Нижегородские сыровары

Нижегородские сыровары

Вот уже седьмой год на отечественных прилавках практически невозможно найти импортный сыр — с 2014 года в России действует запрет на его ввоз, введенный в ответ на экономические санкции со стороны Евросоюза, США и других стран. По мнению экспертов, продуктовое эмбарго повлияло на рост популярности сыроварения, в том числе и фермерского, крафтового.

Небольшие сыроварни есть и в Нижнем — мы пообщались с местными сыроварами и узнали у них о том, как они начали этим заниматься, помогает ли им государство, почему в производстве сыра важна «наваренность» и как устроена работа с сетями.

Валерий Кузаков

«Губернский сыровар»


 Раньше я работал на наемной работе в интернет-маркетинге, потом экономистом на заводе, как раз тогда загорелся идеей производства — начал пробовать варить пиво и сыры. Посмотрел, загорелся, узнал, как все это реализовано, понял, что нет ничего невозможного, и мы с другом решили попробовать. Сняли цех и начали варить по выходным — в будни работали на своей работе, а по выходным варили. Прицел был на то, что сыр — продукт длительного созревания, и он без проблем сможет храниться до первых продаж. Через месяц-полтора мы наняли первого человека, потом второго, ну и так пошло.

Первые полгода все шло довольно тяжело — сами варили, приезжали в цех с работы, уставали, было очень тяжело и казалось, что все это никуда не двинется, мы либо помрем на производстве, либо придем к какому-нибудь успеху. Но у меня была надежда, что все это так или иначе закончится — хорошо или плохо, но закончится. Постепенно мы копили сыр в хранилище, продавали через интернет-магазин, какое-то время варили больше, чем продавали. Хорошим бустом стал первый сырный фестиваль, в котором мы поучаствовали. Тогда мы захватили хайп от санкций — это сейчас уже раскачались как крупные, так и мелкие производители, а тогда полки были совсем пустые, и на первом фестивале мы за восемь часов продали весь сыр, который варили полгода.

 В силу того, что мы начали идти на объем, нам пришлось подстроить нашу рецептуру под объемы: в сети мы поставляем качотту и бельпер кнолле

Люди отрывали сыр с руками — чуть ли не до драки доходило! В десять утра мы встали, а в четыре часа у нас все кончилось, и это при том, что сыр продавался с неплохой наценкой. Вырученные средства нам очень помогли, мы нарастили объемы, закупили технику, наняли людей, раздали долги по аренде, сырью и молоку, и начали готовиться к следующему сырному фестивалю, который проходил в Москве на Красной площади. Мы получили на нем опять же, прекрасную выручку — распродали все за два дня и решили переориентироваться.

У нас с партнером была идея построить цех, потому что формат, при котором мы сами варили после работы, не предвещал какого-то роста, так невозможно держать объемы, ни у кого нет столько сил. Это формат классического фермерского производства, когда вы сами варите и продаете по кафе, ресторанам и на фестивалях, то есть ваша выручка ограничена вашими руками. Мы решили, что такой путь нам не нравится, вырученные с последней ярмарки деньги потратили на промышленное оборудование, которое позволило увеличить объем и начали пытаться входить в сети — готовили сыр впрок, хранили его на складах.

Это длительный процесс, даже если ты прошел тендер, то все равно продукт на полках сетей может появиться только через месяц или даже через полгода! Подписание контракта, согласование этикеток, документы — все это очень долго. Первой нашей сетью стал «Вкусвилл» — мы зашли на ее полки с кучей сыра, которого на массовом рынке не было. Это были простые сыры, но качественные и натуральные. Заключили контракт, пошла первая отгрузка и мы семимильными шагами начали масштабироваться.

В силу того, что мы начали идти на объем, нам пришлось подстроить нашу рецептуру под объемы: в сети мы поставляем качотту и бельпер кнолле. Если рецепт бельпер кнолле нам удалось без изменения в рецептуре встроить в техпроцесс, то качотту мы переработали и назвали «Губернским» сыром, разработали свой сорт на основе имеющихся технологий. То есть, у нас есть сегмент для сетей: «Губернский с пажитником» и бельпер кнолле, и есть то, что мы делаем для интернет-магазина и небольшого розничного сегмента — там у нас есть и джек, и чеддер с прованскими травами, томатами и базиликом. Нам хотелось бы развивать направление чеддера, потому что у нас пока он слабо представлен, при том, что во всем мире чеддер имеет изрядную долю рынка!

Светлана Городнова

«Курцево»


 Сыр — это очень вкусно и необычайно полезно, а самое главное, делать сыр — интересно! Когда мы только начинали, каждый сотрудник был и «швец и жнец, и на дуде игрец», все делали всё. Сейчас мы позиционируем себя как производителя натурального, фермерского сыра — нам хотелось бы, чтобы и наши покупатели нас воспринимали так же.

В нашем ассортименте представлены сыры с плесенью — это очень сложный в производстве сыр. Есть много особенностей на этапе аффинажа (созревания). Для того, чтобы сыр получился вкусным, а иногда и просто получился, необходимо иметь правильные хранилища для созревания этих сыров. Совсем хорошо, если люди, которые ухаживают за сыром — неравнодушные и болеют за результат всей душой.

 Работать с сетями очень сложно, в первую очередь потому, что мы производим натуральный продукт, который имеет ограниченный срок годности

Кроме того, плесневые сыры — это продукт со сложной и богатой органолептикой. Не каждый покупатель принимает и понимает эти вкусы и ароматы, хотя сейчас все больше любителей и таких сыров. Я считаю, что мы постепенно привыкаем к этому продукту, и наши рецепторы лучше распознают такие необычные вкусовые сочетания и принимают их. Лично меня привлекают необычные сыры, с которыми наш покупатель не знаком — например, сыры с мытой коркой. Нравится отношение потребителей к сыру в Европе — они понимают, что каждый экземпляр имеет свой характер и принимают это, чего, к сожалению, не всегда скажешь о нашем покупателе. Я люблю мягкие сыры из козьего молока, созревающие под действием поверхностной плесени, такие как валансе, кротен и сент-мор за богатство послевкусия, но это десертные сыры, а на завтрак — шевр с кофе или шереметьевский на бутерброде.

Работать с сетями очень сложно, в первую очередь потому, что мы производим натуральный продукт, который имеет ограниченный срок годности. Необходимо строго соблюдать правила его хранения, которые, к сожалению, не всегда соблюдаются, и мы по понятным причинам не можем это контролировать. Сыр созревает определенный срок, и нельзя по щелчку выдать продукт — чтобы сегодня продать 500 килограмм сыра, мы должны были его три месяца назад сделать, поэтому работа с ритейлерами должна быть плановой, что не всегда получается. Но мы стараемся и часто встречаем поддержку со стороны менеджеров торговых сетей.

Если говорить о санкциях, то они дали возможность нашим покупателям обратить внимание на продукт, произведенный в России. Сейчас появилось много сыроделов, производящих прекрасные сыры, которые вполне могут конкурировать с сырами из других стран. Русские сыры не лучше и не хуже европейских, они другие, и это главное — я всегда за богатство выбора.

Ольга Молодцова

«Сырное ремесло»


 От безделья я не страдала никогда, деятельное начало во мне есть — например, в свое время я открыла рекламное агентство и закончила голландскую программу «Реклама и маркетинг в России». Потом я вышла замуж и, поскольку муж был довольно успешен на тот момент, занялась семьей — у меня родились три сына, я стала такой настоящей домашней женщиной, и весь спектр вопросов, который меня волновал, был ограничен тем, как их накормить, чтобы все остались живы и здоровы, потому что второй сын родился с довольно серьезным набором аллергических реакций, например, он не переносил пшеничный белок.

И вот тогда я начала «искать пятый угол» — врачи разводили руками, а я понимала, что надо что-то предпринимать и вытягивать ребенка. Я поехала в Москву поучиться изготовлению бездрожжевого, чисто ржаного хлеба — тогда это было нечто нереальное. Там же появилось направление «Экофермерство» и всем известная компания «ЛавкаЛавка», а на ее сайте я обнаружила экскурсию на сыроварню Джея Клоуза, американца, который приехал в Россию и варил тут сыры.

Меня это увлекло и я подумала — почему бы не съездить, посмотреть, как все устроено? Не могу сказать, что очень впечатлилась, но какое-то зерно во мне посадило — вернулась в Нижний, ни о какой сыроварне сначала речи не шло, но жизнь повернулась так, что я оказалась в очень жестком материальном дефиците, в ситуации полного отсутствия денег. А когда человек находится в такой ситуации, у него нет альтернативы и он должен только действовать, то все иногда складывается в одночасье — я повязала свою собаку, у нее родились щенки, а на полученные от их продажи деньги купила котел.

 Эта профессия требует от тебя не просто теоретических знаний, тебе нужна «наваренность» — когда ты понимаешь, как адаптировать рецептуру и технологию под конкретный вид молока

Тут я поняла, что мне не хватает знаний, поучилась в Институте сыроделия в Угличе и попросилась в партнерство к «Губернскому сыровару», несколько первых варок мы сделали вместе, но наши пути разошлись, мне хотелось своего — к тому моменту я уже попрактиковалась, поняла, что в этом нет ничего страшного, нужно действовать, и копила деньги, чтобы сделать ремонт в моем нынешнем цехе и работать самостоятельно. Вот такой вот тернистый и витиеватый путь, не совсем романтичный. Не могу сказать, что я родилась с куском сыра в руках, совсем нет, но профессия захватила меня — не буду лукавить, мне кажется, чем больше я этим занимаюсь, тем больше в это влюбляюсь, это взращивает и открывает во мне доселе невиданные грани моей личности и характера. Поэтому профессию я искренне люблю, она меня кормит и дает толчок в понимании себя.

В моей линейке есть сыры из овечьего, козьего и коровьего молока, причем очень значительных выдержек и сложных рецептур, есть вкусы, которые высоко оценивают шефы Нижнего и сыры, которые в больших объемах готова покупать Москва. Для каждого товара найдется свой покупатель, сейчас появляется тенденция минимального локтя между производителем и покупателем — люди не хотят покупать обезличенные товары, хотя это может быть и дешевле, а хотят видеть человека, чьими руками этот товар был создан.

Вот с чем бы я сравнила свое дело: есть ювелирные магазины, где ты можешь прийти и что-то найти для себя, а есть пещеры с сокровищами. Вот у меня что ни сыр — сокровище! Они редкие, настоящие, живые, я о каждом могу рассказывать, знаю историю каждого, я не масс-маркет, у меня иная философия подхода к этому делу, настоящее ремесло, немасштабируемое. Эта профессия требует от тебя не просто теоретических знаний, тебе нужна «наваренность» — когда ты понимаешь, как адаптировать рецептуру и технологию под конкретный вид молока, для этого у тебя должен быть опыт, только так ты и формируешь навык. Нельзя стать сыроделом, просто обучившись на курсах — должно пройти определенное количество времени, которое ты будешь отдавать этому делу.

Когда я начала заниматься сыроделием более или менее осознанно, я поставила перед собой цель, что я хочу сделать «сыр с глазами», «голубой сыр», «белую плесень» и «твердый сыр». Я подумала, что охвачу все, что нужно российскому покупателю, хотя по прежнему 70 % покупок — это твердый и полутвердый сыр, покупатели любят то, что можно положить на бутерброд. Что мы достигли спустя четыре года? «С глазами» — есть, «белая плесень» — готова, «твердый» — достойный! Остался «голубой» — над ним я буду работать в ближайшие полгода, чтобы получить стабильный результат.

Сейчас я как-то себя успокоила и решила, что это будет, наверное, последний сыр, которого я буду добиваться и на этом успокоюсь, буду готовиться к следующему, очень важному шагу — расширению, потому что количество покупателей и людей, которым нравится моя работа, растет, для сыра нужны большие камеры созревания, которые бы позволили обеспечить потребности любителей сыра. Сейчас я на этапе накопления этого стартового капитала, который бы мне позволил сделать этот серьезный шаг. Но максимум, до чего я бы хотела дорасти — это большие камеры созревания и пару котлов, литров по 250, я не хочу делать из этого завод, промышленную историю.

Государство сейчас закручивает гайки таким образом, что очень усложняет жизнь ремесленников, вводя различные псевдоконтролирующие приемы и системы, которые не работают, но которые нужно оплачивать. Если здраво говорить, то нужно все «бросать и бежать» — я не знаю, насколько наше дело перспективно в России. Все держится только на нашем энтузиазме, вере, на том, что мы слушаем себя и следуем тому, что у нас внутри. В моем случае я реализую себя через сыр — для меня это сродни определенному искусству, что-то близкое к божественному, ведь ты из одного агрегатного состояния создаешь другое.

Помощи от государства нет, но хочется, чтобы хотя бы не трогали, дали возможность хоть что-то подкопить и встать на ноги покрепче. Я, как мама троих детей, не могу позволить себе положить все на жертвенник своего призвания. Связываться с инвесторами очень сложно, потому что все сразу хотят возврата инвестиций — поэтому я пока существую в таком наноформате и очень-очень сильно мечтаю о своей личной сыроварне с лавкой, залом для дегустаций и проведения мастер-классов. Пусть это будет даже загородная история, но она станет магнитом для тех людей, которые хотят кушать натуральные, качественные продукты и знать, чьими руками они делаются.

Александр Цивиков

«Теряевская сыроварня»


 Все началось тривиально — случились санкции, сыр пропал из магазинов, а на прилавках появились камамберы из Шри-Ланки, практически несъедобные, и больше ничего. Именно из-за этого я и начал заниматься сыроварением, варить сыр на кухне самостоятельно. По образованию я технолог, пусть и не пищевой, но это мне помогло: нас учили ставить производство печатных плат и микросхем, это и оказалось полезным — у меня были познания в химии, физике, математике и системный подход к процессу.

Сейчас у меня небольшая сыроварня, мы не стремимся сделать завод, а остаемся в рамках кустарного, ручного производства. Здесь невозможно производить тонны продукта, но зато ты видишь, как сыр проходит все этапы — ты делаешь его руками, а не механизмами, каждую головку берешь руками и вкладываешь в нее душу, как бы это высокопарно ни звучало. Мы находимся на улице Почаинская, чуть повыше клуба Cargo Cult, сыроварня занимает где-то 200 м², работает в ней пять человек вместе со мной.

Еще есть директор и три помощника, но и директор иногда тоже встает к станку — он всему обучен и у него есть медкнижка, потому что иногда кто-то болеет, кто-то не вышел, а план варки создается за неделю, ведь молоко не заставишь подождать, если его привезли, то надо перерабатывать. Практически любой сыр, кроме самых простых, это минимум 8-10 часов от молока до состояния, когда можно от него отойти и уйти домой, так что рабочий день в десять часов для сыровара — это норма.

 Лучше работать напрямую с людьми, смотреть им в глаза и получать прямой отклик, когда один и тот же человек еженедельно, проезжая мимо, берет несколько кусков сыра

Объемы у нас не очень большие, мы перерабатываем от трех до пяти тонн молока в неделю — на килограмм сыра расходуется примерно 10 литров молока, поэтому в неделю мы делаем 300-600 килограмм сыра. Но это все зависит от продаж — какие-то сыры мы делаем конкретно под заказ, есть свежие сыры, которые долго не хранятся, максимум 7-10 дней. Мы не используем никакую химию в производстве сыра, поэтому довольно сложно делать запасы некоторых сыров, например с добавками, куда добавляется перец или сушеные томаты — в любом случае там появится плесень, как бы чисто у тебя на производстве не было, ведь плесень везде вокруг нас. А чтобы ее не было, надо использовать химию, чего мы в своем производстве делать не хотим.

У нас есть собственные прямые продажи — мы принимаем заказы через группы в соцсетях, мессенджерах, на сайте, а также небольшие магазинчики у нас берут, которые занимаются продажей фермерских продуктов. Мы не даем особой рекламы, потому что не сможем резко увеличить объемы производства. Например, у нас есть сыры шестимесячной выдержки — если придет много народа, то они все съедят и нам придется отказывать другим покупателям, это тоже плохо. Мы несколько раз думали о рекламе, но нас это останавливает — сейчас мы можем десять новых клиентов в неделю принимать, но не больше.

Я делаю только сыры, которые нравятся мне, не делаю чисто коммерческих сыров, потому что сыр должен мне нравиться, так проще контролировать качество. У нас есть и мягкие сыры — моцарелла, адыгейский, сулугуни. Сливочные — маскарпоне. Плавленый сыр делаем потому, что нам постоянно приходится пробовать разное молоко, а в нашей области выбрать хорошего поставщика молока достаточно сложно. У нас есть тестовый сыр качотта — это полутвердый сыр, чистый и без добавок, чтобы мы могли его попробовать и уловить вкусовой профиль, подходит он нам или нет. И когда вкусовой профиль не подходит, что нам делать с таким сыром? Раньше просто уносили домой и ели сами, а тестовая варка — 250 литров молока, минимум 30 килограмм сыра, поэтому мы начали такой сыр использовать в производстве плавленого, ведь невозможно столько сыра есть постоянно.

Многие считают, что верх профессионализма — сделать пармезан, и у нас есть два сыра в ассортименте — «Теряевский», который варится по рецепту пармезана и «Барминский» по рецепту чеддера, но мы продаем их достаточно молодыми, от шести месяцев. Ну и короли сыров, из-за которых это все и затевалось — камамбер и горгонзола, сыры с белой и синей плесенью. Без ложной скромности, поговаривают, что камамбер у меня лучший в городе — постоянно пытаюсь пробовать то, что продается в магазинах и, наверное, с этим соглашусь, потому что пока не нашел то, что мне бы понравилось самому.

Еще я бы не сказал, что у нас очень дорогой сыр — недавно посмотрел и в «Спаре» «Ламбер» стоит тысячу рублей за килограмм, это один из самых распространенных сыров, а моя качотта пока стоит 900 рублей, хотя и планируется повышение цены. Я позиционирую нашу сыроварню, как «средний класс плюс-минус».

Мы практически не работаем с сетями — это сложно и у нас нет административной поддержки. Мы работаем с одним дистрибьютором, который нас пытается вывести в сети — нами интересовались и SPAR и «Перекресток», но их договора очень тяжелы в обслуживании для нас, небольшой сыроварни. Они вроде бы и хотят создавать «фермерские уголки», но подход у них остается такой, как будто они пришли на завод, у которого десятки юристов и полсотни бухгалтеров, которые подстроятся под тебя, лишь бы продать десять тонн продукта. А у нас нет десяти тонн продукта!

Лучше работать напрямую с людьми, смотреть им в глаза и получать прямой отклик, когда один и тот же человек еженедельно, проезжая мимо, берет несколько кусков сыра. Громадных денег на этом не заработаешь, но ведь небольшая частная сыроварня это не бизнес, это дело. В русском языке эти слова различаются — «бизнес» ради денег, а «дело» это то, от чего ты получаешь удовольствие и зарабатываешь на жизнь. Частная сыроварня это утомительно, но очень интересно — если бы было иначе, я бы этим не занимался.

Share
скопировать ссылку

Читайте также:

Любителям сыра Погода опять незаладилась и многие мои знакомые, попрятались по домам и коротают дождливые вечера в компании бокала хорошего вина с сыром. Тут-то я и решила, что неплохо было бы немного просветиться и узнать побольше о любимом лакомстве грызунов:)

Любителям сыра
Погода опять незаладилась и многие мои знакомые, попрятались по домам и коротают дождливые вечера в компании бокала хорошего вина с сыром. Тут-то я и решила, что неплохо было бы немного просветиться и узнать побольше о любимом лакомстве грызунов:)

Тэги

Сюжет

Места

Новое и лучшее

В московском метро вновь активно проверяют наличие перчаток

Кавказские Минеральные Воды: Что смотреть на главном курорте наших бабушек

Как провести последнюю неделю июля в Москве

«Это я — Эдичка» переиздали впервые за 20 лет. Перечитываем дебютный роман Лимонова

Двухкомнатная квартира в стиле сканди кинфолк и мебелью 50-х годов в высотке на Котельнической

Первая полоса

В московском метро вновь активно проверяют наличие перчаток
В московском метро вновь активно проверяют наличие перчаток Как избежать штрафа или обжаловать его — разбираемся вместе с юристом
В московском метро вновь активно проверяют наличие перчаток

В московском метро вновь активно проверяют наличие перчаток
Как избежать штрафа или обжаловать его — разбираемся вместе с юристом

Кавказские Минеральные Воды: Что смотреть на главном курорте наших бабушек
Кавказские Минеральные Воды: Что смотреть на главном курорте наших бабушек Лучшие образцы санаториев, грязелечебниц и бюветов
Кавказские Минеральные Воды: Что смотреть на главном курорте наших бабушек

Кавказские Минеральные Воды: Что смотреть на главном курорте наших бабушек
Лучшие образцы санаториев, грязелечебниц и бюветов

Как провести последнюю неделю июля в Москве
Как провести последнюю неделю июля в Москве 30 главных событий: концерты, спектакли и кинопоказы
Как провести последнюю неделю июля в Москве

Как провести последнюю неделю июля в Москве
30 главных событий: концерты, спектакли и кинопоказы

«Это я — Эдичка» переиздали впервые за 20 лет. Перечитываем дебютный роман Лимонова
«Это я — Эдичка» переиздали впервые за 20 лет. Перечитываем дебютный роман Лимонова Самую покупаемую книгу этого лета
«Это я — Эдичка» переиздали впервые за 20 лет. Перечитываем дебютный роман Лимонова

«Это я — Эдичка» переиздали впервые за 20 лет. Перечитываем дебютный роман Лимонова
Самую покупаемую книгу этого лета

Двухкомнатная квартира в стиле сканди кинфолк и мебелью 50-х годов в высотке на Котельнической
Двухкомнатная квартира в стиле сканди кинфолк и мебелью 50-х годов в высотке на Котельнической
Двухкомнатная квартира в стиле сканди кинфолк и мебелью 50-х годов в высотке на Котельнической

Двухкомнатная квартира в стиле сканди кинфолк и мебелью 50-х годов в высотке на Котельнической

Как солить грибы
Как солить грибы Чем маринад отличается от посола и как сделать все правильно
Как солить грибы

Как солить грибы
Чем маринад отличается от посола и как сделать все правильно

Grace Bistro — изящная брассери в лучшей части Патриарших
Grace Bistro — изящная брассери в лучшей части Патриарших Парижский дух и ближневосточные мотивы от команды Buro TSUM
Grace Bistro — изящная брассери в лучшей части Патриарших

Grace Bistro — изящная брассери в лучшей части Патриарших
Парижский дух и ближневосточные мотивы от команды Buro TSUM

Стритвир и дворовые вечеринки: Магазин Nuw.Store на «Флаконе»
Стритвир и дворовые вечеринки: Магазин Nuw.Store на «Флаконе»
Стритвир и дворовые вечеринки: Магазин Nuw.Store на «Флаконе»

Стритвир и дворовые вечеринки: Магазин Nuw.Store на «Флаконе»

Коллаборация Levi's и Grateful Dead
Коллаборация Levi's и Grateful Dead
Коллаборация Levi's и Grateful Dead

Коллаборация Levi's и Grateful Dead

Гид по Дорогомилову — одному из самых престижных районов Москвы

Гид по Дорогомилову — одному из самых престижных районов Москвы

Гид по Дорогомилову — одному из самых престижных районов Москвы

Гид по Дорогомилову — одному из самых престижных районов Москвы

S7 Airlines запустит второй лоукостер в России
S7 Airlines запустит второй лоукостер в России Что об этом известно
S7 Airlines запустит второй лоукостер в России

S7 Airlines запустит второй лоукостер в России
Что об этом известно

В «Галерее 30/7» идет выставка, посвященная уральскому року
В «Галерее 30/7» идет выставка, посвященная уральскому року
В «Галерее 30/7» идет выставка, посвященная уральскому року

В «Галерее 30/7» идет выставка, посвященная уральскому року

«Боюсь, мы вернемся к заказам с руки»: Таксисты — о новой системе регистрации водителей
«Боюсь, мы вернемся к заказам с руки»: Таксисты — о новой системе регистрации водителей Выяснили, как с августа изменятся цены и вызов такси
«Боюсь, мы вернемся к заказам с руки»: Таксисты — о новой системе регистрации водителей

«Боюсь, мы вернемся к заказам с руки»: Таксисты — о новой системе регистрации водителей
Выяснили, как с августа изменятся цены и вызов такси

Джей Пи Сакс — музыкант, который заставит вас полюбить песни о бывших
Джей Пи Сакс — музыкант, который заставит вас полюбить песни о бывших Рассказываем про новую поп-звезду — скоро его будут слушать все
Джей Пи Сакс — музыкант, который заставит вас полюбить песни о бывших

Джей Пи Сакс — музыкант, который заставит вас полюбить песни о бывших
Рассказываем про новую поп-звезду — скоро его будут слушать все

Как правильно собирать грибы: Инструкция для новичков и любителей
Как правильно собирать грибы: Инструкция для новичков и любителей Куда идти за грибами в Подмосковье
Как правильно собирать грибы: Инструкция для новичков и любителей

Как правильно собирать грибы: Инструкция для новичков и любителей
Куда идти за грибами в Подмосковье

15 новых кофеен, о которых вы могли не знать
15 новых кофеен, о которых вы могли не знать И куда точно стоит зайти
15 новых кофеен, о которых вы могли не знать

15 новых кофеен, о которых вы могли не знать
И куда точно стоит зайти

«Время»: Триллер Шьямалана о пляже, вызывающем старение
«Время»: Триллер Шьямалана о пляже, вызывающем старение Эстетика «Остаться в живых» и квесты в духе «Последнего героя»
«Время»: Триллер Шьямалана о пляже, вызывающем старение

«Время»: Триллер Шьямалана о пляже, вызывающем старение
Эстетика «Остаться в живых» и квесты в духе «Последнего героя»

Фестивали отменяют один за другим. Куда еще есть шанс попасть?

Следим за главными событиями этого лета

Фестивали отменяют один за другим. Куда еще есть шанс попасть?
Следим за главными событиями этого лета

Кровавая луна над Москвой
Кровавая луна над Москвой Собрали сделанные в выходные фото с огромной красной луной на фоне многоэтажек
Кровавая луна над Москвой

Кровавая луна над Москвой
Собрали сделанные в выходные фото с огромной красной луной на фоне многоэтажек

Как стать соседом Путина и Собянина: Сколько стоят квартиры в предполагаемых домах чиновников
Как стать соседом Путина и Собянина: Сколько стоят квартиры в предполагаемых домах чиновников
Как стать соседом Путина и Собянина: Сколько стоят квартиры в предполагаемых домах чиновников

Как стать соседом Путина и Собянина: Сколько стоят квартиры в предполагаемых домах чиновников

Подпишитесь на рассылку