проекта — об идее опен-колла, выборе текстов и роли литературы в мире, где идет *****
Слово редакции

Слово редакции
Ридерки и ридеры проекта — об идее опен-колла, выборе текстов и роли литературы в мире, где идет *****

«У тебя нет паспорта, нет денег, и ты в Гольянове»
«У тебя нет паспорта, нет денег, и ты в Гольянове» Михаил Бородин — о фильме «Продукты 24» и рабстве в России
«У тебя нет паспорта, нет денег, и ты в Гольянове»

«У тебя нет паспорта, нет денег, и ты в Гольянове»
Михаил Бородин — о фильме «Продукты 24» и рабстве в России

Мошенники рассылают письма от имени The Village
Мошенники рассылают письма от имени The Village Рассказываем, что об этом известно
Мошенники рассылают письма от имени The Village

Мошенники рассылают письма от имени The Village
Рассказываем, что об этом известно

«Разведенка без семьи и с детьми от любовниц решил установить День семьи, любви и верности»
«Разведенка без семьи и с детьми от любовниц решил установить День семьи, любви и верности» Реакция твиттера на праздник, который ввел Путин
«Разведенка без семьи и с детьми от любовниц решил установить День семьи, любви и верности»

«Разведенка без семьи и с детьми от любовниц решил установить День семьи, любви и верности»
Реакция твиттера на праздник, который ввел Путин

Без Шампани и новозеландского совиньона: Что происходит с вином в России
Без Шампани и новозеландского совиньона: Что происходит с вином в России Леонид Стерник — о том, какое вино мы будем пить теперь и стоит ли делать запасы
Без Шампани и новозеландского совиньона: Что происходит с вином в России

Без Шампани и новозеландского совиньона: Что происходит с вином в России
Леонид Стерник — о том, какое вино мы будем пить теперь и стоит ли делать запасы

Миша рисовал поверх свастик кошек в Тбилиси. Кошку приняли за символ российской агрессии, а художнику угрожали ножом
Миша рисовал поверх свастик кошек в Тбилиси. Кошку приняли за символ российской агрессии, а художнику угрожали ножом
Миша рисовал поверх свастик кошек в Тбилиси. Кошку приняли за символ российской агрессии, а художнику угрожали ножом

Миша рисовал поверх свастик кошек в Тбилиси. Кошку приняли за символ российской агрессии, а художнику угрожали ножом

«Раненые и убитые — это не „побочные следствия“ войны, а ее смысл и необходимость»
«Раненые и убитые — это не „побочные следствия“ войны, а ее смысл и необходимость» Отрывок из книги «Разум в тумане войны. Наука и технологии на полях сражений»
«Раненые и убитые — это не „побочные следствия“ войны, а ее смысл и необходимость»

«Раненые и убитые — это не „побочные следствия“ войны, а ее смысл и необходимость»
Отрывок из книги «Разум в тумане войны. Наука и технологии на полях сражений»

Авторка романа «Южный Ветер» Даша Благова — о радио в психбольнице, жизни на Кавказе и депрессии

Авторка романа «Южный Ветер» Даша Благова — о радио в психбольнице, жизни на Кавказе и депрессии

Авторка романа «Южный Ветер» Даша Благова — о радио в психбольнице, жизни на Кавказе и депрессии

Авторка романа «Южный Ветер» Даша Благова — о радио в психбольнице, жизни на Кавказе и депрессии

ООН говорит, что ***** в Украине может привести к голоду. О чем речь? Россию это тоже затронет?
ООН говорит, что ***** в Украине может привести к голоду. О чем речь? Россию это тоже затронет?
ООН говорит, что ***** в Украине может привести к голоду. О чем речь? Россию это тоже затронет?

ООН говорит, что ***** в Украине может привести к голоду. О чем речь? Россию это тоже затронет?

Новые брачные: зачем молодые люди женятся во время *****
Новые брачные: зачем молодые люди женятся во время ***** Исследование социологини Кати Дегтяревой
Новые брачные: зачем молодые люди женятся во время *****

Новые брачные: зачем молодые люди женятся во время *****
Исследование социологини Кати Дегтяревой

«Если человек готов отстаивать убеждения, в армию его не призовут»
«Если человек готов отстаивать убеждения, в армию его не призовут» Юрист Арсений Левинсон — об альтернативной службе
«Если человек готов отстаивать убеждения, в армию его не призовут»

«Если человек готов отстаивать убеждения, в армию его не призовут»
Юрист Арсений Левинсон — об альтернативной службе

«Я оплатил то, что никто не видит»: Пользователи телеграма — о том, зачем купили «Премиум»
«Я оплатил то, что никто не видит»: Пользователи телеграма — о том, зачем купили «Премиум» И готовы ли платить дальше
«Я оплатил то, что никто не видит»: Пользователи телеграма — о том, зачем купили «Премиум»

«Я оплатил то, что никто не видит»: Пользователи телеграма — о том, зачем купили «Премиум»
И готовы ли платить дальше

«В СИЗО я стараюсь оставаться максимально свободным человеком»
«В СИЗО я стараюсь оставаться максимально свободным человеком» Рассказ Вики Петровой, которая попала в СИЗО из-за антивоенного поста во «ВКонтакте»
«В СИЗО я стараюсь оставаться максимально свободным человеком»

«В СИЗО я стараюсь оставаться максимально свободным человеком»
Рассказ Вики Петровой, которая попала в СИЗО из-за антивоенного поста во «ВКонтакте»

Подпишитесь на рассылку