Views Comments Comments Previous Next Clock Clock Location Location updated star
«9 месяцев я ходила на секс-свидания и осталась жива»
«Я провела бактериальный анализ московских икон»
«Я живу с синдромом Аспергера»
Что я узнала о себе из генетического теста
Личный опыт

Тема

Материалы по теме «Личный опыт»

Под маркой: Люди, которые пишут письма

Под маркой: Люди, которые пишут письма

Под маркой: Люди, которые пишут письма

Под маркой: Люди, которые пишут письма

Кто предпочитает в 2018 году имейлам «Почту России»

Три истории харассмента на работе

Три истории харассмента на работе

Три истории харассмента на работе

Три истории харассмента на работе

«Он закрыл за собой дверь, зажал меня между ним и раковиной и начал дрочить»: Женщины о том, как к ним приставали телеведущий, врач и бар...

Углы инста-фотографа Евгения Иванова

Углы инста-фотографа Евгения Иванова

Как получить внимание мирового бренда, снимая углы в метро и на памятниках

«Родилась новая личность»: Как Ася Мальберштейн решила открыть секс-шоп

«Родилась новая личность»: Как Ася Мальберштейн решила открыть секс-шоп

Петербургский дизайнер, пережившая бизнес-конфликт с партнерами, — о своей новой марке «с эротической ноткой»

«Как я потеряла глаз из-за врачебной ошибки»

«Как я потеряла глаз из-за врачебной ошибки»

The Village рассказывает о неудачном походе к офтальмологу, который может случиться с каждым

Николай Полисский — о том, зачем строить масленичную скульптуру высотой в десятиэтажный дом

Николай Полисский — о том, зачем строить масленичную скульптуру высотой в десятиэтажный дом

В Никола-Ленивце будет гореть 30-метровый готический объект

«Я никогда никого не любил»

«Я никогда никого не любил»

«Я никогда никого не любил»

«Я никогда никого не любил»

История мужчины, который не смог

Клиент, секс-работница и ивент-менеджер — о Насте Рыбке и о том, как устроен эскорт в России

Клиент, секс-работница и ивент-менеджер — о Насте Рыбке и о том, как устроен эскорт в России

«Модели для вашего мероприятия»

Как зарабатывать миллионы на искусстве

Как зарабатывать миллионы на искусстве

Бывший арт-дилер Анастасия Постригай — о том, как устроен антикварный рынок и почему она ушла с него в инстаграм

«Я не пользуюсь смартфоном»

«Я не пользуюсь смартфоном»

«Я не пользуюсь смартфоном»

«Я не пользуюсь смартфоном»

Диджитал-диссидентство как путь к личной свободе

«Я развожу и ем личинок»

«Я развожу и ем личинок»

Петербурженка Надежда Серкова — о своей домашней ферме личинок мучного хрущака и о том, как преодолеть отвращение к насекомым

Румянец национализма: «Я сфотографировалась в платке и стала символом славянской чистоты»

Румянец национализма: «Я сфотографировалась в платке и стала символом славянской чистоты»

История москвички, обнаружившей свое фото в неожиданном контексте

Гик с ДЦП — о сексе, наркотиках и выступлении в ООН

Гик с ДЦП — о сексе, наркотиках и выступлении в ООН

Гик с ДЦП — о сексе, наркотиках и выступлении в ООН

Гик с ДЦП — о сексе, наркотиках и выступлении в ООН

19-летний инвалид первой группы разрушает стереотипы

«Я строил телебашню, которую скоро взорвут»

«Я строил телебашню, которую скоро взорвут»

«Я строил телебашню, которую скоро взорвут»

«Я строил телебашню, которую скоро взорвут»

The Village рассказывает о судьбе недостроенной телебашни в Екатеринбурге

Гром в раю: Как я пережил ракетную тревогу на Гавайях

Гром в раю: Как я пережил ракетную тревогу на Гавайях

Москвич оказался на острове Мауи во время ошибочного оповещения о баллистической атаке

«Я кормлю бездомных на московских вокзалах»

«Я кормлю бездомных на московских вокзалах»

Московские активистки рассказали о нежелании идти в большие благотворительные фонды и о том, почему бездомные удобны государству

Лучшие человеческие истории 2017 года

Лучшие человеческие истории 2017 года

Материалы рубрик «Личный опыт» и «Истории», которыми мы гордимся

«Спортсмены выглядят лучше, чем сыроеды»

«Спортсмены выглядят лучше, чем сыроеды»

Бывшие сыроеды — о том, почему они вернулись к обычному питанию

Как встречают Новый год в плацкарте, самолете и на трассе

Как встречают Новый год в плацкарте, самолете и на трассе

Как встречают Новый год в плацкарте, самолете и на трассе

Как встречают Новый год в плацкарте, самолете и на трассе

Истории людей, отмечающих праздник в необычных условиях

«Я шесть лет не покупаю одежду»

«Я шесть лет не покупаю одежду»

«Я шесть лет не покупаю одежду»

«Я шесть лет не покупаю одежду»

Преподавательница и художница Дарья Апахончич о том, почему одежда — «это досадное недоразумение нашей экологической ветви»

«Я работаю тифлокомментатором»

«Я работаю тифлокомментатором»

Тифлокомментатор Вера Февральских — об отношении к незрячим и «Солярисе» Тарковского

«Я заработал на Facebook»

«Я заработал на Facebook»

Кто в России, помимо фигурантов «Райского досье», покупает акции социальной сети и насколько это выгодно

«Я живу с деструкцией стекловидного тела»

«Я живу с деструкцией стекловидного тела»

Каково видеть мушки всегда и почему мои глаза стареют быстрее, чем я сам

«Я работаю на трех работах»

«Я работаю на трех работах»

Сколько получают люди, которые трудятся в нескольких местах и почти не отдыхают

«У меня свой катер в Петербурге»

«У меня свой катер в Петербурге»

«У меня свой катер в Петербурге»

«У меня свой катер в Петербурге»

Куратор проекта «Порт Севкабель» Алексей Онацко — о настоящем и будущем частных лодок в городе

«Мой босс потребовал от меня скрывать, что я гей»

«Мой босс потребовал от меня скрывать, что я гей»

История Романа Гауза, столкнувшегося с неприкрытой гомофобией в трех рекламных агентствах подряд

Как вернуть Tax Free с покупок в путешествии

Как вернуть Tax Free с покупок в путешествии

Что нужно сделать, чтобы получить часть потраченных денег назад

«Я думала, что лучше других»: Бывшие вегетарианцы — о возвращении к мясу

«Я думала, что лучше других»: Бывшие вегетарианцы — о возвращении к мясу

Почему вегетарианцы отказываются от диеты и своих взглядов

«Я уехал жить в Арктику»

«Я уехал жить в Арктику»

«Я уехал жить в Арктику»

«Я уехал жить в Арктику»

Москвич, переехавший в Арктику, рассказал, почему здесь нельзя пить больше двух литров алкоголя за раз и запрещено гулять без оружия

«Я все планирую заранее»

«Я все планирую заранее»

Люди, которые покупают билеты в отпуск почти за год до него, рассказали, много ли им удается сэкономить

«Как я стал завучем сельской школы»

«Как я стал завучем сельской школы»

Участник программы «Учитель для России» — о трех попытках работы в школе, обидном прозвище и нежелании носить галстук

Alex Terrible: «Я — звезда deathcore, но дома обо мне не знают»

Alex Terrible: «Я — звезда deathcore, но дома обо мне не знают»

Alex Terrible: «Я — звезда deathcore, но дома обо мне не знают»

Alex Terrible: «Я — звезда deathcore, но дома обо мне не знают»

Экстремальный вокалист из уральского поселка — о туре по США, миллионах просмотров на YouTube и искусстве гроулинга

Как я наблюдал за референдумом в Каталонии

Как я наблюдал за референдумом в Каталонии

«Это было массовое выражение гласности, нам о таком уровне только мечтать»

«Мой гендер — это мой крест»

«Мой гендер — это мой крест»

«Мой гендер — это мой крест»

«Мой гендер — это мой крест»

Квир и ЛГБТ-активист — о поисках себя в религии, сектантстве и протесте

«Я провела бактериальный анализ московских икон»

«Я провела бактериальный анализ московских икон»

Студентка «Британки» — о диалоге науки и искусства в России и патогенных микроорганизмах, живущих в церквях

«Я плачу несколько кредитов и живу хорошо»

«Я плачу несколько кредитов и живу хорошо»

Люди, занявшие у банков значительные суммы, — о том, как они умудряются путешествовать и покупать новые гаджеты

Arny Praht: Как создавался популярный бренд сумок из экокожи

Arny Praht: Как создавался популярный бренд сумок из экокожи

Предприниматель из Петербурга Влад Прахт рассказывает об опыте запуска своего дела без рекламы и в разгар кризиса

Опыт проекта «Глубоко внутри»: Как рассказать об особых людях посетителям торговых центров

Опыт проекта «Глубоко внутри»: Как рассказать об особых людях посетителям торговых центров

«Тема не просто табуирована — о ней совсем не знают. До такой степени, что даже немножко страшно»

Как Катя Кириллова организует крупнейшие городские события и воспитывает сына

Как Катя Кириллова организует крупнейшие городские события и воспитывает сына

Управляющий партнер Euroshow Moscow — о предательстве компаньона, новом старте и рождении ребенка

Как редактор The Village стала депутатом

Как редактор The Village стала депутатом

«Видя мужчину в трусах, надо продолжать без стеснения рассказывать, как работает Совет депутатов»

Елена Савчук: «Женщине-шефу всегда приходится что-то доказывать»

Елена Савчук: «Женщине-шефу всегда приходится что-то доказывать»

Шеф-повар ресторана LavkaLavka — о пользе фейсбука, Алексее Зимине и о том, как за три года стать шефом

«На меня оформили кредит мошенники»

«На меня оформили кредит мошенники»

Житель Санкт-Петербурга — о том, как 3,5 тысячи рублей испортили его кредитную историю

«Как я лечила булимию в клинике неврозов»

«Как я лечила булимию в клинике неврозов»

«Как я лечила булимию в клинике неврозов»

«Как я лечила булимию в клинике неврозов»

И не вылечила

Я отремонтировал парадную исторического дома в Петербурге

Я отремонтировал парадную исторического дома в Петербурге

Я отремонтировал парадную исторического дома в Петербурге

Я отремонтировал парадную исторического дома в Петербурге

История петербуржца, который выкупил коммунальную квартиру на Лиговском проспекте, а потом отремонтировал и ее, и парадную

«Я ищу лучшую школу в мире»

«Я ищу лучшую школу в мире»

История Александра Мурашева, который ездит по миру и пишет книгу о самых прогрессивных опытах работы с детьми

«Как я смог накопить значительную сумму»

«Как я смог накопить значительную сумму»

Люди, накопившие на квартиру, машину и новый бизнес, рассказывают, как им это удалось

История балетмейстера, бежавшего от колонии в Грузии

История балетмейстера, бежавшего от колонии в Грузии

История балетмейстера, бежавшего от колонии в Грузии

История балетмейстера, бежавшего от колонии в Грузии

Балетмейстер, бежавший от режима Саакашвили, рассказывает о жизни политического беженца в Екатеринбурге

«Я живу без отходов»

«Я живу без отходов»

«Я живу без отходов»

«Я живу без отходов»

Сушеные очистки, экосумка и компост — активистка Гринписа о том, как производить минимум мусора

Как летать с ребенком?

Как летать с ребенком?

Редакция The Village вместе с экспертами отвечает на актуальные вопросы, которые волнуют современных родителей

Одна на море с детьми: 10 правил пляжного отдыха

Одна на море с детьми: 10 правил пляжного отдыха

Мама двоих детей советует, как наладить быт на курорте — от выбора места до полезных мелочей

«Я скрывала свой пол, чтобы драться с мужчинами на ринге и улицах»

«Я скрывала свой пол, чтобы драться с мужчинами на ринге и улицах»

«Я скрывала свой пол, чтобы драться с мужчинами на ринге и улицах»

«Я скрывала свой пол, чтобы драться с мужчинами на ринге и улицах»

История 22-летней Татьяны Дваждовой, принципиально не согласной на гендерное разделение в спорте

«Грядет массовое увольнение работающих пилотов»: История летчика, у которого отобрали свидетельство

«Грядет массовое увольнение работающих пилотов»: История летчика, у которого отобрали свидетельство

200 часов налета, полтора миллиона рублей и суды

Мой сын перенес лейкоз

Мой сын перенес лейкоз

Мой сын перенес лейкоз

Мой сын перенес лейкоз

Татьяна Демидова — о том, как им с мужем удалось спасти своего ребенка, когда врачи давали всего 2 % на успешный исход

История обманутой дольщицы, которая три года боролась за свой дом

История обманутой дольщицы, которая три года боролась за свой дом

Алла Андреева, лидер обманутых дольщиков в Петербурге — о том, как однокомнатная квартира в новостройке изменила ее судьбу

«Я хожу по Москве босиком»

«Я хожу по Москве босиком»

«Я хожу по Москве босиком»

«Я хожу по Москве босиком»

Представительница московских барефутеров — о неудобной обуви, фут-фетишистах и городских дорогах

Как пострадавший при теракте в метро пытается добиться от города компенсации

Как пострадавший при теракте в метро пытается добиться от города компенсации

«Извините, Михаил, вам ничего не выплатят»: петербургский студент и его невеста — о бюрократическом аде

Хит сезона: Как петербуржцы создали марку одежды, которую отшивают в тюрьмах

Хит сезона: Как петербуржцы создали марку одежды, которую отшивают в тюрьмах

Основатели нового бренда «Преступление и наказание» — о бизнесе, заключенных и Родионе Раскольникове

«Я живу с „женским обрезанием“»

«Я живу с „женским обрезанием“»

«Я живу с „женским обрезанием“»

«Я живу с „женским обрезанием“»

Монолог женщины с Урала, пережившей калечащую операцию в младенчестве

Здесь моря нет: Как школьник с Урала стал популярным серфером

Здесь моря нет: Как школьник с Урала стал популярным серфером

Никита Авдеев о первой волне, тренировках на суше, акулах и рифах

Как фальшивые ветклиники калечат животных

Как фальшивые ветклиники калечат животных

И почему такие лечебницы «открываются» даже в ресторанах